Интервью

Олег Фриш

«Я не из вашего мира»

02.10.2020

В интервью Jewish.ru американский радиоведущий Олег Фриш рассказал, как заставлял актрису Татьяну Самойлову читать стихи, дружил с одной из сестёр Берри и записывал последние слова «королевы диско».

Вы дружили с одной из сестёр Берри – легендарных исполнительниц «Тум-балалайки» и других песен на идише. Как вы познакомились?
– С Клэр Бэрри я познакомился в начале 2000-х, когда работал на радио «Народная волна» в Нью-Йорке. Ко мне на передачу пришел один американский телеведущий и рассказал, как недавно брал интервью у Клэр Бэрри. Я тут же попросил у него контакты певицы и, к своему удивлению, их получил. Мы поговорили с Клэр по телефону и вскоре провели с ней интервью на радио, после чего и сдружились. Я стал бывать у нее дома, видел ее старые пластинки, которые она бережно хранила, ее потрясающие фотографии с легендами музыки и кино. Она искренне переживала, что постепенно из жизни уходят артисты ее поколения, поющие на «мама лошен», как уходит в небытие и сам идиш. Тут я должен, впрочем, отметить, что американская публика узнала сестер Бэрри не только потому, что в стране много евреев, понимающих идиш. Дуэт виртуозно исполнял джазовую классику на английском – не полюбить их вокал было просто невозможно.

Как вы оказались в США?
– Я приехал по рабочей визе как журналист. В Москве я работал на «Радио России». Как-то в эфир ко мне дозвонился некий Иосиф Сац, возглавлявший тогда радиостанцию «Эра». Он издалека намекнул, что было бы здорово, если бы и у него на радио были такие музыкальные программы, какие вел тогда я. Ведь оказавшиеся за рубежом русские эмигранты, продолжил он, прекрасно помнят, кто такая Эдита Пьеха и Тамара Миансарова, Алла Йошпе и Аида Ведищева. Я ответил, что собираюсь в Америку в гости, и мой собеседник пообещал помочь с получением рабочей визы. И помог.

Через год работы на радио в США мой руководитель Дэвид Моро запустил еще и телестанцию, и я продолжил уже с телеэкрана вещать на свои излюбленные темы – советское ретро и джазовая музыка. Но не только знание истории советской эстрады помогло мне «покорить Америку». Приехав сюда, я стал изучать джаз, рок-н-ролл, американские мелодии 50–60-х годов. В итоге разбирался в них не хуже, чем в советской музыке. Я даже был первым «русским» ведущим на американском радио WNYM-970АМ в Нью-Йорке, моя программа о музыке называлась Standard time with Oleg Frish.

Почему для вас так важна ретромузыка?
– Я считаю своей миссией популяризировать музыку прошлого, чтобы она не забывалась, доходила до людей. К сожалению, понятие «ретро» сегодня сдвинулось на 80–90-е годы, а музыка из 50-х, 40-х, 60-х – уже практически не звучит. Московское радио «Ретро FM», с которым мы когда-то дружили, сегодня крутит в основном «Ласковый май», «Комбинацию», отчего нынешние слушатели не имеют понятия ни о Тамаре Миансаровой, ни о Валерии Ободзинском – для них это имена из очень далекого, глубокого прошлого. Даже Эдиту Пьеху они знают скорее как бабушку более молодого певца Стаса Пьехи.

Вы же не только рассказываете о музыке, но и сами ее исполняете?
– Я выпустил два диска, один из них – дуэты с легендарными американскими артистами, которые были гостями моих передач. Одна из «изюминок» пластинки – джазовый хит Hello, Dolly, его я исполняю на идише с американской киноактрисой Лэйни Казан, известной по фильму «Моя большая греческая свадьба».

Помню, когда я наполнял дуэтами этот диск, мой продюсер засомневался, сможет ли всемирно известный певец, один из классиков соул-музыки конца 50-х Бен И Кинг спеть со мной в тандеме?! Я тут же позвонил Кингу. Тот просто спросил: «Какую песню ты хочешь записать и когда мне нужно приехать на студию?»

Чем американские селебрити принципиально отличаются от российских звезд?
– Как журналист могу отметить, что отличаются они своим отношением к СМИ. Люди, которые занимаются любой публичной работой, понимают, что без СМИ не смогут стать известными и дойти до своей аудитории. Российские медийные персоны часто опаздывают на съемку, ведут себя так, словно делают большое одолжение. С американцами у меня такого не было ни разу. Артисты в США очень уважают журналистов, которые на них обратили внимание.

Приведу такой пример. Американская певица, «королева диско» Донна Саммер уже боролась с раком, когда в 2010 году мы договорились с ней о съемках, к сожалению, ставших для нее последними. В Нью-Йорк из Флориды эта харизматичная вокалистка приехала не из-за нас, а на курс химиотерапии. И тем не менее согласилась, чтобы мы со съемочной группой пришли к ней в гостиницу и записали интервью. В итоге мы застали ее в номере уже в полной боевой готовности, в аккуратном гриме и парике, супруг трогательно о ней заботился. Удивительно, что несмотря на чудовищную боль последних месяцев жизни, Донна Саммер отнеслась к нашей договоренности со всей ответственностью.

Расскажите о самом необычном интервью, которое вы проводили.
– Однажды у меня произошла запоминающаяся история со звездой фильма «Летят журавли» актрисой Татьяной Самойловой. Я долго договаривался с ней о встрече, переговоры были непростыми. Наконец мы решили записать программу в кафе у ее дома. До начала съемок Татьяна попросила меня рассказать о себе, я представился, добавив, что «тружусь в сфере развлечений и эстрады». Самойлова почему-то расстроилась: «Не наш вы человек, не из театральной или киносреды».

Подготавливая Самойлову к интервью, я уточнил, не против ли она будет почитать в эфире стихи – она ведь замечательно это делала, даже давала концерты. Но моя героиня внезапно отказалась: «Читать стихи не стану, вы не из нашего круга и не оцените, у вас – легкий жанр, а я – серьезная актриса». Хорошо, записываемся. Через час интервью подходит к концу, и тут Самойлова говорит: «Хотите услышать стихи?!» «Нет, – отвечаю я, – не хочу, ведь я не из вашего мира». Она сначала невероятно удивилась, опешила, а потом улыбнулась и вдруг начала читать.

От ее пронзительной поэзии у меня все внутри перевернулось, потекли слезы. В этот миг передо мной предстала настоящая глыба. Кафе в тот момент замерло, никто не ел и не мешал ничего ложками – легенду кино моментально узнали и слушали. Я ликовал, потому что видел счастливую, востребованную, блестящую и нужную актрису. Очень хочется теперь найти этот материал, выпустить передачу памяти Самойловой, собранную из редких записей.

Яна Любарская

Комментарии