Интервью

Кирилл Грозовский

«Почка – любому, кто нуждается»

26.11.2021

Евреи и чехи обменялись почками. На очереди – обмен с арабами. Почему евреям нужны органы из других стран и как один донор спасает сразу четверых, рассказал координатор Национального центра трансплантации Кирилл Грозовский.

В вашем центре провели уникальную международную операцию по перекрестной трансплантации: две донорские почки отправились в Чехию, а две, наоборот, оттуда прибыли в Израиль. Расскажете детали?
– Сначала с помощью зарубежных коллег мы расширили имеющуюся генетическую базу – для многих пациентов это существенно сократило время ожидания органов. Для успешной трансплантации нужно, чтобы у донора и реципиента совпали многие медицинские параметры – в рамках одной страны на это могут уйти годы. Проблемы бывают даже у тех пациентов, у которых есть родственники, готовые пожертвовать им почку. Изначально все параметры совпадают, но при детальном обследовании мы находим у реципиента большое количество антител к донору. Это значит, что с высокой долей вероятности иммунная система реципиента отторгнет орган донора. Мы не имеем права так рисковать и начинаем искать другого донора. Но в том-то и дело, что внутри маленького Израиля у многих веками так или иначе происходил обмен генетическим материалом. Так что шанс, что у пары соотечественников найдутся антитела друг к другу, крайне велик. И наоборот – этот шанс минимален у людей разного этнического происхождения. Вот почему мы развиваем международное сотрудничество. Это в разы ускоряет процесс создания как простых пар – донор-реципиент, так и более сложных конфигураций, при которых риск отторжения пересаженных органов полностью исключен.

Сколько времени заняла подготовка конкретно этого двойного обмена с Чехией?
– Это была слаженная, почти военная операция: для донорского органа время нахождения вне тела критически важно, все рассчитано до минуты. В 4 часа утра в больнице РАМБАМ началась первая операция по изъятию почки у донора, через час такая же операция началась в больнице «Шиба». В 8 утра эти почки уже отправились на самолете в Прагу. В эту минуту операции по изъятию почек начались в Чехии. В 12:30 в аэропорту Чехии произошел обмен донорскими органами между чешскими и израильскими медиками. В 18:00 самолет с почками приземлился в Израиле. В 20:00 две почки были доставлены в РАМБАМ и пересажены пациентам одновременно в двух операционных. Да, почки из Чехии нужны были только РАМБАМу, а донор «Шибы» согласился отдать свою подходящую чехам только при условии, что его родственнику тоже проведут операцию. Вот почему в этот день в израильских больницах провели еще несколько операций: в РАМБАМе извлекли почку для пересадки в «Шибе», а в «Шибе» – для пересадки в той же больнице. Сложно на словах объяснить эту многоходовку, но в результате к полноценной жизни вернулось шесть человек.

Причем цепочка из четырех трансплантаций была создана и замкнута благодаря одному израильскому донору-альтруисту, который безвозмездно пожертвовал почку незнакомцу. Но вот только в итоге спас он не одного, а четверых. Доноры-альтруисты становятся важнейшим звеном подобного генетического пазла. Благодаря им мы имеет возможность планировать такие сложные конфигурации.

Подготовка, конечно, была долгой – нужно было убедиться, что доноры соответствуют реципиентам по всем параметрам. Но после того как отпали все сомнения в иммуногенетической совместимости, урегулирование логистических вопросов было делом техники. Все бюрократические вопросы улажены властями. Обмен с чешскими коллегами проходил прямо в аэропорту Праги – донорские органы находились в стерильных контейнерах со льдом. Наши представители не пересекали границу, не было никакого нарушения карантинных зон. И таможенный контроль был минимален.

Сколько таких международных перекрестных трансплантаций вы уже провели? И с какими странами сотрудничаете?
– Это четвертая такая операция на международном уровне, три из них были проведены совместно с Чехией. Летом был успешный опыт с ОАЭ – мы сотрудничали с ними, конечно, уже после достигнутых договоренностей о нормализации отношений, но еще до официального подписания израильско-эмиратского мирного договора. Сейчас мы активно работаем над расширением списка партнеров. В следующем месяце проведем такую операцию с Австрией.

Все это касается только почек или в теории можно расширить сотрудничество по пересадке и других органов?
– С другими органами чуть сложнее – все упирается во временные возможности существования органа вне человеческого организма. У почки оно чуть дольше, чем у других органов. К тому же, как я уже говорил, такие сложные цепочки возможно планировать лишь с помощью живых доноров, жертвующих, как правило, только почку. Ну, и в исключительных случаях часть печени или легкого. Если сотрудничать с нами будут как можно больше географически близких к нам стран, то перечень органов, трансплантируемых по международной программе, конечно же, может расшириться.

Получается, в Европе, например, такие операции между странами – рутина?
– Да, в Европе существует единый банк трансплантологии. Я, например, в Голландии хочу пожертвовать почку родственнику, но не могу из-за выявленной несовместимости. Тогда я жертвую её бельгийцу, родственник которого жертвует моему. В Европе нет географических и таможенных проблем между странами, да и расстояния приемлемые, все происходит довольно легко. Но у Израиля есть своя уникальность. Во-первых, у нас за все трансплантации отвечает государство, что исключает любые финансовые затраты для больного. Но главное, что у нас есть – это доноры-альтруисты. Это непопулярно в других странах – жертвовать органы не кому-то конкретно, а бескорыстно, любому, кто в них нуждается. Такими альтруистами движет лишь желание сделать так, чтобы боли и страданий в их стране, да и в принципе в мире, стало как можно меньше. Вот эта вот волнительная и позитивная драматургия, присущая каждой подобной операции, и отличает нас от других стран.

Комментарии