Интервью

Александр Дюков

«Памятники евреям и их убийцам»

18.10.2019

В эксклюзивном интервью Jewish.ru глава фонда «Историческая память» Александр Дюков рассказал, как евреям в Европе возвращают имущество, отобранное нацистами в годы Холокоста.

Десять лет назад 46 государств подписали Терезинскую декларацию, пообещав решить вопрос с имуществом, конфискованным нацистами у евреев. Что-то возвращают?
– Ряд государств выполнили «свою часть», то есть компенсировали захваченную при нацистах собственность, еще до подписания документа. Одной из таких стран стала Эстония. Решения были найдены в Словакии и нескольких других странах.

Вернули ли что-нибудь общинам?
– С местными еврейскими общинами подписывались соглашения не о реституции, а о выплате компенсаций из государственного бюджета. Те, кто начал этот процесс раньше, заплатил меньше. В 90-х в Центральной Европе речь шла о не очень больших денежных выплатах – порядка нескольких десятков миллионов долларов.

Как изменило ситуацию подписание декларации?
– Некоторые страны запустили процесс урегулирования вопроса только после подписания декларации. Это, например, Литва, парламент которой в 2011 году, несмотря на сопротивление правых, принял закон «о добровольном возмещении имущества еврейских религиозных общин». Согласно закону, в котором содержалась прямая ссылка на Терезинскую декларацию, до 2023 года общины получат компенсации за утраченное имущество на сумму 53 миллиона долларов. Впрочем, слово «добровольное» в названии закона демонстрировало нежелание Литвы принимать на себя правовую ответственность за владение незаконно конфискованной нацистами собственностью жертв Холокоста. То есть компенсация – акт доброй воли со стороны литовского правительства. Но в любом случае это позитивный шаг, и действия властей в этом вопросе можно только приветствовать. Есть страны, где ситуация с реализацией принципов Терезинской декларации намного хуже.

Например?
– В Латвии решению вопроса сильно противостоят правые элиты. Еще в 2006 году, до подписания декларации, латвийским правительством был разработан законопроект о поддержке еврейской общины. В нем предусматривались выплата Совету еврейских общин Латвии компенсации за утраченное имущество в размере 45 миллионов евро, а также возвращение 14 ранее принадлежавших еврейским общинам и религиозным организациям объектов. Эта инициатива была заблокирована в сейме. В 2012 году премьер Латвии предпринял попытку сформировать хотя бы рабочую группу при правительстве, которая подготовит перечень объектов, принадлежавших некогда еврейским организациям. Но и это не удалось. Министр юстиции отказался выполнять распоряжение премьер-министра – в знак протеста даже ушел в отставку.

Единственный реверанс был предпринят в 2015 году. Тогда – за полторы недели до председательства Латвии в Совете Европы и за день до визита в Вашингтон министра иностранных дел Латвии Эдгара Ринкевича – через сейм экстренно провели закон о возвращении общинам пяти из 270 объектов собственности, конфискованных нацистами. Это была разовая пиар-акция. В этом году, в десятилетие подписания декларации, сейм Латвии в очередной раз отверг закон о предоставлении еврейской общине компенсации за утраченное имущество. Это вопиющий факт.

Что в других странах?
– Лишь немногим лучше ситуация обстоит в Польше – возвращены некоторые здания. Но в этом году в ответ на попытки поднять вопрос о реституции еврейской собственности в стране прошел митинг со значительной антисемитской составляющей. То, что в стране ЕС подобное публичное выступление возможно – большая проблема. Россия находится где-то «в середине пути». Определенные меры по реституции еврейской общинной собственности идут, но эти процессы, откровенно говоря, могли бы идти и быстрее.

В Польше перед войной жили более трех миллионов евреев. Были оценки, что компенсация их имущества может составить 300 миллиардов долларов и что это неприемлемые требования для Варшавы.
– Эта цифра чрезвычайно завышена. Я уже приводил порядок выплат, на которые пошел Вильнюс. Конечно, еврейской собственности в Польше было больше, чем в Литве, и сумма будет больше. Но ни о каких 300 миллиардах речь никогда не шла. Это абсурдные попытки правого правительства запугать население, чтобы разжечь антисемитские настроения. У политической элиты Польши есть определенные страхи, но многие страны Европы уже прошли по этому пути, и ничего страшного с ними не произошло.

Общая проблема восточноевропейских стран в том, что конфискованная нацистами еврейская собственность оставалась государственной в странах социалистического блока, и ее не собираются возвращать. Это болевые точки, здесь нужно вести разговор с властями, и это должны делать местные еврейские общины. Ситуация усугубляется и латентным антисемитизмом, который хоть и не демонстрируется публично, но остается. Декларация воспринимается как попытка евреев извлечь доход, «ограбить» титульное население, хотя, на самом деле, это не так. Речь идет об элементарной справедливости.

Возвращают ли частное имущество?
– Гораздо хуже. Согласно литовскому законодательству, право на реституцию получили лишь граждане Литвы. Большая часть довоенной общины уничтожена нацистами и их пособниками. Многие выжившие эмигрировали. Таким образом, эмигранты и их потомки оказались лишены права на семейное имущество, что вызывает критику в том числе, например, Госдепа США. Но это не специфическая проблема Литвы. Во многих восточноевропейских странах подобные подходы. В Латвии вопрос частного имущества выглядит еще более скандальным.

Что там происходит?
– Напомню о деле Берковичей. Суть его проста. В июле 1941 года в небольшом латвийском городе Акнисте членами местной пронацистской «Самообороны» были расстреляны около 200 местных евреев, среди которых была и семья Берковичей. Единственный уцелевший член семьи Мозес уже после распада СССР пытался возвратить некогда отобранный дом. Латвийский суд отказал в реституции здания, где на тот момент уже располагалась почта. По мнению суда, латвийское государство получило имущество на законных основаниях. Попытки добиться справедливости были безуспешны. Когда родственники посетили Акнисте, то обнаружили, что в нескольких десятках метров от места расстрела установлен памятный знак одному из убийц, некоему Вилису Тункелису, коллаборационисту, который после войны воевал против СССР в составе «лесных братьев». То есть в десяти метрах друг от друга памятники убитым евреям и их убийце. Иск о демонтаже памятного знака убийце также был отвергнут латвийскими судами. Это один из примеров, но достаточно характерный. Остается надеяться, что если в 2015 году под визит в США и председательство в Совете Европы пять зданий были все-таки возвращены общинам, то и в дальнейшем действия Вашингтона и Брюсселя помогут скорректировать ситуацию.

Вы говорили в основном о Восточной Европе, а как обстоят дела с возвратом собственности и компенсациями в Западной Европе?
– Известна ситуация с государственной французской железнодорожной компанией – SNCF. В годы Второй мировой войны она депортировала французских евреев в нацистские лагеря смерти. Потомки депортированных подали судебные иски с требованием компенсации. Тем более что железные дороги получали от немецких властей деньги за эти акции. В конечном итоге все иски французскими судами были отклонены. Однако давление со стороны США привело к подписанию внесудебного соглашения о выплате компенсаций потомкам отправленных SNCF в лагеря. Правда, выплаты касались лишь граждан США. До 90-х годов предполагалось, что компенсации могут выплачивать лишь правопреемники стран, входивших в нацистский блок. Сейчас мы видим, что ситуация гораздо сложнее, и многие государства пользуются конфискованным нацистами или их пособниками имуществом, извлекают из этого выгоду. В странах Западной Европы болевых сюжетов меньше, чем в Восточной Европе, но все-таки они есть. И даже такая страна, как Франция, упорно отказывалась в юридическом порядке решать проблему, связанную с компенсациями – только внешнее давление заставило хоть как-то изменить подход.

Получается, США имеют возможность добиваться справедливости для жертв Холокоста?
– Именно. Еще этот сюжет важен в контексте принятого Дональдом Трампом закона JUST от 9 мая 2018 года, согласно которому Госдепартамент должен следить за выполнением Терезинской декларации. То есть декларация – не абстрактный документ, а фактически готовая норма международного права, которая впоследствии так и будет восприниматься. Это очень хорошо. И это та тема, где усилия США должна поддерживать и Россия. Терезинская декларация задает определенные рамки, и государствам-подписантам приходится либо им соответствовать, либо их отвергать. Рано или поздно декларация будет выполняться всеми странами.

Михаил Чернов

Комментарии