Сделка с дьяволом

07.03.2003

Внимание фильм привлек тем, что неожиданно был номинирован на Оскар в категории “лучший документальный фильм”. Если бы так не сложились обстоятельства, то эта удивительная история еврейского актера и режиссера, который заключил фаустовский пакт с нацистами, скорей всего затерялась бы среди множества фильмов. Официально при совместном производстве (Англия-Канада) планировалось получить 1,5 миллиона долларов после показа документального фильма по телевидению без получения выгоды от проката фильма в кинотеатрах, что очень важно для приобретения известности фильма.

Номинация на Оскар не только привлекла внимание к причудливой истории главного героя фильма “Узник рая” — Курта Геррона, бывшего артиста кабаре, который играл “противоположность” Марлен Дитрих в ее наиболее известном фильме “Голубой ангел”, и завершил свою карьеру, создав фильм, пропагандирующий нацизм, об удовольствиях жизни в концентрационном лагере. Номинирование также подчеркивает драматический возврат Малькольма Кларка, 50-летнего кинорежиссера, писателя и продюсера, чьи жуткие авантюрные эксперименты в области документального кино заставили его замолчать около 10 лет назад.

“Я работал в военных зонах, где происходили неприятные ситуации, — объясняет Кларк. – Я потерял друга, звукооператора, который был убит в Бейруте, в то время, когда мы снимали фильм “Террор на земле обетованной” для канала ABC. Потом моя семья и я стали получать по телефону смертельные угрозы от человека, который был снят в одном из наших фильмов, поэтому мы были вынуждены обратиться в ФБР и переехать в более безопасный дом. Я решил, что таким образом жить нельзя”.

Кларк, начинавший свою карьеру на британском телевидении, всегда обладал чутьем на опасность. Он снял фильмы в 86 странах, включая ЮАР, где он работал над документальной лентой “Жизнь и смерть Стива Бико”, об убийце известного политического активиста. Тот фильм принес Кларку международную репутацию и первые смертельные угрозы.

После переезда в Нью-Йорк и съемок документальной ленты “Солдаты в засаде” о ветеранах вьетнамской войны, он стал настоящей мишенью одного из героев фильма, тогда ему и пришлось обратиться в ФБР за защитой. Позже, в Лос-Анджелесе он снял фильм о серийном убийце, после чего посреди ночи в его квартире прозвенел телефонный звонок: некий Джеффри Дамер, возможно самый известный из всех серийных убийц, тоже возжелал, чтобы про него сняли фильм. “Я не имел возможности совмещать свою работу со спокойной семейной жизнью, — рассказывает Кларке. – Думаю, что ни одна семья не смогла бы выдержать подобный стресс. Это особенно тяжело отразилось на моей жене”.

Семейная жизнь на этом закончилась, и жена переехала в Массачусетс вместе с детьми. А Кларке в середине 90-х занялся съемками фильма в Монреале, и решил, что это место является счастливой возможностью для новых начинаний, лишенных давления Нью-Йорка и Лос-Анджелеса.

К тому времени Кларке переборол в себе тяготение к съемкам фильмов, которые заканчивались угрозами смерти. Несколько лет он писал, снимал драматичные фильмы, пока сорежиссер Стюарт Сендер не предложил ему заняться фильмом о забытом человеке, который в свое время был едва ли не ключевой фигурой в мире шоу-бизнеса в Берлине.

В отличие от остальных видных фигур немецкого кино, таких как Марлен Дитрих, Питер Лорре, Фритц Ланг, Геррон не перебрался в Голливуд, когда ему представился шанс подняться по карьерной лестнице. Вместо этого он работал в Амстердаме. Когда Гитлер захватил Голландию, он и еще несколько еврейских артистов были переправлены в Терезинштадт, концентрационный лагерь близ Праги.

Жизнь там была как в аду, но к Геррону, как к известному человеку, относились особенно, что и способствовало его сделке с “дьяволом”. Нацисты хотели создать пропагандистский фильм и показать его всему миру (особой их мишенью были нейтральные страны, такие как Швеция) для того, чтобы вселить в людей веру в то, что они создают привилегированное убежище, где евреев ожидает не жизнь, а полная идиллия. Геррон взялся за это дело.

Фильм так и не был показан, а Геррон закончил свою жизнь в газовой камере в Аушвице, но ужасные кадры фильма, показывающие, возможно, самую грубую экранизированную ложь, хранились в нескольких архивах. История была столь завораживающей, что Кларк решил таки возвратиться на поприще документального кинематографа.

Марина Костылева