Белое не одевать!

12.07.2002

Барри Зонненфильд трудится, не покладая рук. Невозможно представить как во время сорокаградусной жары он записывает шоу с Дэвидом Леттерманом в театре Эда Салливана. 49-летний режиссер, больше похожий на Вуди Аллена, нежели на Стивена Спилберга, человек очень нервный во время работы. Когда он наконец-то сходит со сцены, его нервозность улетучивается. Он даже отшучивается по этому поводу. В перерыве между работой он рассказывает Леттерману об отношениях с Уиллом Смитом во время съемок фильма “Люди в черном 2”:

“Уилл как-то хлопнул меня по плечу, да так, что моя рука чуть не отнялась. У меня появилась идея-фикс: сделать ему так же больно. Идея мести прокручивалась в моей голове около недели. Затем я ударил его изо всей силы и немедленно почувствовал острую боль, оказалось, сломал руку в пяти местах. Самое ужасное было то, что пришлось ехать к доктору. Он поднял мою руку серо-буро-малинового цвета и спросил, что случилось. Я объяснил, что выбивал дверь, так как потерял ключ. Так Уилл превратил меня в искалеченного.

Ипохондричный Зонненфильд продолжал жаловаться Леттерману на ишемию и прочие недуги: “У меня есть личный кардиолог, потому что я еврей”. Но есть одна вещь, о которой Зонненфильду можно не беспокоиться, это успех фильма “Люди в черном 2”. Ведь он даже не переживал о первой части блокбастера. “Я просто хотел снять свой фильм, — говорит директор. — Не заглядывал далеко в будущее. Мне нравится процесс съемок, остальное — забота студии”.

После основного показа в кинотеатрах США первая часть фильма принесла 84 миллиона долларов, и исполнительные директоры компании Columbia Pictures стали прогнозировать успех приключений секретных агентов Уилла Смита и Томми Ли Джонса. Доходы от фильма возросли до 600 миллионов долларов. “Люди в черном” стали не только мегахитом кино, их стилистические находки моментально вошли в моду и превратились в эталон поп-культуры всего мира. “Я всегда думал, что снимаю обычный фильм небольшого масштаба с элементами научной фантастики, — говорит директор. — Но потом многое открылось для меня. Неделю спустя реклама на три новых фильма в газетах представляла актеров также в темных очках. Всюду можно было услышать песню Уилла Смита. Вышло здорово”.

Зонненфильд, чьи фильмы “Семейка Адамсов” и “Достать коротышку” имели высокую оценку критики и коммерческий успех, вскоре узнает, получились ли “Люди в черном 2” лучше “оригинала”. “Работать с Барри во время съемок очень легко, — говорит Лара Флин Бойл, сыгравшая злую Серлину в “Людях в черном 2”. — Он подбадривает всех своими шутками, делает колкие комментарии по поводу игры и разгуливает по съемочной площадке в ковбойской шляпе. Я просто схожу с ума, работая с ним”.

С мнением Бойл соглашаются почти все звезды нового фильма. Для Уилла Смита, сотрудничавшего с Зонненфильдом уже трижды, нет ни одного режиссера, который бы находил столько смешного в сценарии и актерской игре: “Барри всегда хочет добиться намеченного и не любит экспериментировать. Он шутит так, что выдаваемые им причуды даже превосходят его самого. В содержании “Людей в черном” явно проскакивает что-то особенное, чисто зонненфильдовское. Томми (Ли Джонс) и я вжились в кровь и плоть его характеров. Это совсем не то, если бы мы выбрали свой подход к игре. Барри человек чудной, и именно это заставляет сам фильм и его героев быть достойными внимания”.

Томми Ли Джонс, известный в основном по драматическим ролям, добавляет еще одну характеристику к особенностям фильма, благодаря которым можно сказать, что это комедия:“По всем известным человеку параметрам, у меня отсутствует чувство юмора. Мне сопутствовала удача, потому что я играл с Уиллом. Поэтому для меня быть смешным — это стоять рядом с Уиллом Смитом, как все время советовал Барри. И, по-моему, чувство юмора у меня появилось”. И, если близость к Смиту в сочетании с методом игры Зонненфильда сработала, то можно сказать, что съемки удались.

Марина Костылева