Горин, не принимавший участия во всеобщей лжи

07.05.2001



В нынешнем марте ему исполнилось только 60. Совсем недавно в московском цирке с шумом прошло яркое представление, посвященное 20-летию телефильма "Тот самый Мюнхгаузен", снятого по его сценарию. А телевидение показало первую ленту, сделанную по его рассказу в начале 70-х, — "Остановите Потапова!". И были запланированы новые встречи замечательного писателя Григория Израилевича Горина со зрителями (они с такой радостью встречали автора любимых ими фильмов "О бедном гусаре замолвите слово", "Дом, который построил Свифт", "Формула любви" и других!). А его уже нет.

Тем, кто был знаком с Гориным, можно гордиться, что жил с ним в одно время. Таких, о ком можно так сказать, не так много, согласитесь. По нему можно было сверять свое ощущение происходящего. Ни одного фальшивого движения, ни одного не к месту сказанного слова, достоинство во всем. И это не напоказ. Наверняка, оставаясь один на один с собой, он вел себя так же.

Очень сложно совместить достоинство и несерьезность, озорство и природную мудрость. Горину — удавалось. Кажется, он не менялся никогда. Он был таким же, когда к нему только приходила известность — во времена совместного творчества с Аркадием Аркановым: беззаботного остроумия и мальчишеских выходок. Он остался таким, когда по стране пошли его пьесы и фильмы, наполненные иронической грустью и искрометным юмором. Горин из тех редких писателей, которым дано возвысить наивную сказку до жизненных обобщений, перевести литературный шедевр на язык кино так, чтобы он приобрел несколько новых измерений и неожиданных подтекстов.

Ну, каковы были бы 60-е без его рассказов на 16-й полосе "Литературной газеты" и монологов в исполнении Аркадия Райкина? А 70-80-90-е без его пьес и фильмов по его сценариям? Свифт без Горина был бы совсем другим Свифтом. И "Ленком" был бы другим театром. И мы были бы другие.

Горин научил нас смотреть на мир другими глазами.

Горинский смех сквозь раздумье, через поиск нереальных путей дарован нам — чтобы придать осмысленность и оправдание пребыванию на этой грешной земле. Он написал "Поминальную молитву", призвав к пониманию друг друга людей, не желающих слушать, слышать и понимать, ведь ненавидеть куда легче, чем любить.

Припомнит ли кто-нибудь, чтобы этот автор позволил впустить в свой мир злобу дня? Он не стал бы тратить душу на такие пустяки. Григорий Горин был необыкновенно щедр в своем творчестве. То что он нам подарил, останется навсегда, и нам будет что передать своим детям.