Интервью

Непостижимая бесконечность профессора Вольфсона

24.05.2013

Профессор иудаики Нью-Йоркского университета Эллиотт Вольфсон более четверти века посвятил изучению еврейской мистики. В России после 18-летнего перерыва он оказался во второй раз и был приятно удивлен, увидев на своих лекциях слушателей, знакомых с талмудическими текстами. Рассуждая о логических ошибках в понимании каббалы и о законах мироздания, философ Вольфсон говорит загадками, над которыми хочется размышлять. 


— Профессор, какова цель вашего визита в Россию?

— Моя единственная цель — это участие в проекте «Эшколот», куда я был приглашен выступить с циклом лекций.

— Как вы оцениваете еврейскую жизнь в современной России?

— В прошлый раз я был здесь в 1995 году, и, конечно, мое восприятие нынешней России очень ограничено: вне лекций я не так много видел. Но, по моим впечатлениям, еврейская жизнь стала более богатой и разнообразной. Тогда, в 95-м, все только начиналось, и было ощущение, что это первые годы возрождения еврейской жизни. С тех пор произошло много интересного. У меня возникло ощущение, что очень многие неевреи интересуются еврейской культурой. Я не знаю, только ли евреи приходили на мои лекции, но точно могу сказать, что получаю качественные вопросы, люди задают их со знанием дела, разбираются в предмете. Моя публика здесь — очень подготовленная, и это приятно.

— Можно ли сравнить академическое изучение иудаики в России и в США?

— Я думаю, было бы некорректно с моей стороны делать какие-то серьезные выводы на основании такого малого опыта преподавания здесь. Могу только вспомнить свои впечатления из 1995 года, когда я приезжал в Москву читать лекции в рамках совместной программы Еврейской теологической семинарии и РГГУ. Мой курс был на английском языке, и от студентов требовалось обязательное знание английского и на каком-то уровне иврита. У меня остались довольно тяжелые воспоминания от того опыта, потому что студенты настолько плохо знали языки, что мне было сложно преподавать. И сейчас я не могу делать сравнений, потому что в Америке я преподаю 26 лет, а в России — совсем чуть-чуть.

— Вы выступили в Москве с двумя лекциями: «Сила воображения в еврейской мистике» и «Эротизм и эзотеризм и в каббале». Почему вы выбрали именно эти темы?

— Тему снов я взял потому, что недавно закончил большое исследование и опубликовал книгу «A Dream Interpreted within a Dream». В ней я исследую средневековые философские каббалистические и более поздние хасидские источники, традиционные раввинистические тексты. При этом применение междисциплинарного подхода (я обращаюсь к психоанализу, неврологии, феноменологии и к другим наукам, которые изучают сон) вносит в предмет новизну. Вообще, как мне кажется, сны всегда интересуют людей, тема, связанная с ними, обречена на популярность. Семинар на тему эротизма и эзотеризма я выбрал потому, что для широкой публики эта проблематика служит введением в мир каббалы и еврейской мистики. С моей точки зрения, взаимоотношения мужского и женского начал — важный структурный элемент каббалистических построений, через его осознание можно открывать слушателям мир еврейской мистики.

— Раз мы заговорили о каббале, интересно ваше мнение: наука это или религия? На этот счет существуют две полярные точки зрения...

— Каббала — это не отдельная религиозная традиция, это, так сказать, мистическое измерение иудаизма. Несмотря на то, что в эпоху Ренессанса были христианские каббалисты (это отдельный сюжет), в целом каббала есть часть религиозной жизни иудеев. Если под наукой вы имеете ввиду академическое изучение, то действительно существует обширная область научных знаний, отдельная дисциплина по изучению каббалы, начало которой было положено в 19 веке германской научной школой Wissenschaft des Judentums (Наука о еврействе). Основателем научного изучения каббалы был Гершом Шолем, благодаря ему она стала такой важной областью в иудаике и в еврейской культуре. За 26 лет я подготовил несколько десятков докторантов, сферой научных интересов которых является каббала.

— Как вы относитесь к тому, что сейчас многие начинают изучать каббалу, не имея базовых знаний Торы?

— Я не люблю судить людей, каждый занимается тем, чем ему хочется, но в самом деле существует определенная проблема, связанная с методологией. Невозможно разобраться в каббалистических текстах без глубокого знания Танаха, талмудической литературы, раввинистических текстов, средневековой философии. Без всего этого в каббале просто ничего не поймешь. Вопрос в том, что люди имеют в виду, занимаясь изучением каббалы. В последнее время каббалу принято причислять к религиям постмодернистского толка, таким как астрология, оккультные практики. Возможно, это происходит из-за некого содержащегося в ней элемента мистицизма.

Я не хочу давать оценок этому явлению, но, с методологической точки зрения, здесь мы сталкиваемся с явной подменой. Философ Альфред Норт Уайтхед говорил, что одна из самых распространенных логических ошибок — это неправильно понятая конкретность, то есть подмена целого частью. Действительно, в каббале есть и астрология, и магия — но это далеко не вся каббала, а только ее часть. А когда из этого делается целое, когда берется одна часть и вырывается из общего контекста, это приводит к логической ошибке. Поэтому изучать каббалу изолированно от других основополагающих еврейских источников — не вполне корректно.

— В чем секрет массового увлечения каббалой — Мадонна, голливудские звезды?

— Я не думаю, что это какой-то серьезный или хотя бы относительно стойкий интерес. Это просто преходящая мода: сегодня все занимаются йогой, потом перекидываются на каббалу, затем эти же люди переключаются на буддизм. Это все мода. В Соединенных Штатах увлечение каббалой угасает, сходит на нет, скоро на его место придет что-то другое. Секрет притягательности всего вышеперечисленного в том, что это экзотика, необычные учения, а люди всегда к такому тянутся. В Израиле все обстоит несколько иначе: каббала (особенно выходцами из восточных общин) воспринимается как некое практическое учение, как магия. И для них притягательность каббалы состоит, прежде всего, в ее практической пользе — она может магическим способом решать практические задачи, помогать в жизни.

— Следующий вопрос начну с шутки. Готовясь к нашему интервью, я забила в
Google сочетание «каббала — это...» и получила наиболее популярный ответ по теме: секта. Что заставляет людей называть каббалу сектой? Недостаток религиозного образования?

— Не знаю, почему люди могут воспринимать каббалу как секту, я с этим не сталкивался. Думаю, что так интерпретируется деятельность Всемирного центра каббалы, который имеет представительства во всех странах и ведет деятельность, которую и сама эта организация относит не к религии, а к некоторым духовным практикам, отделенным от иудаизма как религии. Им удается привлекать таких знаменитостей, как Мадонна, так как здесь не требуется глубокого погружения в иудаизм или, скажем, прохождения гиюра. Многие критикуют такой подход и видят в деятельности центра сектантскую направленность.

— Профессор, с точки зрения каббалы, все проблемы нашего мира кроются в его несоответствии законам мироздания. Какие, по-вашему, законы мироздания мы сегодня нарушаем?

— В каббале есть светлое, позитивное учение о едином бесконечном, Эйн Соф, которое превыше всего. И эта бесконечность, которая полностью непознаваема, непостижима и трансцендентна, несет идею, что все сходится где-то в великой бесконечности. И эта идея, которая может принести некоторое единение, исцелить и исправить мир, разрываемый разными религиозными конфликтами, является, как мне кажется, самой важной. Парадокс мистики состоит в том, что она представляет собой путь, цель которого может быть достигнута только по другую сторону. Выбравший этот путь уже не может отступиться, он должен следовать ему в реальности, чтобы обнаружить что-то за пределами мистики.


Кристина Быковская