Интервью

«Я не делю евреев»

11.08.2016

Начинал свой путь он в заводском цеху и до сих пор идет по нему, как и положено еврею – с юмором, упорством и надеждой. И многого добился – стал крупным бизнесменом, общественным деятелем и меценатом. В интервью Jewish.ru президент Федеральной еврейской национально-культурной автономии (ФЕНКА) Владимир Штернфельд вспомнил, как пережил войну и дело врачей, рассказал о еврейском героизме и объяснил, почему никогда не уедет из России, а «Крым все-таки наш».

О еврействе
Жена у меня русская была, царствие ей небесное – недавно скончалась. И когда мы поженились, она сказала: «Возьми мою фамилию». Я ответил: «Наташенька, я родился Штернфельдом, я был еврей, есть еврей и буду всю жизнь евреем со своей фамилией. И по-другому не дано.

О войне
До сих пор ведь говорят, что «евреи воевали за Ташкент», или «на ташкентском фронте». Но факты этому противоречат. В Советской армии было 501 тыс. евреев, погибло из них – 25%. Хотя в среднем в Советской армии было 16% погибших. Если считать на 100 тыс., то евреи – Герои Советского Союза занимают второе место после русских. Русских – 8,46 на 100 тыс., евреев – 7,67. Потом идут украинцы. А четверо евреев повторили подвиг Матросова – закрыли грудью амбразуру. И один из них сделал это на год раньше, чем Матросов. Он получил орден Отечественной войны I степени. Понятно, что посмертно. Но один из них закрыл грудью амбразуру, получил 18 пуль и остался жив! Для этого надо было быть евреем!
А про Ташкент… Великую благодарность надо испытывать к тем, кто выпускал всё, что необходимо для фронта, для победы. С ломами и лопатами воевать нельзя, с каким бы героизмом ты ни шёл вперёд. Надо снять шляпу перед теми людьми, которые сумели в годы войны основать в новых местах Союза производства – делать пушки, танки, снаряды. И кто они были в основном? Инженеры, конструкторы – евреи. Поэтому в процентном отношении где-то на производствах тыла евреев могло быть больше, чем представителей других народов. Но за это не критиковать надо, а благодарить. А чтобы юдофобы окончательно заткнулись – надо сказать, что вооружение, созданное для борьбы с фашизмом, творилось в том числе и еврейскими конструкторами. Без их труда мы не смогли бы воевать. Нечем бы просто было!

О доброте русского народа
1944 год, гонят пленных немцев по Москве. Мне 8 лет, мы живём в коммунальной квартире… А зохен вэй, какая она коммунальная! Эту квартиру купил мой прадед, будучи купцом II гильдии, им, как и купцам I гильдии, разрешалось жить в Москве, несмотря на черту оседлости. И дед не мог купить абы где. Это был угол Малой Бронной и Ермолаевского. В этой квартире жили мой дед со своим братом. Соседками у нас были графини Меньшиковы, а под нами жил князь Оболенский со своей семьей – тот самый, который «налейте вина». Потом пришла новая власть, и в нашу квартиру подселили еще и других. Там жили русские, украинцы, армяне. Приходит соседка снизу и говорит моей бабушке: «Эсфирь, пленных немцев гонят». Что делает Эсфирь, у которой столько родственников погибло на фронте? Которая знает, как немцы относятся к евреям? Она берёт кусок хлеба из пайка, отрезает и говорит мне: «На, Вова. Иди отдай». Стоит рядом русская и говорит: «Эсфирь, а почему только ты?» И отрезает от своего пайка кусок и дает мне. Стоит армянка – и тоже отрезает кусок хлеба и дает. Выхожу на улицу, там стоят красноармейцы – не часто, через 20–25 метров. Я подхожу и говорю: «Дяденька, вот хлеб немцам принёс». Он мне отвечает: «Иди в центр, потому что этим кто-то всё время дает, а те, что в центре – голодные». И ведь война еще шла… Спрашиваю у красноармейца: «А как я назад приду?» Он отвечает: «Ну ты же свой!» И я с такой радостью пришел домой и говорю: «Бабушка! Я свой у красноармейцев». Вот это доброта российского народа. О ней никто не говорит, не вспоминает, забыта она, но она живёт!

О немцах
Наш дом во время войны уцелел, а соседний немцы разбомбили. И уже в 1946 году пленные немцы начали его восстанавливать. А игрушек-то тогда у детей не было. Поэтому брали кусок хлеба, шли к немцам, отдавали, а они тебе взамен делали из дерева автомат. А девочкам, соответственно, куколку какую-нибудь. И один немец – видно, с голодухи – побежал. Это на Патриарших прудах было. И охранники за ним побежали, а тот не остановился, и они его расстреляли. Слушайте, бабы чуть не разорвали этих двух охранников. «Скоты, что ж вы делаете! Человек же безоружен». А ведь только-только война кончилась. Сколько людей без рук, без ног было, на тележках ездило. И бабы всё равно этих охранников чуть на части не разорвали.

О деле врачей
Шёл 1952 год. Бабушка моя дружила с дворниками, а дворники тогда в Москве были сплошь татары. Она любила абиселе тринкен, и она с этим татарином дружила, с чекушкой приходила, ну и они там выпивали. И рассказывает ей как-то татарин, что приходил к нему милиционер, узнавал, кто еврей, говорил, что евреев скоро «выселять будем». И этот татарин моей бабушке предложил: «Эсфирь, давайте Вовку к нам запишем, скажем, что он татарин, запишем в другую школу. Зачем ломать парню жизнь?» Она отвечает: «Это у него надо спрашивать». Я, конечно, отказался. Я без семьи не хочу. Но я это к тому, что люди добрые были.

О вере
Я по своей сути человек демократический. И если человек поверил в Б-га, то Он у всех один: и у иудеев, и у мусульман, и у христиан. Лишь бы, поверив в Бога, он сеял добро, а не наоборот. Но я сам не верю в Б-га – потому что мама моя была убежденной коммунисткой и с детства мне атеистические взгляды в голову вбивала. А менять свои взгляды на старости лет я не собираюсь, хотя, может, это и не правильно.

О религии
Два главных раввина – это неправильно, но на то мы, видно, и евреи. Как говорили раньше, два еврея – три синагоги. А теперь: два еврея – три партии.

О Крыме
«Пятой колонной» в России евреев больше не назовут. Но многие евреи вызывают у меня чувство горечи и разочарования. Такие как Шендерович, Макаревич и другие. Ну что они лезут, чем они не довольны? Тот же Крым – мол, его вернуть нужно. Почему вернуть? Кому вернуть? Это исконно российская территория со времен Екатерины II и Потёмкина. Господин Хрущев провозгласил борьбу с культом личности Сталина, но сколько расстрелял на Украине он сам, сколько подписал расстрельных приговоров… Сталин столько не подписывал – головой кивал, но лично не подписывал. И Хрущев отдал Крым, чтобы загладить вину за репрессии на Украине.
Я сам был в Крыму накануне того, как он перешел в Россию. Я беседовал с евреями, которые там живут, спрашивал, как они относятся к идее вхождения Крыма в состав России. И все, кроме раввина, который убежал, сказали мне, что относятся к этой идее положительно и с радостью войдут в состав России В дальнейшем я часто бывал в Крыму, помогал создавать Крымскую еврейскую национально-культурную автономию. Я общался там с людьми многих национальностей. Все они, несмотря на некоторые трудности, довольны своим положением и с оптимизмом смотрят в будущее.

О евреях и России
Я очень благодарен, что сейчас мы живем в ситуации, когда евреи стали такой же равноправной нацией в России, как и любая другая. И все евреи должны работать на нормальную жизнь в России.

О санкциях
Евреи должны работать на отмену санкций против России. В США же почти 20% членов Конгресса – евреи. Надо с ними работать. И мы начали такую работу по отмене санкций в Крыму. К сожалению, не все нас поддержали, но я верю в народную дипломатию, которая должна привести к миру и согласию.

О Европе
У меня есть один друг, он купил в Париже квартиру. Думал, будет неделю в Москве, неделю в Париже жить. Встречаю его недавно, спрашиваю: «Ну как?» Он говорит: «Там нельзя жить, там прямо напротив моего дома висит плакат “Евреи, вон из Франции”». Я удивляюсь: «Да не может быть такого». А он отвечает: «Зачем мне тебе врать».

Об Украине
Мы помогали евреям, оказавшимся в ДНР и ЛНР. Помогали отправлять в еврейские общины там гуманитарный конвой. Помогали тем, кто убежал с Украины. В том числе, кстати, и предпринимателям. Я вот что вам скажу: в результате из Украины все евреи уедут, все убегут. Вспомните, какой многовековой антисемитизм там был всегда, и сейчас, кто бы что ни говорил, на Украине идет рост антисемитских и фашистских настроений.

Об Израиле
Во время войны на Украине, в это критическое для людей время, МИД Израиля объявил забастовку. И евреи, пострадавшие от беспорядков, не могли уехать в Израиль, так как посольство этой страны не работало. Отчаявшимся убежать от военных действий людям так называемые дипломаты говорили: «Позвоните в Израиль, скажите, чтобы нам подняли зарплаты, тогда мы откроемся и вас примем». На мой взгляд, это верх цинизма.
Я всей душой желаю Израилю мирного неба и процветания, а всем проживающим на этой Святой земле – счастья и благополучия. Но есть некоторые недостатки, которые меня беспокоят. Мне кажется, в современном мире не может быть мононационального государства, страны для одной нации. И если Израиль, судя по его политике, таков, то у него, к сожалению, нет будущего. Я говорю об этих недостатках, потому что хочу, чтобы Израиль был истинно демократическим государством, а население гордилось бы политическим строем своей страны.

О новой волне эмиграции
В консульском отделе на ПМЖ всегда полный зал. Причем люди обеспеченные, образованные. Раньше там посередине стол стоял и стулья. Люди анкеты заполняли. А теперь, говорят, стол убрали и всё вплотную стульями заставили – как в самолёте уже. Но как они едут? Живут они, что ли, там? Нет. Приезжают, обзаводятся документами и возвращаются обратно, в Россию – работать, воздухом этим дышать. А Израиль для них – запасной аэродром, на будущее.

О Родине
Каждый должен жить там, где ему комфортно. Мне комфортно в России, я живу в России. У меня есть возможность уехать жить в Израиль, в Америку меня приглашали еще в 70-х годах прошлого века. Но я здесь родился, здесь могилы моей мамы, моего отца, моей бабушки, моего деда – Георгиевского кавалера. Здесь и я должен умереть. Это Родина моя, я за нее готов драться.

Про отношение к людям
Знаете, что писал Карнеги о том, как правильно уволить человека? Человека надо пригласить в кабинет, предложить ему чашечку кофе, сдобрив его порцией коньячку, потом ещё дать закусить. Покушают, руководитель объяснит ситуацию: как только будет возможность, его возьмут обратно, но вот сейчас финансово тяжело. «Но ты же профессионал, как только – так сразу». Что по существу произошло? Человека уволили. На улицу выставили. Но вопрос не в том, что сделали, а в том, как это сделали. И так во всём. К людям надо хорошо относиться.

О работе
Я тут, в Перово, 30 лет уже обитаю. У меня много заводов было, но обосновался как-то здесь. Перово ведь настоящий промышленный район, почти 40 заводов. Уже почти десять лет я являюсь председателем совета директоров промпредприятий Перово. Также много лет я помогаю многодетным матерям района Перово. С моей подачи был зарегистрирован «Семейный клуб Перово». Я помогаю семьям не только материально, часто приходится решать самые разнообразные детские проблемы.

О ФЕНКА
К нам (в ФЕНКА. – Прим. ред.) нескончаемым потоком идут люди. За советом, за поддержкой, с просьбой о помощи. И не только сюда, в московское отделение, но и в наши региональные организации – а их более 50. Всё, что в наших силах, в моих личных силах – мы делаем. Вот вчера приходила женщина – у нее сына задержали по ложному обвинению в нападении. Не за того приняли. Сидели с ней, с юристом, обсуждали, что можно сделать. Я это дело так не оставлю! Буду писать Чайке (генпрокурор РФ. – Прим. ред.), если потребуется – к президенту пойду!

О евреях
Я не делю евреев на религиозных и нерелигиозных. Мы одна нация, которая должна решать совместно все вопросы. Мы (ФЕНКА. – Прим. ред.) представляем евреев вне зависимости от веры или происхождения. У нас в уставе записано, что членом организации может быть тот, кто считает себя евреем. Даже если он татарин или армянин.

О благотворительности
В России не насчитывают и 500 тыс. евреев, а в российском списке Forbes 20% – евреи. Состоятельные евреи должны вливаться в благотворительные инициативы, стремиться помочь всем, причем вне зависимости от национальности.

О сотрудничестве
Мы открыты для всех – в этом наше главное отличие от остальных еврейских организаций. Мы подписали договор о сотрудничестве с ФЕОР, готовы работать и по некоторым проектам уже работаем вместе и с КЕРООР, и со СТМЭГИ. Мы не просто открыты для всех, но и приглашаем всех консолидировать усилия. Объединить параллельную работу по многим программам, объединить региональные молодёжные клубы. И я буду и дальше помогать, вне зависимости от того, поддержат меня другие организации или нет, – в этом я вижу свою цель, свою миссию. Буду помогать, пока живу.