Интервью

Алексей Лаптев

«Боря должен быть женат»

17.06.2022

Зачем в Башкирии нужен еврейский драмтеатр, кто в него ходит и кто за всё платит, рассказал в интервью Jewish.ru директор театра «Шалом-Алейхем» Алексей Лаптев.

В России всего два еврейских театра – московский и ваш уфимский. Еврейского драматического театра нет даже в Биробиджане. Как же он появился в Башкирии?
Десять лет назад я пробовал устроиться в один из государственных театров Уфы, но они заявляли об отсутствии вакансий. Причем не брали не только актером, но даже, к примеру, монтировщиком сцены – а я был тогда готов на любую работу, главное, чтобы в театре. Я не представлял себя вне театра. Но везде говорили одно и то же: оставьте резюме, и мы вам перезвоним. Когда никто так и не перезвонил, я решил создать свой театр. Продумывал разные жанры и репертуар, но пазл как-то не складывался. Я чувствовал, что чего-то не хватает. Однажды я затронул эту тему в присутствии одной из актрис с еврейскими корнями. Так как таковые есть и у меня, она предложила мне создать еврейский театр. И я понял, что это оно. Обратился к уфимскому раввину, он эту идею поддержал и предоставил помещение для репетиций в общинном центре. С этого и началась история нашего театра «Шалом-Алейхем», который в этом году уже откроет свой юбилейный, десятый сезон.

Какие пьесы входят в репертуар театра? Как вы их выбираете?
– Все постановки посвящены еврейской культуре, традициям и национальному колориту. «Шалом-Алейхем» – это театр для всех, кто стремится познать еврейскую культуру. Все спектакли идут на русском языке. В репертуаре присутствуют как классика, так и современные постановки. Мы ориентируемся на интерес зрителя. Современная комедия, стоит признать, продается лучше, чем классика. Это и есть критерий выбора. Ведь нам нужно окупать затраты на постановку – и платить за аренду сцены, так как собственного здания у нас нет, выступления проходят на сценах городских театров.

Это критично, что у вас нет своего здания?
– Главная трудность, что актеры нашего театра лишены возможности прогонов. В тех театрах, где есть своя сцена, актеры делают четыре прогона на основной, а не на репетиционной сцене. У нас прогон лишь один – и актеры, особенно перед премьерой, волнуются, ведь к конкретной сцене нужно еще привыкнуть. В остальном наша деятельность ничем не отличается от государственных театров. У нас три репетиционные площадки, одну из которых предоставляет синагога. Есть склады, где хранятся декорации. Часть декораций нам любезно предоставляют театры, у которых мы арендуем площадки. Ведь мы, в отличие от них, лишены государственной поддержки, и они помогают всем, чем могут. За это им, конечно, спасибо. Но свое здание – наша первоочередная цель. Мы ведем активные переговоры с башкирским Министерством культуры, с администрацией Уфы.

На какие деньги вы существуете?
– Есть гранты. К примеру, в прошлом году мы провели «Фестиваль иврита», став победителем конкурса грантов главы Республики Башкортостан. Теперь хотим сделать фестиваль ежегодным: он оказался интересен не только еврейской общине, но и всем остальным. Зрители остались довольны. В этом году поставили премьеру «Бывших жен не бывает» при поддержке гранта Президентского фонда культурных инициатив. В остальном рассчитываем только на себя. «Талант – это вера в себя, а успех – количество попыток», – говорил нам в театральном институте Кирилл Крок, директор театра Вахтангова. Так что нужно пробовать, пытаться, находить решение, а не сидеть и плакать, как все плохо.

Чем вы гордитесь в театре?
– Коллективом, конечно. Ведь опять-таки, в отличие от государственного театра, наши актеры работают без зарплаты. На полном энтузиазме. Почти весь доход от продажи билетов идет на костюмы, декорации, звуковые дорожки к спектаклям и прочее. Каждый актер, устраиваясь в труппу, знал об этом. Кого это смущало – сразу уходил. Остались лишь те, кто хочет играть именно здесь, кто искренне любит еврейский театр. Всем приходится подрабатывать в других местах. Это нелегко, и мы надеемся, что со временем их вклад будет вознагражден. Но на это никто не сетует. В труппе театра 30 актеров. Все они – гордость театра. Ведь без взаимодействия внутри коллектива не получилось бы достичь ни одного из сегодняшних успехов, среди которых и сам факт существования театра на протяжении десяти лет. Юбилейный сезон мы, кстати, откроем на сцене театра имени Евгения Вахтангова. Гастроли состоятся при поддержке государственной программы «Большие гастроли».

Чем собираетесь порадовать столичного жителя? Есть ли приглашения из других городов?
– В Москве мы покажем премьеры прошлого сезона, а открывать программу будем спектаклем «Чудо Хануки» по пьесе современного талантливого драматурга Владимира Савича. По сюжету холостяк Борис, к которому вот-вот должен нагрянуть богатый дядюшка из Швейцарии, лихорадочно думает, как ему стать наследником дядиного состояния. Но дядя готов завещать все племяннику с одним условием: Боря должен быть женат. Это, конечно, не первые гастроли театра. За границей пока еще не были, но в Казани побывать успели. А недавно театру поступило приглашение принять участие в праздничных программах, посвященных 100-летию Республики Чечня. Мы будем представлять Башкортостан, но рассказывать про культуру еврейского народа. Это было неожиданно. Но оказалось, что в Чечне проживает довольно большая еврейская община.

Насколько я понимаю, вы ведь не только про театр? Вы еще проводите ежегодные мероприятия, посвященные Дню памяти Холокоста. Что это за статуэтка «Бабочка памяти», которую вы вручаете?
– Последние три года 27 января мы проводим мемориальный концерт «Свеча памяти Холокоста». В этом году, правда, в связи с коронавирусными ограничениями провели его в мае. И на нем как раз впервые вручили «Бабочку памяти» 26 педагогам, внесшим вклад в сохранение памяти о Холокосте среди учеников и студентов. Это наша им скромная благодарность.