Интервью

Крепкое слово и тренеру приятно

09.12.2003

Цви Шерф родился 18 декабря 1951 года в Тель-Авиве. Тренерскую карьеру в баскетболе начал в «Маккаби» (Герцлия) в сезоне 1978/79 гг. Впоследствии работал в клубах «Бейтар» (Тель-Авив), «Маккаби» (Тель-Авив) , «Маккаби» (Рамат-Ган), «Элицтур» (Нетания), «Маккаби» (Раанана), «Хапоэль» (Иерусалим), «Арис» (Греция), «Хапоэль» (Тель-Авив), «Лимож» (Франция), ПАОК (Греция), «Шленск» (Польша) и «Македоникос» (Греция). Десятикратный чемпион Израиля, шестикратный обладатель «Кубка Израиля». С тель-авивским «Маккаби» Шерф выигрывал Кубок Европы сезона 1992/93 гг., был победителем Кубка европейских чемпионов сезона 1980/81 гг. и дважды выходил в финал «Кубка чемпионов (1986/87 и 1988/89 гг.). В качестве тренера ПАОК Цви Шерф выигрывл серебряные медали на чемпионате Греции в 1997/98 гг. В 1985–1986 и 1987–1997 гг. Шерф занимал пост главного тренера сборной Израиля. С октября 2003-го возглавляет мужскую команду баскетбольного клуба «Динамо» Москва.



— Свою тренерскую карьеру вы начали довольно молодым. В 27 лет вы уже тренировали взрослые команды. Как складывался ваш путь в профессиональном баскетболе?


— Я играл с малых лет. Напротив моего дома в Тель-Авиве была баскетбольная площадка, на которой я пропадал с утра до ночи. А неподалеку находилась тренировочная площадка тель-авивского «Маккаби». Когда мне было десять лет, там организовали детскую команду, в которой оказался и я, влюбился в баскетбол, стал уделять ему все больше и больше времени. В более зрелом возрасте поступил на курсы детских тренеров и начал тренировать детей. А в 21 год, когда заканчивал службу в армии, поступил на годичные тренерские курсы, по окончании которых начал работать в баскетболе профессионально. Иначе говоря, посвятил ему свою жизнь.

— Десять лет назад вы начали работать за пределами Израиля. Однако до сегодняшнего дня все самые значимые ваши победы были одержаны именно с израильскими клубами. Вы не усматриваете в этом некоей закономерности? Не кажется ли вам, что в Израиле вам было бы проще продолжить карьеру?

— Положим, это не совсем так. У меня были большие достижения в Греции — и с «Арисом», и с ПАОКом. А в Израиле… В Израиле есть тель-авивский «Маккаби». Что же касается остальных клубов, то они просто по тем или иным причинам гораздо слабее. И в Израиле тренеру моего уровня, кроме как в тель-авивском «Маккаби», работать просто не имеет смысла.

— Вы — первый тренер-израильтянин, работающий в российском баскетболе. Как вы оказались в московском «Динамо»? Что повлияло на ваше решение?

— Мое имя достаточно известно и в европейских, и в российских баскетбольных кругах. Нынешний президент «Динамо» Евгений Гомельский работал тренером женской сборной Израиля и знает меня лично. Ко мне обратились. Я выслушал, встретился, посмотрел и… согласился.

— Россия — страна особенная, она мало напоминает Израиль, Грецию или Польшу. Как вам здесь, в Москве? За те пару месяцев, что вы работаете здесь, положительные и отрицательные стороны вашего российского быта уже обозначились?

— До сегодняшнего дня большую часть времени я уделял работе. Пока же могу сказать, что главная проблема, с которой я столкнулся здесь, это язык. Со всем остальным я до сих пор трудностей не испытывал. Клуб предоставил мне квартиру, машину с водителем. Всем необходимым для нормальной работы и быта я обеспечен. Что касается развлечений, то их в Москве с избытком. Хотя меня вряд ли можно отнести к числу любителей светских развлечений. Ко всему прочему, я здесь один, без семьи, что, в общем-то, непросто. Жена будет проведывать меня время от времени, поскольку постоянно находится в России не сможет. В Израиле у нее работа, да и дети живут и учатся там. Старшему 27, он — студент университета; младшему — 23. Конечно, вырвать семью из той среды и перевезти сюда практически невозможно, да и нет смысла. Хотя, конечно, мне здесь без них одиноко. А кроме этого, никаких проблем в России у меня нет. Вот выучу русский — и все будет замечательно.

— Будучи теплолюбивым уроженцем Израиля, не опасаетесь надвигающейся русской зимы?

— Она уже наступила…

— Положим, это еще только начало… (Во время нашей беседы температура за окном была минус один градус и шел легкий снег.А.Ф. )

— Да, пожалуй… Мне говорили об этом. Но помещения-то в России все-таки отапливаются. Бегать по морозу километрами я не собираюсь, а пройти несколько метров до машины, думаю, смогу. Тем более, что в прошлом году я жил на севере Греции. Там было минус десять. Ничего, пережил. Конечно, я больше люблю теплое море. Но когда едешь работать в другую страну, надо и относится к этому профессионально. Если угодно, даже жертвовать чем-то.

— Вы уже успели обзавестись в Москве друзьями вне баскетбола?

— У меня есть здесь небольшой круг знакомых. Но со временем, думаю, он расширится. Ко мне постоянно звонят и обращаются люди из местной… или израильской еврейской общины, не знаю, как правильно ее назвать… Тот, кто прожил в Израиле сколько-то лет, наверное, относится к израильской еврейской общине, а тот, кто еще не был в Израиле, очевидно, относится к просто еврейской… Кстати, мои корни тоже российские — отец был выходцем из России.

— За годы работы за границей вы уже свыклись с тоской по родине?

— Каждый предпочитает жить в том месте, где родился, где его дом. Но быть за пределами дома — это часть профессии. Думаю, до лета продержусь. А в июне полечу в отпуск в Израиль.

— С московскими синагогами уже ознакомились?

— Пока нет. Но когда бывал пару раз в Москве с тель-авивским «Маккаби», то встречались с еврейской общественностью и в синагоге были. И хотя я — человек не религиозный, когда придет Йом Кипур или Рош hа-Шана, непременно пойду в здешнюю синагогу… если, конечно, еще буду работать в Москве.

— Как складывались ваши отношения с еврейскими общинами стран, где вы работали?

— В Польше и Франции отношений как таковых практически не было по причине отсутствия самой общины в городах, где я работал. А вот в Греции, в Салониках, община очень хорошо организована, и у меня там сложились замечательные, теплые отношения. Я встречался с раввином общины, ходил на концерты, посещал еврейские рестораны. Еврейские дети в Салониках ходили на матчи моей команды. Надеюсь, что и в Москве общение будет не менее теплым. И, со своей стороны, приглашаю всех евреев Москвы на матчи «Динамо».

— Скажите, Цви, если бы завтра вам позвонили из Федерации израильского баскетбола и предложили снова возглавить сборную страны, что бы вы ответили?

— Одной из причин, по которым я не тренирую сборную уже шесть лет, стало решение федерации о том, что тренер, работающий за рубежом, не может руководить сборной страны. Сегодня, как и в России, этот закон в Израиле изменили. Так что я буду готов принять приглашение, и это не помешает мне продолжить работу в «Динамо», которая пока доставляет мне огромное удовольствие.

Мне действительно нравится здесь, в России. Я знаю, что в Москве много евреев, израильтян, и считаю, что мы — особенный народ. По всему миру мы ежедневно сталкиваемся с проявлениями ненависти в наш адрес, с антисемитизмом. В контексте палестино-израильского конфликта отношение к еврееям в мире лучше не становится. И каждый из нас, кто занимает пост, подобный моему в «Динамо», одерживает, тем самым, большую победу как представитель всего еврейского народа. Если мой покойный отец видит меня с небес, то он, наверняка, гордится мной, тем, что я тренирую российскую команду — бывшую команду НКВД. Я никогда не забываю, кто я такой. Даже если на площадке порой и слышатся ругательства (вещь в спорте обычная), причем, порой достается и моему еврейскрому происхождению (и не только в России, такое и в Европе случалось), меня это нисколько не задевает. Наоборот, только укрепляет силу духа.

В последнем матче баскетбольная команда «Динамо», которую тренирует Цви Шерф, одержала очередную убедительную победу в чемпионате России, разгромив подмосковные «Химки» со счетом 102:84.

Александр Фишман