Даниел Дэй-Льюис — актер с характером

11.07.2001

Даниел Дэй-Льюис

Даниел Дэй-Льюис родился в Лондоне. Его отец — известный английский поэт Сесил Дэй-Льюис, "поэт-лауреат", в 30-е годы считавшийся "английским Маяковским". Мать Даниэла, актриса Джилл Бэлкон — еврейка — дочь знаменитого кинопродюсера сэра Майкла Бэлкона, сыгравшего одну из ключевых ролей в истории английского кинематографа (он, к примеру, продюсировал английские фильмы Хичкока).

В своих интервью Даниел Дэй-Льюис любит говорить, что всегда хотел играть на сцене, что серьезное решение выбрать эту стезю принял уже в двенадцать лет, однако, испытав серьезный душевный кризис, связанный со смертью отца в 1972 году, попытался пересмотреть свою жизнь и даже собирался заняться ремеслом столяра-краснодеревщика. И все же стремление к профессии актера, сущность которой Дэй-Льюис видит, прежде всего, в том, что она, по его словам, "позволяет менять кожу", вернуло его на сцену. Дэй-Льюис учился в Бристольской школе искусств, одновременно выступая в бристольском филиале театра "Олд Вик", в дальнейшем преобразованном в Национальный молодежный театр.

Первую свою крупную роль он сыграл в телевизионной пьесе "Сколько миль до Вавилона?" (1981). В 1983-84 годах в роли шекспировского Ромео он участвовал в мировом турне Королевской шекспировской труппы. Если не считать появления в эпизоде у Джона Шлезингера в фильме под названием "Воскресенье, проклятое воскресенье", произошедшем в двенадцатилетнем возрасте, кинодебют Дэй-Льюиса состоялся в 1982 году в картине "Ганди" (реж. Ричард Аттенборо).

Однако известность актер приобрел после "Моей прекрасной прачечной" (1985, реж. Стивен Фрирз). Здесь он сыграл молодого лондонского "панка", который становится близким другом своего сверстника-пакистанца, пытающегося модернизировать полученную им в подарок от дяди старую прачечную. Казалось, что Дэй-Льюис нашел свое кинематографическое амплуа — не закомплексованного, рослого, стройного молодого человека с крупными чертами лица, большим подбородком и открытым лбом. Однако уже в следующем году стало ясно, что начинающий актер не собирается подчиняться господствующему в кино принципу типажности и в лучших традициях британской школы старается найти характерность в своих персонажах.

В экранизации раннего романа Э. Форстера "Комната с видом" (1986, реж. Джеймс Айвори) он играет чопорного, неуклюжего в проявлении своих чувств эдвардианского (девятисотые годы) аристократа, помолвку с которым рвет молодая героиня Хелены Бонэм-Картер, ценою светского скандала завоевывая право следовать зову сердца. Сатирическую характерность внешнего рисунка роли Дэй-Льюис сочетает с тонким психологическим проникновением в душевное состояние своего неудачливого героя. Следующий успех актера связан с современной "типажной" ролью в экранизации романа М. Кундеры "Невыносимая легкость бытия" (1988, реж. Филип Кауфман). Его аполитичный гедонист Томаш, молодой чешский нейрохирург запоминается своим сочетанием некоего душевного холода, который сообщает его бытию "легкость", и внутреннего ощущения обреченности, обусловленного "невыносимостью" этого бытия. Очередное отклонение в область характерного — роль страдающего врожденным церебральным параличом ирландского художника Кристи Брауна в его экранизированной биографии (фильм "Моя левая нога" 1989, реж. Джим Шеридан). Достовернейшее изображение буйного темперамента, бьющегося в скрюченном параличом теле, принесло актеру "Оскара" за лучшую мужскую роль.

Даниел Дэй-Льюис

Тем не менее, законы Голливуда жестоки: молодые "звезды" должны играть соответствующие их "имиджам" роли. И вот — коммерческий успех — охотник Соколиный Глаз в экранизации "Последнего из могикан" (1992, реж. Майкл Манн). Дэй Льюис оказался на вершине успеха, любимый зрителями и коллегами (в их числе была и такая "звезда", как Джулия Робертс). Однако приближавшийся к зрелости актер не собирался сдаваться, продолжая считать перевоплощение главным признаком своей профессии, о чем свидетельствовали две совершенно противоположные роли: молодого ирландца, несправедливо осужденного по обвинению в терроризме ("Во имя отца", 1993, реж. Джим Шеридан) и американского аристократа XIX века, пронесшего через всю жизнь тайную страсть к одной женщине ("Век невинности", 1993, реж. Мартин Скорсезе).

Даниел женат на дочери драматурга Артура Миллера (который, как известно, тоже еврейских кровей). Последнее время Даниел не часто появляется на экране, предпочитая кино театру, что лишний раз подтверждает его характерную линию серьезного актера. Может быть, это и есть его настоящая кожа.

Материал подготовил

Дмитрий СТЕФКИН