Интервью

Дан Шехтман

«Они испортят целое поколение»

12.07.2019

Ежегодно в немецком городе Линдау проходит встреча лауреатов Нобелевской премии с молодыми учеными. Один из её участников, лауреат Нобелевской премии по химии Дан Шехтман в эксклюзивном интервью Jewish.ru рассказал, почему не стал президентом Израиля, как учителя наносят ущерб экономике и зачем он трижды в год приезжает в Россию.

Сделанное вами открытие произвело настоящую революцию в кристаллографии, за что вы и удостоились Нобелевской премии. А вообще, вы себя считаете успешным человеком?
– В некоторых сферах жизни я добился стопроцентного успеха, например, в семейной жизни: у меня 12 внуков, четверо детей и одна жена.

Всю жизнь одна?
– Да, и у нас всё прекрасно.

Однако в бизнесе и политике вы оказались не столь успешны.
– Я несколько раз терпел неудачу в бизнесе. Или, скорее, не добивался успеха. Я основал несколько компаний и ни разу не потерял деньги ни в одной из этих компаний. Правда, некоторые из них я закрыл, а другие продал на раннем этапе, так ничего при этом не заработав. Но и ничего не потеряв!

Почему вы так и не стали президентом Израиля?
– Я баллотировался в президенты, но в Израиле его избирает Кнессет, и практически невозможно стать президентом, если ты не политик или не депутат Кнессета. Представители разных политических сил борются друг с другом, но как только появляется кто-то со стороны, они мгновенно объединяются против него.

Я встречался и разговаривал примерно со 100 из 120 депутатов. Я им объяснял, что в Израиле президент не должен быть профессиональным политиком и не имеет права принадлежать к какой-то партии. Убеждал их, что президент должен выражать интересы не одной партии, а всех жителей страны! Им всем не понравились мои слова. И они избрали Реувена Ривлина. Он отличный президент – мы с ним дружим, так что никаких проблем. Однако это был очень интересный для меня эксперимент.

Зачем вы хотели стать президентом Израиля?
– По единственной причине – чтобы изменить нашу систему образования. Президент, конечно, не профильный министр образования, но он может общаться с министром, выступать с инициативами, обращаться напрямую к гражданам страны. Став президентом, я мог бы сильнее влиять на ситуацию в образовании. А сейчас я могу только писать статьи для газет.

Что же не так в израильской системе образования и что бы вы хотели поменять?
– В израильской системе образования существует очень много проблем, но самая главная – учителя. Они должны быть высококвалифицированными профессионалами, а пока, к сожалению, это не так. Конечно, в Израиле есть много прекрасных учителей, но в начальной школе учителями работают только женщины, за редчайшими исключениями. Социальный статус профессии учителя и её престижность сейчас ниже, чем раньше.

Как так получилось?
– Потому что у израильских учителей низкие зарплаты. Учитель на свою зарплату не способен прокормить семью. Получается, что работа в школе не может приносить основной заработок, а лишь дополнительный. Одно из следствий, кстати, что учителями и идут работать в основном женщины. Конечно, среди учителей есть идеалисты и прекрасные профессионалы, но про очень многих сказать такого, увы, нельзя. А плохие учителя – это плохие новости. Они могут испортить целое поколение. Профессия учителя – это профессия № 1 для любой страны, поскольку от учителей зависит будущее страны.

Как эту ситуацию можно переломить?
– Профессор Эрик Ханушек из Стэнфордского университета на цифрах доказывает, что качество образования напрямую связано с ростом национальной экономики. Если хорошему учителю платить зарплату выше среднего по стране, то его ученики получат более качественное образование, потом поступят в лучшие вузы, создадут новые компании, будут неплохо зарабатывать и платить больше налогов. В результате в экономику вернется во много раз больше денег по сравнению с прибавкой, выплаченной учителю. Вот так это работает! А если учителю платить зарплату ниже средней в стране, то он будет наносить ущерб экономике таких же масштабов!

То есть дело только в деньгах?
– Нет, дело в подходе. Хорошее образование должно начинаться с детского сада. Знаете, мы с мэром Хайфы открыли программы преподавания науки в детских садах. Это была моя идея. Мэр Хайфы услышал по радио, как я об этом рассказывал, и предложил мне воплотить эту идею в жизнь. Сейчас у нас специализированные детские сады, в них три группы – по 30 детей в каждой. Всего 90 детей. В каждой группе своя воспитательница. А в отдельном помещении – лаборатория. Если бы вы увидели эту лабораторию, то решили бы, что находитесь в университете! Прекрасная химическая лаборатория, с компьютерами и всем, что нужно. А за столами сидят дети в лабораторных халатах, проводят эксперименты!

Я считаю, что это пример для всего мира. Я приглашал людей из многих стран – приезжайте, смотрите, копируйте у себя. Насколько мне известно, в одной из европейских стран уже появились такие детские сады. Я не знаю, хотят ли они рекламировать свой опыт, поэтому не стану называть страну.

В идеале нужно начинать преподавать естествознание с детского сада, а потом продолжать в начальной школе. Если ребенок начнет понимать, как устроен окружающий его мир, он полюбит естествознание – я в этом уверен! И в будущем, когда он подрастет, ему захочется стать ученым или инженером. Всем странам сейчас нужно больше ученых и инженеров.

В каком возрасте стоит начинать учить английский язык?
– Чем раньше, тем лучше. У таких людей, как я, работающих в системе науки и высшего образования, дети имеют в данной сфере преимущества, поскольку родители могут на несколько лет уехать для научной стажировки в другую страну, и можно поехать всей семьёй. А оказавшись в языковой среде, человек лучше осваивает иностранный язык.

Я говорю людям во всех странах, в основном – в России и в Китае: «Да, вы должны прекрасно владеть родным языком. Вы должны ценить поэзию на родном языке. В России, например, стихи Лермонтова и Пушкина. Но для того чтобы общаться со всем миром, нужен английский. Не потому, что он чем-то лучше других языков, а потому что это язык всемирного общения».

Вы часто бываете в России?
– Как минимум, трижды в год – я ведь возглавляю Международный научный совет Томского политехнического университета. Этот совет был создан в 2014 году, и с самого начала я агитировал за повышение уровня изучения английского языка в университете. И мне удалось этого добиться: уровень владения английским языком у студентов университета сейчас заметно выше, чем раньше.

С хорошим английским можно потом идти учиться или на стажировку в британские и американские университеты.
– Я не рекомендую жителям России уезжать из их страны. Но мир сейчас открыт, каждый может учиться там, где ему хочется. Каждый должен поступать в самый лучший университет из числа тех, куда он может поступить.

В нашей семье всегда придавали большое значение образованию, поскольку моя жена также занимается наукой, она профессор Хайфского университета. Трое наших детей – доктора наук. Младший сын – уже профессор Техниона. Мне хотелось дать сначала моим детям, а теперь уже моим внукам возможность получить хорошую профессию на всю жизнь. Если ты профессионал, ты ни от кого не зависишь – и это и есть успех номер один в жизни!

The Lindau Nobel Laureate Meetings provide the following pictures free of charge for editorial use in reporting on the 69th Lindau Nobel Laureate Meeting. Please always indicate the correct copyright when using the pictures: "Photographer’s Name/Lindau Nobel Laureate Meetings”.

Комментарии