Китайцы изучают Талмуд с целью "быстро разбогатеть"

29.11.2011

Французский еженедельник Les inRocks обратил внимание своих читателей на нацистскую моду, охватившую Японию и Южную Корею, а вслед за ними и Китай. В последнее время самым популярным свадебным костюмом для китайских женихов стала форма офицера СС, "дополненная" игрушечным пистолетом или даже овчаркой на поводке. При этом невесты, как правило, не проявляют интереса к "наци-шику" и предстают в образах эльфов и персонажей манга.

Les inRocks обратился за комментарием к сотруднику Института еврейских исследований Глейзера в Нанкине, доценту Чжэньхуа Мену. Эксперт по вопросам еврейской истории и иудаики ответил на вопросы редакции накануне своего вылета в Иерусалим для участия в семинаре "Как рассказывать о Холокосте в странах, где нет еврейской традиции". Семинар проводится мемориальным комплексом Яд Вашем.

По словам Мена, в последнее время среди китайской молодежи действительно появился интерес к Гитлеру и нацизму. Однако это объясняется тем, что, по мнению китайцев, диктатура является наиболее подходящей политической системой для их родины. При этом китайцы практически ничего не знают о преступлениях нацизма и Холокосте. Они привыкли думать, что "Европа — это слишком далеко".

Для большинства китайцев образ "еврея" непосредственно связан с образом "денег". Китайцы убеждены в том, что "евреи — умные и хитрые бизнесмены". Бестселлером последнего года в Китае стала книга, повествующая о том, что "вот уже 200 лет семья Ротшильд тайно правит миром". Чжэньхуа Мен отмечает, что студенты часто останавливают его в коридорах вуза с просьбой дать им почитать Талмуд — они уверены в том, что эта книга о том, как быстро разбогатеть.

При этом в Китае, по словам сотрудника Института еврейских исследований, нет традиции антисемитизма. В конце 30-х годов Шанхай оставался одним из немногих портов, принимавших евреев без каких-либо визовых ограничений. В годы Второй мировой войны этот город, приютивший более 30 тыс евреев, был назван "Восточным Ноевым ковчегом". До сих пор в Шанхае живут потомки этих беженцев.