Ужасы Патрисии Аркетт

04.07.2001

Патрисия Аркетт

Патрисия Аркетт родилась 8 апреля 1968 года в Чикаго, штат Иллинойс, в еврейской семье, где профессия актера передавалась по наследству, как фамильное серебро. Дед Патрисии Клифф Аркетт — эстрадный юморист — смешил Америку 50-х в роли Чарли-Ткача в телевизионном "The RCA Victor Show". Отец — Льюис Аркетт — сыграл в 22 телесериалах и в 56 фильмах, из которых наиболее известны "Танго и Кэш" и "Крик-2". Половина фильмов — триллеры и детективы, где Льюис играл военных, полицейских и других солидных должностных лиц. Актерскую карьеру избрали братья Патрисии — Алексис, Ричмонд и Дэвид, а также старшая сестра Розанна, которая подростком сбежала в Голливуд и пробилась в кино и на телевидении.

Сама Патрисия последовала примеру Розанны — оставила дом в 16 лет и отправилась в Калифорнию пробовать себя в качестве лицедейки. Поначалу Аркетт получала роли в фильмах для тинэйджеров, например, в "Большой умнице" (1986) Димитрия Логотетиса, где она выступает в качестве задорного и уязвимого подростка по имени Нолик, или в третьей части легендарного "Кошмара на улице Вязов" (1987). Аркетт играет девочку Кристин, которой наряду с другими детьми снится ужасный Фредди Крюгер (Роберт Энглунд) с изуродованным лицом, в полосатой фуфайке и перчатках с длиннющими лезвиями. Сны становятся явью, Крюгер — реальностью. Кристин сражается с Крюгером, эффектно лупит его кулаками и очень громко визжит. Победить убийцу ей помогает святая вода и друзья.

Но вот в 1991 году Аркетт предложили одновременно две главные роли. В телевизионном фильме Дайан Китон "Дикий цветок" она сыграла полуглухую девушку, которой двое изобретательных подростов помогают найти место в обществе. А в режиссерском дебюте актера Шона Пенна "Индейский бегун" Аркетт перевоплотилась в нервную подружку ветерана войны во Вьетнаме, который возвращается домой и хочет начать новую жизнь. Несмотря на явную антипатичность своего персонажа, актрисе все же удалось скрасить мрачную интонацию фильма и вызвать сочувствие зрителей к девушке, которая видит в приятеле-эгоцентрике рыцаря без страха и упрека, в то время как остальные считают его тривиальным неудачником.

Взлетом карьеры Аркетт стала работа в фильме Тони Скотта по сценарию Квентина Тарантино "Настоящая любовь" (1993). Ее героиня — Алабама — начинающая девушка по вызову, влюбляющаяся в первого же своего клиента, человека, с такой же неприкаянной душой в исполнении Кристиана Слейтера. Пытаясь продать украденную партию героина, они попадают в эпицентр суровых гангстерских разборок. За роль Алабамы Аркетт получила "MTV Movie Award" как лучшая актриса года.

Актерский потенциал Аркетт в полной мере проявился в фильме Дэвида Линча "Шоссе в никуда" (1996), где ее героиня "раздваивается", принимая обличье то беззащитной брюнетки, то роковой блондинки. В отличие от "Настоящей любви" в картине Линча Аркетт выглядит абсолютно спокойной, меланхоличной и даже заторможенной. Эта, а также ее манера игры в нео-нуаре "Прощай, любовник" позволяют сделать предположение, что она экспрессивна лишь тогда, когда этого требует роль.

В 1999 году Аркетт несколько обновила свой имидж актрисы, снимающейся преимущественно в независимых постановках, и появилась в мистическом триллере Руперта Уэйнрайта "Стигмата". На этот раз ей выпала роль американской парикмахерши-атеистки, на коже которой внезапно начинают выступать "стигмы" — раны. Благодаря огромному количеству теологических нелепостей и полному отсутствию иронии у его создателей фильм превратился в китч, где Бирну и Аркетт оставалось лишь выпучивать глаза, дергаться и орать благим матом.

В 1995 г. Аркетт вышла замуж за "оскароносного" актера Николаса Кейджа. Вот, что она сама рассказывает о своей жизни:



- Как Ваши дети относятся к тому, что их родители — звезды?

— Они нечасто сталкиваются с этим в повседневной жизни. Разве, что когда у нас просят автограф, или сын, идя улице, видит меня на рекламном постере. Тогда он говорит: "О, мама, это ты снялась в этом фильме!"

- Кроме того, что у Вас знаменитый муж, все ваши братья (Ричмонд, Алексис и Дэвид) и сестра Розанна — тоже актеры. Кто из них научил вас справляться с нелегкой "жизнью звезды"?

— Мой отец был актером, и для меня "голливудская жизнь" была лишена привлекательности. У отца то была работа, то ее не было, и от этого зависело, насколько хорошо мы будем жить. Николас, когда я вышла за него, как раз стал суперзвездой. Первая пара лет была совершенно невыносимой — люди очень странно себя ведут, когда видят перед собой не обычных людей, а звезд.

- Теперь, когда вы много зарабатываете, стали ли вы меньше думать о деньгах?

— Чем больше денег ты зарабатываешь, тем больше тратишь. У денег есть такое свойство — испаряться. Чем больше людей ты нанимаешь, тем больше тебе нужно зарабатывать. И наверное, это хорошо — это не дает тебе остановиться.

- В каком фильме вы бы хотели сняться, после двух мистических триллеров?

- В глупой-глупой комедии. Главное, чтобы я там много смеялась.

Чего вы боялись в детстве?

- Я всегда верила в привидения. Например, в первый же день съемок на съемочную группу упал деревянный потолок, и нас от гибели спасла только статуя Христа, которая приняла на себя удар. Это было еще одно знамение — Бог спас нас от смерти.

- А чего боитесь сейчас?

- Я постоянно боюсь, что начнется какая-нибудь война. Меня ужасает способность людей убивать друг друга.

Что ж, страх — нормальное человеческое чувство. А голливудским актерам ничто человеческое не чуждо. Скорее наоборот, все страсти проявляются у них гораздо сильнее. Особенно, когда всю жизнь снимаешься в ужастиках и триллерах.

По материалам американской прессы