Мир в жёлтых ботинках

07.08.2019

Как потомственный сапожник из Одессы Натан Шварц создал торговую империю Timberland и обул весь мир.

Натан Шварц родился в Одессе в 1902 году. Изготовлением обуви в его семье занимались издавна: мальчик принадлежал уже пятому поколению, с ранних лет с лёгкостью разбиравшемуся, как кроить кожу и вырезать подмётки.

Перед началом Второй мировой войны семья эмигрировала в США и поселилась в Бостоне. Не гоняясь за американской мечтой и не грезя о лёгких деньгах, Шварцы сразу же взялись за то, что умели лучше всего – за пошив обуви. В крошечной семейной мастерской Натан сначала помогал отцу, а после его смерти – управлял нехитрым бизнесом сам, приучая к семейному делу уже своих детей.

Лишь в 1952 году накопленных за полжизни денег хватило на покупку половины небольшой обувной фабрики, простаивавшей в городе Абингтон штата Массачусетс. Через три года Натану удалось выкупить всю фабрику. На его качественную обувь был стабильный спрос, но звёздным бизнес все равно назвать было нельзя. Однако в 1965 году Натан Шварц произвёл революцию в обувной промышленности. Он придумал технологию бесшовного соединения резиновой подошвы с кожаным верхом ботинок методом прессования. Отсутствие швов делало ее водонепроницаемой. После некоторых технических и маркетинговых доработок в 1973 году на рынке появились первые ботинки под брендом Timberland – с гарантией «непромокаемости» от производителя.

Впрочем, сначала они назывались Timberlander, то есть «Человек леса», и предназначались для лесорубов, по достоинству оценивших комфорт ботинок необычного по тем временам желтого цвета. Лишь в 1978 году компания официально укоротила свое название. Тогда же у бренда Timberland появился и фирменный логотип – американский дуб. По замыслу Шварца, логотип должен был символизировать не только прочность и надежность обуви, но и крепкий семейный бизнес, с годами становившийся всё более могучим.

Что же касается фирменного жёлтого цвета, то «заточен» он был, говорят, тоже под лесорубов, дабы в пылу работы те не рубанули топором по своим ногам. С годами этот жёлтый цвет, достигнутый определенным способом обработки кожи, стал визитной карточкой компании. Вот что вспоминал о семейной презентации первых ботинок внук основателя компании Джеффри Шварц: «Мне было тогда лет десять, мой отец все время пропадал на фабрике, и в доме постоянно шли разговоры про то, как же сделать ботинки Timberland непромокаемыми, как выделать кожу. О том, что хлопковые нитки не подходят и нужны нейлоновые, что швы должны быть эластичными, но прочными, поэтому их надо сделать тройными. О том, что клепки, куда вставляются шнурки, должны быть металлическими, но не железными, чтобы они не заржавели от воды. И вот наконец настал тот исторический момент, когда отец принес домой эти первые ботинки Timberland. И тут мой брат воскликнул: “Я ни за что такие не надену. Они же жёлтые!” Решая насущные производственные проблемы, никто даже не подумал о цвете».

Однако «недоработка» сразу же превратилась в «фишку» компании, а вскоре послужила и лучшей рекламой. На маркой, светлой коже грязь была куда заметней, чем на более тёмной обуви. Но и избавиться от нее было легче – поставить под проточную воду, не опасаясь, что ботинки промокнут. У компании тут же появился и популярный лозунг, подчеркивавший износостойкие характеристики: «Если вы любите свои Timberland, относитесь к ним как можно хуже».

За следующие несколько лет компания Шварца стала ведущим игроком обувного рынка США, а вскоре и Европы. В 1980 году широкая линейка обуви Timberland, в рядах которой уже давно были и женские, и детские модели, начала производиться в Италии. Успеху растущей империи способствовала и продуманная реклама на телевидении. Причём это были не постановочные ролики с актёрами на фоне красивых пейзажей, а что-то вроде коротких «тест-драйвов». Реальные люди проверяли ботинки Timberland на удобство и прочность в ходе участия во всевозможных гонках, забегах и экспедициях.

В 70-х Натан Шварц доверил управление компанией сыновьям. Однако от дел он не отходил вплоть до своей смерти в 1984 году: мог запросто прийти в фабричный цех и провести целый день за изготовлением ботинок. В 1991-м должность директора компании по производственным вопросам занял его внук Джеффри Шварц – впоследствии он же стал президентом Timberland. «Для меня бизнес – это глубоко личное, – признавался как-то в одном из интервью Джеффри Шварц. – Это наш семейный бизнес. Это труд моих предков и моя память о них. Мой отец на фабрике мог работать на любом оборудовании. Даже когда у него было свободное время, он теребил в руках кусочек кожи, думая, как сделать ее качество лучше. Поэтому можно смело сказать, что в наше дело вложена душа. Наша стратегия – это как будто разговор один на один с потребителем. Я лично несу ответственность перед покупателем, гарантируя ему высокое качество продукта, который он покупает. Ведь чем бы ни занимался по жизни, если ты делаешь это с душой и лучше других – ты победитель».

Комментарии