Обаятельное “Зло”

19.08.2002

Сэт Грин не всегда был религиозным человеком. В 1998 году на популярной телепередаче «Politically Incorrect” еврейский актер высказал несколько дежурных фраз по поводу религии: “Вероисповедание – выбор личности, все зависит от решения человека. Религия безапелляционна только потому, что твоя вера есть твоя вера, и каждый должен это понимать, каждому должно даваться право на выбор религии, которую он желает исповедовать”.

Но времена меняются. Изменился и 28-летний актер, снявшийся в очередной серии фильма “Остин Пауэрс”: “Я немного оторопел от внезапно появившейся славы, от того, что люди стали обращать на меня внимание, — говорит Грин. — Внезапно я понял, что шел ложным путем карьеры, чтобы только удовлетворить свои эгоистические потребности. Я почувствовал себя опустошенным. Но последние два года я старался быть честным перед самим собой и приобрел духовные ценности, которые я искал в течение 12-ти лет”.

Его новоприобретенная религиозность, которую он называет “личным решением”, – частое посещение синагоги, укрепление дружбы с друзьями и родными, – стала для Грина источником вдохновения. Его подруга, с которой он встречается уже несколько лет, всегда поддерживает актера.

Но как бы то ни было, актеру не приходится переживать о своих поступках, особенно сейчас. Последняя из киносерий “Остин Пауэрс” недавно прошла в кинотеатрах и собрала рекордное количество денег, 73 миллиона доллара, всего за три дня. За всю историю Голливуда известно только четыре таких случая. “Получилось ужасно забавно, — признается Грин. – Особенно удачной получилась последняя серия, потому что за шесть лет мы очень хорошо узнали друг друга. Даже если мы не говорили об этом публично, между нами создалось настоящее товарищество. Мы были больше похожи на заложников, в такой ситуации людям поневоле приходится работать сообща”.

Хотя режиссер “Остин Пауэрс” Майк Майерс рассматривает возможность продолжения съемок фильма, Грин считает, что третья серия — удачное завершение для успешного ухода с экрана. “Мне кажется стоит закончить фильм на этой ноте, — говорит Грин. – Это подходящая концовка и, думаю, она понравится зрителям. Если будут предложения о продолжении фильма, я предоставлю все возможности Майку”.

Но пока не получены официальные данные о деньгах, вырученных за фильм, будет трудно продолжить съемки фильма. Еще и потому, что Майерс и Грин являются самым неходовым комедийным дуэтом в современном кино.

Грин говорит, что взялся за роль сына доктора Эвила со всей серьезностью: “Мне просто хотелось по-настоящему проникнуться его сущностью. Вы знаете, Эвил мой отец, и я его по-своему презираю. Он пытается выставить меня глупым и смеется надо мной перед всеми людьми. Говорит, что начинает смеяться надо мной только потому, что я глуп. Но после всего мне хочется разразиться смехом, и когда я, не сумев сдержаться, начинаю хохотать, то говорю что-то типа “как глупо, разве вы не видите, какой он тупой?””

Грин говорит, что был удивлен, когда увидел в финальной сцене фильма свой глупый танец. “Это не было предназначено для съемок, — объясняет он. – Если вы смотрели фильм, то могли догадаться о настоящей концовке: это кадр, когда я падаю со стула. После этого я просто сымпровизировал и исполнил пантомиму. Я подошел к директору картины Джею Рочу, который спросил, помню ли я, что именно станцевал и сообщил, что они это хотят сделать финальным кадром. Я был шокирован, просто шокирован”.

Но нет никаких причин для беспокойства Грина, концовка получилась удачной. “Мы потратили ужасно много времени на поиски хороших актеров, хороших комиков и хороших героев — говорит Роч. – Надо было выиграть третий раунд “комедийного теннисного матча”, который на самом деле превратился в импровизационную игру актеров фильма “Остин Пауэрс”. Сэт показал необычную игру. Он на ходу вставлял интересные и смешные фразы, типичные для поколения, к которому он относится”.

Майерс, сыгравший в новом фильме четыре разные роли, соглашается с этим мнением: “Мне всегда нравилось, как Сэт исполнял Скотта, но в этот раз он был особенно гениален. 30 процентов из того, что мы с Сэтом исполнили, – чистая импровизация. У нас создалась дружеская атмосфера, без которой фильм не получился бы”.

Что же касается Грина, он любит делать сатиру на то, что люди считают нормальным поведением. “Я всегда был поклонником фильма “Saturday Night Live” и комедий, где подшучивают над манерой говорить или теми принципами, которые прочно укоренены в общественном сознании, — говорит актер. – Поначалу мы боялись, что люди не воспримут наши шутки, но нам повезло: создатели фильма нашли подходящих актеров, у нас был достойный директор, качественные съемки, свет и музыка – все было впечатляющим. Я был счастлив только от того, что нахожусь на съемочной площадке и могу наблюдать за процессом игры, и был уверен, что если даже никто не смеется, фильм получится хорошим. Я выполнил свою часть работы, отдав ей все силы. Каждая серия фильма имеет свою концепцию, и все смешные кадры – это не переделка старого материала на новый лад. Важнейший аспект успеха “Остин Пауэрс” – внимание, уделяемое персонажам как человеческим существам. В фильме показано естественное течение жизни, даже если это происходит в выдуманном сумасшедшем мире”.

Следуя последним переменам в жизни, Грин собирается взяться за более серьезные проекты. Он провел лето в Нью-Йорке, снимаясь в драме с Маколеем Калкином. Но так как Грин все-таки не собирается навсегда покинуть комедийное поприще, он сказал пару слов о новом фильме: “Там есть Альф. Ему пришлось вернуться”.



Марина Костылева