Банкирский дом Ротшильда в Баку

15.04.2001

"Если нефть королева, то Баку ее трон",- писал в начале века британский премьер Уинстон Черчилль

Город в Закавказье на Апшеронском полуострове рос необычайно быстрыми темпами, каких не знали ни Россия, ни вообще Европа. Не случайно Баку принято считать городом "американской складки" — интенсивность его развития так же головокружительна, как и рост крупных городов Америки. Со всех концов России, из-за границы в Баку стекались люди разных национальностей в поисках работы и счастья. Среди них было немало евреев. Лишь за шесть лет с 1897 до 1903 год численность еврейского населения Баку более чем удвоилась. Евреи занимали пятое место, впереди них были только тюрки азербайджанские (так тогда называли азербайджанцев — прим. ред.), русские, персы и армяне.

Показательно, что Баку и в самые мрачные дореволюционные годы, связанные с разгулом реакции, не знал антисемитизма. В 1901 году в администрации нефтяных компаний и обществ насчитывалось 64 еврея. Сказалось и то, что в Баку евреям предоставлялись сравнительно широкие возможности для производственной и коммерческой деятельности, и то, что доминирующее положение в бурно развивавшейся нефтяной отрасли с 80-х гг. XIX в. на Апшероне занял парижский банкирский дом с характерным названием "Бр. Ротшильд"

16 мая 1883 года было подписано высочайшее утверждение (то есть согласие со стороны самого императора — прим. ред.) новой в Баку фирмы — Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества. Оно полностью принадлежало баронам Ротшильдам.

Заинтересованность в бакинской нефти, как и в нефти вообще, проявил преемник Джемса Ротшильда — Альфонс, возглавивший с 1868 года парижский банкирский дом. В Баку им был послан Ротшильд-младший, под руководством которого и предпринимались первые шаги вновь образованного Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества Капитал Ротшильда в то время для многих представлялся весьма заманчивым, так как в Баку чувствовалось страшное безденежье.

Действительно, появление названного торгового дома значительно оживило нефтяную промышленность и Баку, и всей России. Открыв многим предпринимателям широкий кредит в десятки и сотни тысяч рублей, Ротшильды помогли местным предпринимателям выйти из крайне затруднительного положения, а некоторых даже спасли от полного банкротства.

Имея в бакинских сейфах 6 миллионов (золотых) рублей и 25 миллионов франков основного капитала, Ротшильды со свойственной им энергией и размахом взялись за дело. Пробным камнем стал рейс наливного судна "Фергессен" из Баку в Антверпен. Не прошло и года, как была отправлена первая партия керосина в Лондон. За короткий срок компания Ротшильда распространила свое влияние на 135 мелких и средних нефтяных предприятий Закавказья. Ротшильд скупал у них керосин для отправки на внутренние рынки России и в другие страны.

Во властных структурах царской России к проникновению Ротшильда в нефтяной Баку, как и вообще к иностранным инвестициям, отношение было неоднозначным. Да и ряд потесненных местных компаний поднимали шум, что чужеземцы, мол, не дают дышать исконным российским промышленникам. В столичном Петербурге, в Государственном совете и министерствах давали о себе знать и юдофобские настроения. За свободу предпринимательства для иностранных фирм активно выступил наместник Кавказа князь Михаил Голицын. С Голицыным солидаризировался министр финансов России Сергей Витте, выступавший за беспрепятственное приобретение иностранными компаниями нефтеносных земель.

В итоге победил здравый смысл, и по новым правилам, принятым в июне 1892 года, предусматривалось, что иностранные общества и евреи могут приобретать в пользование собственность и нефтеносные земли. Правда, в законе имелась оговорка: "но не иначе, как с особого каждый раз разрешения Министерства государственных имуществ, по соглашению с министерствами внутренних дел и финансов и с главноначальствующими гражданской частью на Кавказе".

Однако в подавляющем большинстве случаев эти требования не мешали расширению деятельности частных иностранных фирм и предпринимателей-евреев.

Ротшильды быстро приступили к приобретению и разработке нефтеносных земель на Апшероне, беря их в аренду у государства. Они покупали участки, еще не тронутые бурением, площади с заброшенными, оставшимися исчерпанными нефтяными колодцами, промыслы, не оправдавшие надежд их прежних владельцев. Небольшой керосиновый завод Батуми доставшийся Ротшильдам, скоро реконструировали, намного увеличив его производительность и подняв качество выпускаемого керосина. А на окраине Баку, в Белом городе было выстроено крупнейшее нефтеперерабатывающее предприятие — целый промышленный комплекс, состоявших из трех отдельных заводов. Ротшильдами были также построены и оснащены газовый завод, электрическая станция, опреснители морской воды, механические мастерские с большим числом рабочих и техников, по сути, заводы, ремонтировавшие нефтепромысловое оборудование и трубы, изготавливавшие запасные части и бурильные инструменты.

Производственной, коммерческой деятельности Ротшильдов в Баку были присущи масштабность, всеохватность, способность оперативно и целенаправленно решать узловые, актуальные проблемы. Ротшильды предпринимали немалые усилия, преодолевая чиновничье-бюрократические рогатки, и в конце концов добились от властей права частным лицам на свои деньги приобретать вагоны-цистерны и обеспечивать ими железную дорогу. Максимум 6% годовых Ротшильды брали со своих должников, их кредит считался самым дешевым в Баку. Сконцентрировав в своих руках вывоз нефтепродуктов, переведя хранение и транспортировку грузов на индустриальную базу, они избавили многие средние и маломощные компании от дополнительных хлопот. Нисколько не сбавляя темпов экспорта, Ротшильды принялись и за овладение внутренним рынком России.

Состав сотрудников компаний был в целом интернациональный, и в то же время на решающих участках управления и производства работало немало специалистов-евреев. Нередко это были те, кто из-за дискриминации в Европейской России не мог применить на практике свои знания, способности, умение плодотворно трудиться.

Ротшильды понимали, что у нефтепровода большое будущее, что с ним связан технический прогресс в нефтяной отрасли, да и не только в ней. Они были готовы взять концессию на строительство нефтепровода Баку-Батуми. В 1907 году, нефтепровод на всем своем протяжении вступил в действие.

Официальное его открытие с правительственной комиссией по приемке, с благодарственными словами в адрес Ротшильда состоялось 24 июля в Тифлисе.

Новаторским по замыслу и духу было освоение нефтяных богатств, скрытых под дном Каспийского моря, в акватории Биби-Эйбатской бухты. На такое еще нигде в мире не осмеливались. В обществе "Нефть" и "Биби-Эйбатском нефтяном обществе", вошедших в начале века в ротшильдовскую группу нефтепромышленных предприятий, обычные наградные заменили участием рабочих в прибылях нефтепромыслов. Появились зародыши будущего "народного капитализма".

Ротшильдовское Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество не скупилось отпускать крупные суммы на благотворительные цели. Ротшильд был щедр в оказании помощи Бакинскому еврейскому обществу. В начале века при синагоге, находившейся в центре города, были мужское техническое училище с четырехгодичным курсом, женское профессиональное училище, а также субботние вечерние классы. Вносить плату не требовалось, более того, всем учащимся бесплатно давали чай, а дети из бедных семей обеспечивались одеждой, обувью, учебными пособиями. Многие тысячи томов насчитывались в библиотеке-читальне. В Баку также функционировало отделение Еврейского литературного общества, ставившее своей задачей содействие изучению и развитию научной и изящной еврейской литературы на иврите, идише и других языках, и Общество для распространения просвещения среди горских и грузинских евреев.

Все они, а также Бакинское еврейское благотворительное общество регулярно получали твердую материальную поддержку от ротшильдовских фирм, его представителей на местах.

Кроме того, Ротшильд оставил в Баку великолепные здания. Украшением городского ансамбля остается главная контора Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества, где ныне размещается прокуратура Азербайджанской республики. На Садовой улице в Баку на деньги Ротшильда, был построен особняк Дебура, прекрасное здание дворцового типа с изумительным внутренним убранством. Сейчас здесь, как и в соседнем доме, приобретенном и переоборудованном Ротшильдом, находится Музей искусств.

В 1918 году Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество, были национализированы декретами Бакинской коммуны. Но к этому времени парижский банкирский дом Ротшильдов уже не был их полновластным владельцем. Ротшильд к началу первой мировой войны уступил подавляющую часть своих акций англо-голландскому "Ройял Датч Шелл".

Материал подготовил

Дмитрий Стефкин