Интервью

Антон Птушкин

«Нужно хайповать»

23.11.2018

В первом интервью после ухода из программы «Орел и решка» журналист и блогер Антон Птушкин рассказал Jewish.ru, над чем ведущие смеются после съемок, что вызывает негатив в США и Европе и почему YouTube лучше любых СМИ.

В рамках программы «Орел и решка» вы побывали в огромном количестве стран. Что вас поразило, о чем вспоминаете?
– Это слишком открытый вопрос, за полтора года моей работы произошло слишком многое. У нас был такой каскад событий, что в середине съемок нового города я не помнил – вот правда – половины того, что было в предыдущем. Я бы мог сейчас вспомнить что-то, что уже говорил в каких-то ранних интервью, но это как-то банально будет. У меня сейчас воспоминания о «Перезагрузке» сжались до уровня каких-то теплейших флешбэков о команде, которую я безумно люблю. Какие-то перелетные дни с Настей (Анастасия Ивлеева, вторая ведущая программы. – Прим. ред.), Синельниковыми, нашими операторами, продюсерами, режиссерами. Завершение съемок первого сезона в Кейптауне, когда мы дарили всем футболки, и кто-то из команды даже плакал. Какие-то полуночные тусовки после съемок в номере, когда мы вместе дружно ржали над рассказами второй съемочной группы. Но все это без конкретики. Просто очень теплые воспоминания о крутейших людях, с которыми мне посчастливилось работать плечом к плечу в разных условиях и разных уголках нашей маленькой планеты.

Были какие-то случаи, когда местное население относилось к вам подчёркнуто негативно?
– Не могу вспомнить сейчас ничего плохого, за исключением съемочных моментов в Америке и Европе. Там люди могут крайне негативно реагировать, когда их снимают. В бедных странах все наоборот. Ты достаешь камеру – тебе улыбаются в ответ и приглашают в гости. Вообще, главный вывод за полтора года с «Решкой»: он про то, что самое ценное в путешествиях – это не красоты, а люди, которых встречаешь. Путешествия, лично у меня, возвращают веру в людей.

Вы редко общаетесь с журналистами. Почему избегаете ещё одного способа поделиться с аудиторией своими соображениями и интересами?
– Очень многим я делюсь на своем канале в YouTube или в других социальных сетях. Мне не нужны для этого журналисты, газеты или журналы. В YouTube ты вообще все можешь сам – без сторонней помощи стать средством массовой информации с охватом аудитории, как у крупного телеканала. И таких примеров много. Нужно просто много работать. Ну, или нормально работать и хайповать. Я всем занимаюсь сам, поэтому у меня крайне мало времени. И все-таки иногда я общаюсь с журналистами. Вот с вами, например.

Но я точно знаю – и мы можем спустя месяц это проверить, – что это интервью в печатной версии соберет меньше просмотров, чем какой-нибудь ролик на тему чего угодно на моем канале в YouTube. А за время, пока я отвечаю на вопросы, я бы мог смонтировать какую-то часть нового видео. Это очень потребительское отношение, я знаю. Сорри. Но имеем, что имеем. Люди сейчас меньше читают и все больше смотрят. В этом смысле у YouTube очень много преимуществ перед газетой или сайтом. Ты можешь включить ролик и заниматься своими делами, пассивно воспринимая информацию.

Мне вообще нравится писать. Я бы писал какие-то статьи, но это – лично у меня – требует очень много времени. И я вижу, насколько сейчас печатная информация становится все менее и менее востребованной. В этой ситуации приходится выбирать. Поэтому я выбираю YouTube. И иногда пишу что-то в Facebook. Это какая-то моя отдушина. Ни к чему меня не обязывающая, просто for fun.

У вас довольно насыщенная карьера: радио, телевидение, музыка. Но какими проектами вы бы гипотетически занимались бесплатно?
– Я бы проводил открытые уроки в школе. У нас был такой опыт с «Орлом и решкой», мне понравилось. Я же вообще работал в неформальном образовании в «Сохнуте». Я знаю, что это такое. Но и тут у YouTube есть преимущества – ты можешь охватить несоизмеримо большую аудиторию. У меня есть серия роликов «Страна за 5 минут». Там сжато и кратко даются всякие интересные факты и общий обзор страны. И я снимаю эти ролики, находясь в стране, о которой рассказываю. Мне хочется думать, что это мой вклад в неформальное образование.

Как вы думаете, что сыграет большую роль в жизни подростка и его развитии: «Анна Каренина» или путешествие по Америке во взятой напрокат машине, например?
– Одна из главных функций путешествий – это расширение кругозора. Ты не можешь быть в Риме, например, и не открыть Википедию. Путешествия заставляют тебя больше читать, интересоваться, сравнивать. Выбор между «Карениной» и путешествием на машине – ну не знаю. Мы все путешествовали в детстве, читая сказки или фантастику. Только мы делали это силой своего воображения. Будучи взрослым, можно снова и снова проворачивать этот трюк, но зачем, если можно просто поехать куда-нибудь в Индию и после этого написать свою книгу. Какой-нибудь «Шантарам-2».

Какие русскоязычные блоги любите читать или смотреть?
Я редко смотрю русскоязычных блогеров. В основном что-то по рекомендациям. Дудя смотрю, конечно. Но я не считаю его блогером. Мне вообще кажется, что слово «блогер» сейчас как-то очень затерто и размыто. У нас блогером называют и человека, который 95 процентов ролика снимает свой фейс на экшн-камеру, и человека, который делает классные документальные или журналистские программы. Это нечестно. От слова «влогер» меня вообще воротит. Мне оно кажется каким-то вульгарным. YouTube сейчас очень сильно прибавляет по качеству контента. Но это происходит очень быстро, поэтому всех загоняют под одну гребенку. Нужна новая терминология.

У вас очень активные подписчики, вас наверняка узнают на улице. Получались ли какие-то интересные знакомства или, может, дружба?
Дружба – нет. Какие-то приятельские отношения – возможно, на уровне переписки в соцсетях. Люди обычно подходят фотографироваться испуганными, зачастую с трясущимися руками, это мешает им быть самими собой и нормально общаться. Так что такие встречи редко заканчиваются чем-то, кроме отметки в Instagram с подписью: «Cмотрите, кого я встретила».

Регина Глинщикова

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...