Интервью

Инесса Дерменжи

«Посчастливилось быть незамужней»

06.07.2021

Инесса Дерменжи искала героев «Века абсурда» в Молдове, но нашла их в Израиле. В интервью Jewish.ru она рассказала, кого из молдавских бизнесменов встретила в Тель-Авиве, чем плох Иерусалим и зачем выцеплять «серых кардиналов».

Как ты впервые оказалась в Израиле?
– Один из некогда успешных молдавских бизнесменов – Леонид Волнянский – боролся в Израиле с тяжёлым заболеванием. Он наотрез отказывался общаться с журналистами. И вдруг осенью 2018 года согласился на разговор со мной. Позже окажется, что интервью, которое стало отправной точкой в моей жизни, явилось подведением итогов его жизни. Тогда я об этом не знала, просто хотела совместить приятное с полезным. Приятной была поездка, полезным – интервью. Об Израиле к тому моменту я, с одной стороны, знала многое – история Святой земли всегда вызывала у меня интерес, но с другой стороны – ровным счётом ничего. Рассказы эмигрировавших туда приятелей отличались друг от друга настолько, что возникал вопрос: точно ли они все с одной и той же планеты? Не говоря уже о стране или городе. Перцу добавляли «знатоки» – особенно те, кто там никогда не был: все их «познания» были сотканы из обрывков библейской или новостной пропаганды. В общем, осознав, что на вопрос, какой он, Израиль, нет однозначного ответа, так же как и на вопрос, кто такие евреи, я еще больше захотела оказаться в эпицентре событий.

Какими же были первые впечатления?
– Ещё на родине бывалые путешественники предупреждали меня, что прилететь в Израиль не является проблемой. Но вот убедить местный таможенный контроль, что у тебя действительно веская причина посетить Израиль, хотя у тебя нет ни еврейских родственников, ни проблем со здоровьем, ни путёвок на моря – это испытание не для слабонервных. Особенно, если тебе посчастливилось быть незамужней дамой, которой по паспорту меньше 99 лет. Тогда шансов почти никаких. Всё оказалось не так страшно. Однако «исповедаться» и перечислить всех своих живых и мёртвых родственников вплоть до пятого колена всё же пришлось. Это была милая беседа с не менее милой, специально подготовленной сотрудницей в довольно тесной серой комнате неподалёку от пункта таможенного контроля. На такие беседы отправляют всех, кто вызывает малейшее подозрение. То есть всех, кто не занял очередь с табличкой «Для граждан Израиля».

Это омрачило твой приезд?
– Первым делом после аэропорта и заселения в апартаменты я отправилась на центральный рынок в Тель-Авиве, впечатления от которого перекрыли всё, что случилось в аэропорту. Это было потрясающе – там продаётся всё! Нет, не многое, а именно всё! Я гуляла меж рядов, наслаждалась атмосферой и местным колоритом. Меня поразило огромное количество людей, живущих прямо на улицах. Они самобытно обживают огромным количеством личных вещей и домашней утварью центральные улицы Тель-Авива, не покидая свои «дома» ни днём, ни ночью. Они создают особую, ни с чем не сравнимую атмосферу. Примечателен и тот факт, что это не обычные попрошайки, бестактно надоедающие мимо проходящим туристам и местным жителям, а вполне себе прилично одетые люди в окружении аккуратно разложенных книг, различных картин и даже «домашних» животных.

Люди в Израиле очень разные. Существует некий стереотип, что там живут только евреи. Да, живут. Но израильские и не израильские евреи – это две принципиально разные вещи. Они выглядят, говорят и ведут себя совершенно по-разному. Кроме евреев и арабов в Израиле много беженцев из Африки – это тоже немаловажный факт, который сразу бросается в глаза.

Как прошла встреча с Волнянским?
– Мало кто сегодня вспоминает и говорит о нём. Так устроена жизнь, что человека помнят ровно столько, сколько он кому-то нужен. Леонид Яковлевич Волнянский спонсировал, помогал, поддерживал огромное количество творческих людей в нашей стране, а еще выделял финансовую помощь спортсменам, и ветеранам, и другим социально уязвлённым группам нашего общества. К Волнянскому часто обращались за советом бизнесмены и политики. Учитывая все эти факты, можно было хоть иногда звонить и интересоваться здоровьем человека, который многим дал дорогу в жизнь. Увы, по его словам, никто, после того как стал известен диагноз, не проявил участия в жизни заболевшего мецената. Он был почти всеми забыт. При этом сам Леонид Яковлевич абсолютно никого и ни в чём не винил, просто констатировал факт. В тот приезд именно он показал мне не только дневной, но и вечерний Тель-Авив. Познакомил с потрясающей израильской кухней. Еда в Израиле – это отдельная тема для интервью. Порции везде необычно большие, официанты не заставляют себя ждать – подача блюд быстрая и правильная. И фаст-фуд там очень разнообразный, но довольно дорогой, тянет на один поход в кишинёвский ресторан. Израиль – не дешёвая страна. Я узнала, что там распространена так называемая система кредитования: пользуясь банковской картой, можешь уходить в приличный минус. Есть, конечно, какой-то лимит, но в принципе купить можешь всё, что пожелаешь. А когда получишь зарплату, минус с твоего счёта тут же спишут. Мозг так устроен, что 24 часа в сутки ты не можешь подсчитывать, сколько у тебя денег в минусе. И если очень хочешь что-то купить, то покупаешь. Тонкости человеческой психологии становятся своеобразным экономическим крючком, на котором держат местных жителей.

Леонид Волнянский – известный молдавский предприниматель, бывший владелец торгового центра «Элат» в Кишиневе. Скончался в 2018 году в Израиле, из которого он в последние годы уже не выезжал: на родине против него возбудили уголовное дело. Волнянского в Молдове в итоге осудили на девять лет за мошенничество в особо крупных размерах. Предприниматель своей вины не признал. Мало того, говорил, что торговый центр у него отобрали в результате рейдерского захвата.

Тебя что-то роднит с Израилем?
– Та лёгкость и простота, которые свойственны многим израильтянам. И это несмотря на то, что многие из них говорили мне: «Не думай, что здесь легко жить. У нас есть свои причины для недовольства». Всё равно общая энергетика и некая разнополярность монолитного вроде бы Израиля мне очень близка. Мне кажется, там собрано всё, что когда-либо появлялось и есть в мире. Это такой плавильный котёл, смешение культур и менталитетов. Мне в радость было оказаться там, где я могу почерпнуть для себя что-то новое из культуры, искусства, социальных догм.

Некоторые быстро устают от Израиля. Не выдерживают местного ритма. Если переложить Израиль на ноты, то звучать он будет каждый раз по-новому. И не каждый способен услышать или проникнуться этой необыкновенной музыкой. Именно поэтому неподготовленные люди могут устать. Мне, наоборот, Израиля мало. Первая моя поездка туда продлилась чуть меньше недели, второй и третий заезды были уже длиннее. Жить там постоянно я бы не смогла, но пожить некоторое время – для меня особый вид наполнения. Я часто езжу по другим странам. И, как правило, впечатление укладывается в пару слов: «Классно, мне здесь понравилось». И спокойно оттуда возвращаюсь. А с Израилем всегда грустно прощаться. Хочется подольше остаться. В каждый приезд всё равно не успеваешь впитать всё, что тебе необходимо. Что-то Израиль всегда оставляет для себя.

Что-то осталось непонятым в Израиле?
– Наверное, каково это, жить постоянно с угрозой войны. Во вторую поездку я проживала в 15 километрах от сектора Газа. Там всё построено так, чтобы максимально обезопасить людей. Есть дома, оснащённые огромными железными роллетами, которые в нужный момент опускаются – и люди оказываются в своего рода бомбоубежищах. Арабский мир, он совсем другой. Мне исламская культура тоже интересна и нравится. Чужда мне только их еда.

В Иерусалиме меня поразила невозможность прочувствовать это место как древнейший библейский город, набитый артефактами. Всё из-за огромного количества туристов. Оказавшись в святых местах, в центре трёх религий, поражаешься, насколько там бездуховно. Множество людей приезжают со всех концов света, чтобы сфотографироваться рядом с иконами либо с какими-то другими доказательствами Б-жьего промысла на планете, тем самым опошляя и обесценивания своим присутствием священные места.

Они пришли не для того, чтобы проникнуться особой атмосферой и прочувствовать силу места, соприкоснуться с чем-то возвышенным. Нет, это просто вояж для престижа. Такого сумасшествия я не видела нигде и никогда. На разных концертах я встречала неуравновешенных фанатов, из обожания готовых разорвать своего кумира. Но это столпотворение у святынь хуже в десять раз.

Планируешь ли продолжать свой проект «Век абсурда»?
– В рамках Молдовы проект «Век абсурда» был задуман как разговор о личностях, которые так или иначе стали соучастниками абсурда в нашей стране, участвовали в нём, будучи на первых ролях. У них была возможность подтвердить или опровергнуть название проекта своими историями и ответами: причастны или нет. Мой проект отражал ещё и тот факт, что некто мог получить образование в ПТУ – при всём уважении, а сегодня руководит страной и пишет законы, сидя в парламенте. Ничего ни о чём особо не зная, создаёт нормы и правила, по которым мы все живём.

Однажды, будучи за границей, я познакомилась с очень интересным человеком. Мы общались с ним на английском, а когда он узнал, откуда я, то перешёл на чистейший русский язык. Оказалось, что он гражданин Израиля. Мы проговорили с ним часов пять. Довольно зрелый и солидный мужчина, когда-то работал в спецслужбах, после отставки открыл частное охранное агентство. Само собой, не выдавал мне никаких тайн. Узнал про «Век абсурда», проявил интерес.

Беседа подтолкнула меня к дальнейшему развитию проекта «Век абсурда», но теперь уже не в Молдове, а в разных странах. Безумно много повсюду личностей, о которых мало кто знает, а они тем временем формируют жизнь отдельных социумов. Это некие «серые кардиналы», но не в конспирологическом смысле. Просто люди занимаются своим делом, находятся каждый на своём месте и положительно влияют на процессы, происходящие в экономике, политике, образовании, медицине. Я хочу о них писать и говорить.

Мне хочется заявить о важности каждого человека. С глобальным развитием технологий всё большую ценность будет представлять собой именно личность. Нельзя допустить, чтобы на каком-то этапе человек как личность был занесён в Красную книгу.

Олег Дашевский

Комментарии