Интервью

Ливия Ярока

«Их унижают ежедневно»

02.03.2021

Как в Европе преследуют цыган и почему мало кто говорит об их геноциде в годы Холокоста, рассказала Jewish.ru депутат Европарламента Ливия Ярока.

В России представителей вашей нации называют цыганами, но сами вы себя называете ромá – и в Европе все чаще используют именно это определение. Так вот вы – первая женщина-ром, избранная в Европейский парламент. За что боретесь?
– За равенство для десяти миллионов рома, живущих в Евросоюзе. Они, к сожалению, очень часто подвергаются прямым нападениям и оскорблениям. К ним крайне предвзятое отношение, их унижают каждодневно, есть большие проблемы в сфере образования, на рынке труда, в здравоохранении. И это люди, которые живут в Европе веками! К счастью, с 2004 года вопрос рома вышел на всеевропейский уровень, и я считаю это огромной победой. Еще одна наша победа, что с этого года рома включены наконец в список тех, кого чтут как жертв Холокоста в День поминовения 27 января в Европейском парламенте.

Почему это случилось только сейчас?
– Многие десятилетия эта тема замалчивалась, никто ею не интересовался. Хотя в годы Холокоста – мы зовем его Пораймосом –погибло очень много рома, счет идет на сотни тысяч людей. При этом лишь единицы официально были признаны жертвами Катастрофы. Но даже они не получили никаких адекватных компенсаций.

Почти нет личных историй от рома, выживших в Пораймосе, или от их потомков. Почему?
– Выжившие в том аду вернулись и решили поскорее обо всем забыть. Как и другим людям, рома после войны было очень трудно, было не до рассказов – да и боялись они заикаться о пережитом. К тому же у рома не было никакой возможности донести до общества, через что они прошли: ни доступа к СМИ, ни коммуникации с властью. Так что да, долгое время у нас не было ни устных рассказов, ни документов, подтверждающих ужасную судьбу рома в годы Второй мировой войны. Но сейчас у нас есть международный День Пораймоса – 2 августа. В этот день в 1944 году в Освенциме был ликвидирован лагерь для рома – три тысячи человек были враз уничтожены в газовых камерах. Мы всегда будем об этом помнить.

В Берлине все-таки есть мемориал цыганам, ставшим жертвами геноцида в нацистской Германии. Он – единственный в Европе?
– Еще в Венгрии есть мемориальные доски в память о рома, ставших жертвами нацистов. В Будапеште и Сомбатхее есть и памятники. Это очень важно, чтобы люди знали, что случилось. Нужно ставить еще больше памятников во всех европейских странах и проводить дни поминовения. Это хорошее предостережение для будущих поколений и знак должного уважения.

Какие еще задачи стоят перед вами?
– Борьба с бедностью среди рома. Зачастую корень зла лежит даже не в самой бедности, а именно в «культуре бедности». Я с этим столкнулась, еще когда исследовала жизнь будапештских рома для своей диссертации. Даже среди молодежи «культура бедности» распространена на катастрофическом уровне. Вот с этим и надо всем нам бороться.

В Чехии какое-то время назад был громкий скандал: выяснилось, что детей рома дискриминировали и часто отправляли в спецшколы без надобности и в нарушение закона. Это частый случай?
– К сожалению, это далеко не единичный случай. Но есть и обратные примеры – в венгерском городе Печ, например, открылась элитная Грамматическая школа имени Ганди. Ее посещают только дети рома. Это самая настоящая лаборатория талантов, из которой выйдут образованные люди. Однако таких историй до сих пор не так много. Вообще, вопрос образования для рома очень сложный – нужны педагоги, у которых есть достаточный опыт, которые смогут с этим справиться. Но точно нужно избавиться от порочной практики разделения детей на своих и чужих. Общие детские сады, школы – только это поможет разрушить изоляцию национальных меньшинств, в том числе и рома.

Как прошло ваше детство?
– Под рассказы отца об истории и традициях рома. Дело в том, что мама у меня венгерка, отца-рома она встретила, когда тот проходил армейскую службу в городе Шапрон. Они влюбились друг в друга с первого взгляда и тут же поженились. Так вот по линии отца было очень много музыкантов. Пожалуй, самый известный в артистических кругах Венгрии – это мой дядя, скрипач Шандор Ярока. Благодаря ему и папе я с ранних лет была погружена в музыкальную культуру рома. «Распространителем», а также защитником культуры этой нации вижу себя и сейчас.

Максим Брискер

Комментарии