Интервью

Сабине Стерк

«Евреи стараются не высовываться»

04.09.2018

В эксклюзивном интервью Jewish.ru известная еврейская активистка Сабине Стерк рассказала, каково жить в Сирии и бороться с голландской полицией, а также объяснила, почему преследует антисемитов и всеми силами поддерживает Израиль.

Голландия – это тихая гавань?
– Тихая гавань? Смотря с чем сравнивать.

И с чем вы сравниваете?
– Одно время мы жили в Сирии. Мой отец работал там в миссии ООН. Мы находились в Дамаске – в закрытой резиденции и под круглосуточной охраной. Я была тогда подростком и помню это тягостное ощущение – ни выйти на улицу, ни поиграть нормально, ни одеться как я привыкла в Голландии.

Однажды мы ехали с матерью на машине по сельской местности и заметили завядшие растения и чахлые деревца, хотя рядом была проложена ирригационная канавка. Около канавки на корточках сидели двое сирийцев и играли в триктрак. Мы спросили их, чем они так заняты. Они ответили, что следят за ирригацией. Мать рассмеялась и сказала им, что надо заниматься лучше – деревья почти засохли. А они лишь буркнули: «На всё воля Аллаха». И продолжили играть в триктрак. Мы были поражены таким менталитетом и отношением.

Что вы испытали, переехав в Израиль?
– Я помню, как мы плыли на корабле – из сирийского порта в Хайфу. И когда подплывали, мной овладело необъяснимое чувство: мне вдруг стало ясно, что это совсем иной мир и теперь всё будет по-другому. И правда: я увидела цветущую и ухоженную страну с множеством садов и прекрасной архитектурой. И люди были совершенно иные. По сравнению с Сирией это была другая планета. Мы остались в Израиле на несколько лет, и это было счастливое время. Я удивлялась, как израильтяне, окруженные со всех сторон врагами, умудряются быть такими оптимистами и радоваться каждой минуте.

Почему после возвращения в Голландию вы создали организацию в поддержку Израиля?
– Я не религиозная, я не правая и не левая, я просто выступаю в поддержку Израиля, потому что не могу больше терпеть лживую информацию, которую распространяют противники еврейского государства о нем. Они без зазрения совести громоздят ложь на ложь. И хуже всего то, что им верят! Израиль проигрывает пропагандистскую войну, и причем давно. Его оппоненты в ней куда больше преуспели. Меня это тревожит, и я стараюсь бороться с этим, рассказывать людям то, что не покажут голландские телеканалы.

Что стало катализатором для вас?
– Теракт в синагоге «Кейлат Бней Тора» в районе Хар-Ноф в Иерусалиме в ноябре 2014 года. Я открыла голландские СМИ и обнаружила, что нет ни слова об этом теракте и погибших раввинах, но зато есть сообщение, что израильтяне снова разрушили дом палестинцев. И я осознала, насколько предвзято относятся голландские СМИ. Тогда я взяла из интернета израильский флаг, опубликовала его на своей странице в Facebook и создала группу в защиту Израиля, в которую вошло порядка 10 тысяч человек.

Вы проводите акции только в интернете?
– Нет, первое мероприятие прошло 1 марта 2015 года в Амстердаме на площади Damplein и стало, по сути, контракцией против «Движения за бойкот Израиля и израильских товаров» (BDS). Центральная фигура этого движения в Голландии – закоренелый антисемит Симон Врауэ. Я неоднократно обращалась в мэрию Амстердама, указывая на то, что Врауэ вместе со своими сторонниками пропагандирует ненависть к Израилю. На что тогдашний мэр мне ответил, что это свобода слова. Я парировала: «Это свобода ненависти». Потому что Врауэ и его адепты наслаждаются неприкосновенностью, а к нам, поддерживающим Израиль, относятся с подозрением и всячески зажимают.

Как вы с этим боретесь?
– Чтобы досадить Врауэ, мы как-то организовали флэш-моб «Накорми голодного голубя!». Мы приходили к его дому и кормили птиц. Нам удалось это сделать только пять раз, а потом на нас «наехала» якобы непредвзятая голландская полиция. Нам заявили в полиции, что больше этого не потерпят. На нас завели дело, признали нас виновными на основе явно лживых показаний сторонников Врауэ и вынесли решение, запрещающее нам приближаться к местам их собраний ближе чем на 25 метров.

Сталкивались ли вы с угрозами?
– Каждый раз, собирая демонстрацию в поддержку Израиля, мы сталкиваемся с огромным количеством ненависти и агрессии в наш адрес. Однажды молодая марокканка, только завидев нас, стала звонить по мобильному телефону членам семьи с просьбой «немедленно подъехать сюда и не забыть захватить огнестрел, поскольку тут евреи и их поклонники». В Брюсселе и Париже ещё более страшные вещи происходят, но нам и этого хватает.

Что вы стали делать в ситуации с той марокканкой?
– Мы немедленно сообщили об этом в полицию, и надо отдать им должное – в тот раз они быстро среагировали. Видимо, потому что полиции хорошо известна эта марокканская семейка, члены которой действительно владеют оружием.

Как с вами обращаются полицейские во время акций?
– Полиция и сегодня не на высоте, особенно в Амстердаме. Но в Утрехте, на сравнительно недавней акции, приуроченной к 70-летию образования Израиля, к моему удивлению, местная полиция была так лояльна, что я даже опешила. Я привыкла бороться с амстердамскими полицейскими, а тут меня спросили: «Что мы еще можем для вас сделать?»

В чём польза от ваших акций?
– Знаете, на одной из акций ко мне подошел молодой иранец и заявил, что Израиль убивает палестинских детей. Мы проговорили с ним целый час и многое смогли ему рассказать. Уходя, он сказал: «Я жил с идеями, что Израиль – враг, но теперь я уже так не думаю». А на другой акции к нам подошла пожилая пара из Египта и высказала свое возмущение поступком их земляка, отказавшегося пожать руку на турнире израильскому дзюдоисту Ору Сассуну. В этом и состоит немалая польза.

Какое отношение к Израилю в Нидерландах в целом?
– Сегодняшние Нидерланды – в целом весьма антиизраильская страна. Политики во власти вынуждены обхаживать мусульманский электорат. Даже мой сын долгое время был антиизраильски настроен – такова сила пропаганды. Но я предложила ему съездить со мной в Израиль и увидеть всё собственными глазами. И когда он увидел кафе в Тель-Авиве и Иерусалиме, в которых вместе сидят арабы и евреи, и кибуцы, в которых они вместе возделывают землю, он понял, что никакого апартеида по отношению к арабам в Израиле нет, что бы ни утверждали европейские СМИ. Теперь он занимает произраильскую позицию, но это стоило ему многих друзей.

Безопасно ли чувствуют себя евреи в Голландии?
– Постоянные нападения на еврейский ресторан в Амстердаме и другие места в районе относительно массового проживания евреев в городе не дают чувствовать себя в безопасности. Хотя пока это всего лишь акты хулиганства – то окно разобьют, то в него плюнут, но приятного мало.

В Нидерландах после Холокоста осталось не так уж много евреев, и они стараются не высовываться. Предпочитают не мозолить никому глаза, словно им сказали: «Сидите тихо и на том скажите нам спасибо». Есть, конечно, Анна Франк как вечный символ жертв нацизма, но современных евреев больше не видно.

Максим Черников

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...