Интервью

Анастасия Глазанова

«Нацисты помогли»

16.09.2020

В интервью Jewish.ru архивист Анастасия Глазанова вспомнила об «игре на обрезание» и рассказала, с чего началась история «еврейского заговора» и как нацисты собрали для евреев уникальные документы.

Центральный архив истории еврейского народа был создан в Иерусалиме в 1939 году. Кем и зачем?
– Архив создавали историки и архивисты, бежавшие из нацистской Германии. Во второй половине 1930-х они собирали исторические материалы по всей Европе и доставляли их в Палестину. Цель – написать историю еврейского народа. В это время у евреев еще не было своего государства, но уже было понимание, что документы, связанные с еврейской историей, должны находиться в Эрец-Исраэль.

В первые послевоенные годы к нам поступили архивы практически всех уничтоженных еврейских общин Германии. Парадоксальным образом помогли этому сами нацисты: в 1941 году они открыли в Германии Институт по изучению еврейского вопроса, в который методично свозили все еврейские книги, архивы и документы с оккупированных территорий. Когда война закончилась, эти материалы поместили на склад в американской зоне оккупации, в Оффенбахе. Часть архивов потом вернули в страны происхождения, но многие документы уже некому и некуда было возвращать, поэтому они были распределены между научными организациями в США и Израиле.

Также после войны наш архив приобрел у фирмы, которая переснимала для нацистов книги рождений и бракосочетаний евреев Германии, контактные «контрольки» их пленок. Это такие крошечные книжечки, которые можно читать только с лупой. Сами книги рождений и бракосочетаний больше не существуют, так что ценность этих «контролек» для исследователей семейной генеалогии – огромная.

В руках у А. Глазановой – таблица для жеребьевки между моэлями. Фото Инны-Орли Сапожниковой

" border="0"/>

В руках у А. Глазановой – таблица для жеребьевки между моэлями. Фото Инны-Орли Сапожниковой

Архив всегда знает историю происхождения документов, которые в нем хранятся?
– Не всегда. Часто нам неизвестно, как в Израиль попали те или иные материалы, потому что собирали их не мы. Например, в 2002 году к нам перешло собрание Центра по исследованию и документации восточноевропейского еврейства. В их инвентарных книгах указаны даты поступлений, но не указан источник. У нас есть замечательный документ из этого собрания: книга записей бракосочетаний евреев Минска за 1919 год – но как она оказалась в Израиле? Никто не знает.

У вас хранятся личные архивы многих выдающихся евреев. Могли бы вы рассказать о самых интересных?
– Есть, например, фотоколлекция этнографической экспедиции Семена Ан-ского – знаменитого фольклориста, который перед началом Первой мировой войны успел задокументировать традиционную еврейскую жизнь в местечках Правобережной Украины. Снимки, сделанные фотографом экспедиции Соломоном Юдовиным, поступили к нам в конце 1980-х вместе с бумагами знаменитого артиста и общественного деятеля Соломона Михоэлса. Их передали нам его дочери. По всей вероятности, эту коллекцию экспедиционных фотографий Михоэлс приобрел в 1920-х годах во время гастролей по Украине с Еврейским камерным театром – предшественником Московского ГОСЕТа.

Портрет-карикатура С. Михоэлса, рисунок В. Айви, 1977. Из собрания ЦАИЕН

" border="0"/>

Портрет-карикатура С. Михоэлса, рисунок В. Айви, 1977. Из собрания ЦАИЕН

Также у нас хранятся личные архивы историка Семена Дубнова и философа Аарона Штейнберга. Архив Дубнова – по сути, основоположника дисциплины «история евреев Восточной Европы» – включает переписку со многими деятелями еврейской культуры разных стран.

Или вот, к примеру, из новых поступлений – архив израильского писателя Давида Маркиша: принадлежащие ему фотографии, рукописи, документы и архив его брата Симона. Или архив Давида-Тевеля Каценеленбогена, главного раввина Санкт-Петербурга и Ленинграда с 1908 по 1930 годы. Его нам передал внук Каценеленбогена Давид Иоффе, он живет в Хайфе. В его архиве, кстати, содержится бумага с очень интересной игрой конца XIX века. Когда церемония обрезания, брит-мила, выпадала на шаббат, среди моэлей существовала традиция с помощью этой игры определять, кто же пойдет обрезать младенца в этот день.

Давид Маркиш и Белла Ахмадулина в Тбилиси. Из собрания ЦАИЕН

" border="0"/>

Давид Маркиш и Белла Ахмадулина в Тбилиси. Из собрания ЦАИЕН

Какие документы наиболее интересны вам лично?
– Я увлекаюсь историей антисемитизма, ищу корни появления представления о «еврейском заговоре». В копиях, которые наш архив заказал в Российской национальной библиотеке, я нашла интересный документ – один из списков так называемого письма Симонини, с которого в каком-то смысле начинается идея о «еврейском заговоре». Его автор, некий Джованни-Баттиста Симонини из Флоренции, утверждал, что проник в еврейскую общину Пьемонта и выведал страшную тайну: общества масонов и иллюминатов были основаны евреями, чтобы захватить и подчинить себе всю Европу. Это письмо появилось во Франции в 1806 году, о его циркуляции в России раньше не было известно.

Сегодня существует тенденция пересмотра истории под углом новых представлений о мире и этике. Насколько в этом смысле архив – подвижная структура?
– Изменения в архивах всегда происходят с запозданием – такова консервативная природа этих учреждений. Например, сегодня модно писать и изучать историю с позиций феминизма, но каталоги архивов в рубрикаторах и ключевых словах до сих пор никак не выделяют гендерную тему.

Комментарии