Интервью

Лоран Ландау

«Дети быстро офранцузились»

13.12.2019

Лоран Ландау – владелец одной из ювелирных лавок на «брильянтовой» 47-й улице на Манхеттене. В эксклюзивном интервью Jewish.ru он рассказал, как один из его предков разбогател на вине в Российской империи, а другой – на нефти в Европе.

Ты вырос в Америке и во Франции, но откуда твои предки?
– Из Российской империи. Моя бабушка по материнской линии – урожденная Гинцбург – происходит из семьи российских евреев, получивших дворянство еще в XIX веке. Мой предок Осип Гаврилович – или по-еврейски, Иосиф-Евзель Гинцбург – родился в Витебске, разбогател на торговле вином, а после основал крупнейший в России банкирский дом. Говорят, именно он организовал еврейскую общину Санкт-Петербурга – это при том, что евреям в городе жить вообще-то запрещалось. Он же построил и финансировал петербургскую синагогу, пытался смягчить те ограничения, которым подвергались евреи в Российской империи.

Тем не менее, хотя семья и родом из России, уже не одно поколение Гинцбургов живет во Франции. Этот самый Иосиф-Евзель перебрался во Францию в 1850 году. И хотя его дети довольно быстро офранцузились – его старшего сына звали уже Орасом, или Горацием, а дочь – Евой-Матильдой, – сам он еще долгое время жил между Парижем и Петербургом, у него в России оставались деловые интересы. В общем, Гинцбурги играли важную роль в истории России и Франции, ну и, конечно, Израиля, в культуре, истории и филантропии. В их роду были раввины, банкиры, предприниматели и художники. Но и помимо Гинцбургов в моей семье достаточно знаменитых имён. Бабушка моя – из семьи Анри Дейч де ля Мерт, еврея из Эльзаса. Это был крупный нефтепромышленник, его называли нефтяным королем Европы. Он основал Shell France во второй половине XIX века.

Что-то вроде французского Рокфеллера?
– Примерно. Мой прадед, барон Роберт Гинцбург, женился на дочери Анри. Анри, кстати, был одним из первых в мире пилотов, стоял у истоков развития авиации во Франции. Совместно с Густавом Эйфелем, строителем Эйфелевой башни, они основали Aero club de France. В 1900 году он учредил даже приз Дейч де ля Мерта в 50 тысяч франков, что по тем временам было суммой огромной.

Чтобы выиграть этот приз, нужно было за полчаса пролететь от парка Сан-Клу в Париже до Эйфелевой башни, облететь ее вокруг и вернуться. То есть покрыть расстояние в десять километров. Это великое свершение лишь в октябре 1901 года удалось бразильцу Альберту Сантуш-Дюмону на его сверхбыстром дирижабле собственной конструкции. Призовые он широким жестом раздал парижской бедноте.

Да, я читал, что в партнерстве с Ротшильдами де ля Мерт открыл первый нефтеперерабатывающий завод в Испании. И что вместе с одним из братьев Райт он начал строить во Франции первые самолеты.
– Вот видишь. Ну, а мой дед по матери – Леван – из семьи еврейских банкиров. Его брат Густав был владельцем источника Perrier. Я также знаю, что один из моих предков по этой линии – Нарцисс Леван – в 1860 году участвовал в создании в Париже филантропической и просветительской организации «Альянс израэлит».

Их школы, дававшие образование еврейским детям на французском языке, существовали практически во всех странах Северной Африки и Ближнего Востока. Кстати, «Альянс» существует и в наши дни, в их задачах – налаживать взаимопонимание между религиями и помогать нуждающимся или преследуемым евреям.

Алексей Байер

Комментарии