Интервью

«В театр привела мама»

18.09.2009

В канун праздника Рош а-Шана актер театра и кино Даниил Спиваковский побеседовал с корреспондентом Jewish.ru и поздравил наших читателей с праздником.


Этого актера любят приглашать на отрицательные роли: в исполнении Даниила Спиваковского образы злодеев приобретают тонкий психологизм и раскрываются с неожиданной стороны. В канун еврейского нового года Даниил рассказал о самых интересных работах за прошедший год, вспомнил историю своей семьи и начало творческой биографии.

 

— Приближается Рош а-Шана — еврейский новый год. В вашей семье отмечали этот праздник?

— Вы знаете, нет. Мой дед, Семен Давидович Спиваковский, был евреем, а бабушка — русская. Дедушка был светским человеком (возможно, из-за своей технической профессии: он был летчиком), и наша семья была, в общем-то, нерелигиозной. Во время войны дед даже вступил в партию и стал коммунистом, хотя всегда относился к этому с долей иронии. Так что меня воспитывали вне национальных традиций. Дедушкино еврейство почему-то никак не проявлялось. Он был пятым ребенком в еврейской семье — и помимо того, что поддерживал связь со своими родственниками, никак не соблюдал традиции.

— У евреев считается, что в канун Рош а-Шана Б-г оценивает поступки и действия людей. Как бы вы оценили уходящий 5769 год, что он принес в вашу жизнь?

— Год был, конечно, очень плодотворный, у меня было множество интересных кино- и телевизионных работ. Сейчас выходит на экраны полнометражная детская картина с моим участием, которая называется «Новогодние приключения в июле». Это белорусский проект. Я снялся и еще в одной детской картине — «Дети синего фламинго» по повести Владислава Крапивина. Фильм уже озвучен, сейчас идет работа над спецэффектами. Я очень рад, что детский кинематограф возрождается. В обеих картинах я исполнял главные отрицательные роли. Как шутит моя жена, нашей дочке, когда подрастет, нечего будет показывать. Кроме того, в этом году вышел на экраны сериал под названием «Легенда об Ольге» — история жизни русской разведчицы Ольги Чеховой, где я снялся в роли Адольфа Гитлера. Еще за плечами картина «Мой муж гений», в которой я исполнил роль Льва Ландау. Должен сказать, что за участие в этом фильме я номинирован на премию «Тэффи» за лучшую мужскую роль. Церемония награждения состоится в Петербурге 26 сентября, так что следите — получу я ее или нет. Я номинировался, по-моему, на все премии, какие только существуют, но в итоге не получил ни одной награды. Но быть одним из трех финалистов тоже почетно и приятно.

Выходила работа «Застава Жилина» — там мне довелось примерить военную форму — мне нечасто выпадала такая возможность в кино. Скоро на экраны выйдет сериал «Офицеры-2», в котором я сыграл международного террориста, а также четырехсерийная картина «Защита», где я снялся в роли сотрудника НКВД, отправляющего в места лишения сводобы честных и порядочных людей (действие происходит в 1947 году). Я пытался если не оправдать своего героя, то, по крайней мере, найти какие-то причины, мотивы его поступков — чтобы зритель понял, что они не случайны.

Вот такой внушительный список ролей, в основном отрицательных. Сейчас в Москве закончились съемки проекта «Аптекрь» по роману известного советского писателя Владимира Орлова, там я играю положительного героя. В финале он умирает — но умирает за правду, за свои чувства.

— Даниил, а исполняя роль Гитлера, вы не пытались его оправдать?

— Нет, этого персонажа я не оправдывал никак. Наверное, я ко все ролям отношусь как некий адвокат, но роль Гитлера исключение. Конечно, Адольф Гитлер — это зло, и не только XX века, но и вообще в истории человечества. Но это была серьезная драматическая роль, и зрители, посмотревшие картину, сказали, что образ Гитера раскрыт совершенно по-новому. Его не жалко ни в коей мере. Я не делаю из Гитлера какой-то трагической фигуры, нет! Он настоящий злодей. Но мне было интересно исследовать фигуру Гитлера. Вне всяких сомнений, это была одаренная личность. Как он «ввинчивался» в каждого человека, в толпу, как манипулировал массами! Более десятилетия почти вся Европа ходила под его знаменами — это был настоящий гипноз. Гитлер, определенно, обладал неким даром, но направил его во зло. В фильме есть сцена: уже в конце войны Гитлер совершенно растерян, всеми брошен... Этим я никак его не реабилитирую — просто показываю и такую его ипостась.

Интересно, что в то же самое время в другой картине я играл заключенного концентрационного лагеря, скрипача. Так и чередовал: ездил из Питера (от Гитлера) в «концентрационный лагерь» в Подмосковье. Замечательно, что это присутствует в актерской профессии.

— Помните ли вы свое первое посещение театра? Наверное, вас привела туда мама?

— Да, в детстве мама привела меня в «Современник» на спектакль «Белоснежка и семь гномов». У нас были билеты куда-то на галерку, но мама увидела два пустых места в первом ряду, схватила меня за руку и повела туда. Спектакль начинался так: ведущий спускался в зрительный зал и раздавал нескольким детям шоколадные конфеты. Мне тоже досталась конфета, и я просидел с ней весь спектакль. Естественно, от жара детской ладошки шоколад растаял, и конфета вся растеклась по руке. Может быть, это был какой-то первый знак — а та шоколадная конфета потом растеклась по моим венам...

— А почему вы сразу ее не съели?

— Ну как же! Это был подарок актера, персонажа спектакля — таинство... Это был шоколад не ради шоколада.

Надо сказать, моя мама очень часто водила меня в детстве в театры, в том числе и во взрослые — когда я стал немного постарше. Потом я занимался в детской самодеятельной студии во дворце пионеров. А когда поступил в университет на психологический факультет (актерское образование я получил уже впоследствии), посещал студенческий театр МГУ.

В 1990 году, сдав сессию, я с компанией друзей из студенческого театра отправился поступать в театральный вуз. Думаю, если бы тогда меня не взяли в ГИТИС, сейчас не было бы артиста Спиваковского — я бы остался психологом. Но так распорядилась судьба... Я попал на курс к Андрею Александровичу Гончарову и благодарен судьбе за то, что учился у этого человека. Все мои удачи в профессии — его несомненная заслуга.

Конечно, это было не случайное поступление: меня вело что-то изнутри. Люди, с которыми я общался в самодеятельном театре (а там работали и профессиональные актеры), говорили, что у меня есть данные и мне стоит заняться этим делом профессионально.

Всю жизнь я работаю в Театре имени Маяковского. Свой первый спектакль там я сыграл в 1992 году, еще будучи студентом. Так что я играю в этом театре уже 17 лет.

— Что бы вы пожелали читателям Jewish.ru перед наступающим 5770 годом?

— Желаю счастья и здоровья всем читателям и их семьям. Моя семья — жена Светлана и дочка Даша (которой, правда, всего год и пять месяцев) — тоже передают им привет. Дочку я непременно буду водить в театр, как только она начнет понимать действие и не будет уставать.

Хочу посоветовать всем: ходите в театр сами и водите туда детей! Сейчас развивается кинематограф и другие виды искусства, но театр будет сущестовать всегда — потому что живую эмоцию, которая рождается перед зрителями здесь и сейчас, ничто не заменит.

 

Яна Савельева

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...