Дмитрий Астрахан

12.04.2001

Дмитрий Астрахан

Нет, это не фильмы, снятые в Астарахани, а ленты Дмитрия Астрахана, 43-летнего режиссера, развившего необычайную активность в период сегодняшнего малокартинья. Его ленты "Ты у меня одна", "Четвертая планета", "Все будет хорошо", "Контракт со смертью", сериал "Зал ожидания" и почти десяток других работ, пришлись по душе большой массе зрителей и в то же время вызвали резкую волну критики.

Писали: "Продукция Астрахана никакого отношения к искусству не имеет"; "Это низшая кинематографическая планка". Однако все эти оценки относительны. Зритель, хотя порой и ворча, смотрит эти фильмы, с удовольствием, болеет за судьбу персонажей и благодарно называет ленты Астрахана "переживательными". Этот мастер чувствует сегодняшнюю аудиторию, ее потребности — то, что публика хочет и посмеяться на фильме, и слезу пустить, и узнать кусочек собственной судьбы в судьбе героя. Да, постановщик может быть не очень тщательно выбирает точку съемки, не слишком изысканно монтирует, не самую удачную музыку подкладывает под изображение. Но берет он зрителя за душу внятным и последовательным рассказом историй (что отечественный кинематограф почти разучился делать). А еще — хорошей работой с актерами (это неудивительно, ведь Дмитрий Хананович — опытный театральный режиссер, возглавлял Петербургский Театр Комедии, ставит спектакли по всей стране).

Дмитрий Астрахан снимает быстро. И фильмы у него — если судить даже по лентам "Ты у меня одна", "Все будет хорошо" и "Перекресток" — достаточно кассовые. Это не может ни нравиться продюсерам, а потому за услугами этого бойкого режиссера — на зависть других его коллег, годами сидящих без работы, — выстроилась очередь.

Одну из главный задач Астрахан видит в том, чтобы снять фильм подешевле, а потому он не брезгует ни актерами из художественной самодеятельности, ни скороспелыми диалогами, написанными прямо на съемочной площадке, ни непрофессиональным художником по костюмам. Экономить может на всем — на массовке, на фотографе, на технических исполнителях, и многое предпочитает делать сам. Если нужно — и роль небольшую сыграет, тем более, что внешность у Дмитрия Ханановича достаточно колоритная. Никто не перепутает его характерные еврейские глаза и черты лица ни с какими другими, достаточно увидеть его хоть раз, хоть в самой пустяковой эпизодической роли.

К тому же он один из немногих, кто последовательно разрабатывает в своем творчестве еврейскую тему. Его дебют "Изыди!" был трагическим рассказом о еврейском погроме в начале века в маленьком украинском местечке, фильм "Из ада в ад" воскрешал историю еврейского погрома в послевоенном польском городе (еврейские семьи, уцелевшие в концлагерях, вернулись в свои дома, но поляки, занявшие за это время их квартиры, не захотели освобождать жилплощадь и устроили настоящую бойню бывших соседей). Одним из главных персонажей трагикомедии "Все будет хорошо" стал талантливый еврейский юноша по фамилии Горелик, а героем музыкальной мелодрамы "Перекресток" — обаятельный еврей (его играл Леонид Ярмольник), рок-музыкант, певец и композитор, на дарование которого теперь нет спроса...

Дмитрий Астрахан, называемый коллегами "рекордсменом по доставанию денег" (хотя у него поучиться бы этому надо, а не отворачиваться от его опыта, не говорить о нем с такой смесью брезгливости и зависти!), не гонится за лаврами гения, за "Никами", "Жемчужинами", "Золотыми овнами" и прочими призами российского кино. Он просто хочет, чтобы его фильмы смотрели. И продюсеров это вполне устраивает. Они видят, что "астраханское кино" приносит прибыль, и вкладывают в этого "многостаночника" новые средства. Причем, Астрахан снимает порой с такой скоростью, что прокатчики не успевают выпускать его фильмы на экран. А может быть ему просто некогда смонтировать снятое и, как говорится, довести до кондиции. Ему интереснее — придумывать и снимать, чем потом заниматься озвучиванием ленты и говорить о ней что-то журналистам.

Говорят, Дмитрий Астрахан довольно нетерпим к критике, что он скуповат и недоплачивает своей съемочной группе, что считает себя супер-профессионалом, хотя некоторые телеканалы и компании, однажды поработав с ним, не стремятся повторить этот опыт.