Интервью

Давид Битан

«Карт-бланш на терроризм»

28.02.2019

В эксклюзивном интервью Jewish.ru глава правительственной коалиции в Кнессете Давид Битан объяснил, как коррупционные скандалы делают Нетаньяху сильнее, отчего передача денег террористам – это не уступка, и почему ждать войны надо сначала на севере, а потом на юге.

В Израиле продолжается полицейское расследование в отношении премьер-министра Биньямина Нетаньяху. Какие риски это создаёт для него, правительства и партии «Ликуд»?
– Дела в отношении премьер-министра пока не дошли до суда, так что судебного решения пока нет. Всё находится на стадии расследования. До суда, повторюсь, ничего не дошло! Существуют определённые рекомендации полиции (предъявить Биньямину Нетаньяху и его супруге Саре обвинение во взяточничестве, мошенничестве и злоупотреблении доверием. – Прим. ред.), однако эти рекомендации не носят обязывающего характера. На данный момент эта проблема не влияет на работу премьер-министра. Мы верим в то, что не повлияет и в дальнейшем, и глава правительства сможет исполнять свои обязанности и не будет смещен со своего поста. Расследование ни на что не повлияет, и Нетаньяху выйдет после всего этот процесса сильнее, чем был до этого.

Однако полицейское расследование не может не повлиять на положение «Ликуда» на предстоящих выборах.
– Нет. На данный момент никакого влияния нет. По данным опросов, «Ликуд» получает до 32 мандатов в следующем Кнессете, тогда как на данный момент у нас – 30 мест. История с расследованием ведет к сплочению наших сторонников. Я думаю, что участники нынешней коалиции войдут и в следующую.

Но уже без Либермана?
– У нас в любом случае будет большинство. Но я думаю, что он войдет в коалицию.

Недавняя операция в секторе Газа разве не закончилась в результате уступкой ХАМАСу?
– В Израиле сложилась непростая ситуация в области безопасности и на юге, и на севере страны. На севере мы столкнулись с проблемой тоннелей, которые роет «Хезболла» из Ливана – и это в дополнение к ракетной угрозе оттуда! На юге – ХАМАС и его ракеты в секторе Газа. И нам приходится противостоять обеим угрозам одновременно. Именно из-за угроз с севера глава правительства принял решение не начинать полномасштабную операцию в Газе. Кроме того, премьер-министр надеется, что ситуация может быть урегулирована с помощью Египта. Если же ничего не получится – то будет операция в Газе. Но сначала север, а потом юг!

Не считаете ли вы, что согласие Израиля на передачу Катаром в сектор Газа ежемесячно пятнадцати миллионов долларов выглядит, по сути, как поддержка ХАМАСа со стороны еврейского государства?
– Нет, это не так. Мы пытаемся сохранить в Газе приемлемую гуманитарную ситуацию и обеспечить перемирие. И, конечно же, мы не поддерживаем ХАМАС! Они – наши враги. ХАМАС – это террористическая организация. Если нам не удастся сохранить перемирие поддержкой населения сектора, то будет операция. Однако я надеюсь, что у нас все получится.

Сомнительная картина. А как вы оцениваете спустя прошедшие годы вывод еврейских поселений из сектора Газа?
– Сегодня уже очевидно, что это была ошибка. Арабы воспринимают уход без договора как карт-бланш на терроризм – как внутренний в отношении своего общества, так и внешний террор против Израиля. Поэтому такого ухода без соглашений больше не будет.

Израиль безоговорочно примет план Трампа в отношении Иудеи и Самарии?
– Нет. Во-первых, мы не знаем, что предложит Трамп. На данный момент никакие проекты разрешения ситуации ни к чему не приводили, потому что палестинцы не были на них согласны. Израиль всегда был готов к прямым переговорам, но палестинцы на это не идут. В Иудее и Самарии ситуация с безопасностью в последние месяцы значительно обострилась, но мы и в этот раз с этим справимся. Научились бороться с автомобильными наездами, ножевыми терактами – совладаем и с волной обстрелов из автомашин.

Как вы относитесь к идеям создания единого или двунационального государства?
– Мы против этого и предпочитаем сегодняшнюю ситуацию. Мы развиваем населенные пункты в Иудее и Самарии и контролируем ситуацию с точки зрения безопасности. И есть палестинские власти, которые контролируют палестинские районы – но это не государство! Вот этого мы и хотим. Собственно, такой вариант и оговаривался премьер-министром Менахемом Бегиным при подписании мирного договора с Египтом: программа создания автономии. Мы хотим контролировать территорию с точки зрения безопасности, но чтобы палестинцы не участвовали в израильских выборах.

Статус-кво?
– Что-то вроде этого. Чтобы положение было, как сегодня, но без террора. Это лучше, чем два государства.

Однако террор угрожает евреям не только в Израиле, но и в других странах, особенно – в Европе.
– Для Израиля всегда основным вопросом была поддержка репатриации евреев в свое государство. Вопрос репатриации важен для нас и сейчас. Кто хочет ехать – пусть едет. Кто остается – Израиль сделает всё возможное, чтобы обеспечить безопасность евреям и еврейским общинам там, где они живут.

Михаил Чернов

Комментарии