Рэпер с пейсами

24.03.2016

Жители Иерусалима постепенно начинают привыкать к тому, что по улицам их города ходит большой, толстый афроамериканец – по повадкам рэпер, по кипе и пейсам – типичный ультраортодокс. И это не потому, что Пурим. Знаменитый американский рэпер Дэмиан Блэк еще три года назад объявил, что вместе с женой Джейми прошел гиюр. Однако никто не предполагал, что торговавший наркотиками музыкант зайдет так далеко, чтобы переехать в Иерусалим.

Когда в 2013 году Дэмиан Блэк объявил, что стал евреем, это было сенсацией в мире любителей рэпа. Когда же он зимой 2016 года вместе с женой и пятью детьми репатриировался в Израиль и поселился в Иерусалиме в те самые дни, когда этот город захлестывала волна террора, все уже вполне серьезно задавали ему вопрос из бородатого анекдота: «Вам что, мало того, что вы темнокожие?!»

Но история Дэмиана-Нисима Блэка куда как более необычна. Он родился 29 лет назад в Сиэтле в семье мелких наркоторговцев, в квартале, где насилие и наркомания были чем-то вроде нормы жизни. В восемь лет он уже начал курить марихуану и тогда же на день рождения отец подарил ему нож, чтобы он чувствовал себя в большей безопасности на улицах города. К десяти годам он уже участвовал в семейном бизнесе, то есть торговал наркотиками, а в 13 лет совершил свое первое ограбление.

«Это было просто, все равно что выпить бутылку кока-колы, – вспоминает Дэмиан. – Я гулял в компании, большая часть ребят которой были старше меня. Неожиданно мы увидели одиноко бредущего прохожего. Наш вожак сказал мне: “Иди, избей его и отними у него деньги!” Я попытался отказаться. Тогда мы изобьем тебя! – сказал вожак. И я пошел и ограбил этого человека…»

И все же уже тогда он чувствовал, что он – «другой», не такой, как его родители, соседи и товарищи по школе. Он хотел другой жизни, но не знал, где ее найти. А когда ему было 16, он влюбился в свою одноклассницу Джейми, и это чувство оказалось взаимным. Их отношения тоже были другими. Они не просто спали друг с другом, они любили друг друга. Спустя еще какое-то время он увлекся рэпом и очень скоро стал одним из самых популярных рэперов – сначала только среди афроамериканцев, а затем и среди других любителей этого жанра. Когда Дэмиану Блэку было 19, один из его клипов был показан по MTV и мгновенно вошел в число главных хитов сезона. В 21 год он женился, у них с Джейми родилась дочь. Тогда же изменился сам характер его творчества – оно стало более глубоким. В его песнях все реже упоминалось о том, что настоящий парень – это тот, кто курит наркотики и спит с каждой подвернувшейся девушкой.

Поворотным пунктом своей жизни он считает историю, произошедшую после одного из рэп-батлов – своего рода поединка между рэперами, когда один из них задает фразу, а другой должен ее продолжить. Спарринг-партнером Блэка в том батле был его давний приятель, тоже очень талантливый парень. Блэк после батла, по его словам, ушел домой, а между его поклонниками и поклонниками того парня начался спор о том, кого считать победителем музыкального поединка. Спор очень быстро перешел в драку, в ходе которой его спарринг-партнер был убит, все участники разбежались, а Блэк в итоге оказался одним из подозреваемых в убийстве или, по крайней мере, в причастности к убийству. Ему явственно светила тюрьма, и он с трудом выбрался из этой жизненной передряги. И именно тогда он впервые всерьез задумался о Б-ге и стал Его искать.

Поначалу в этих поисках он обратился к исламу. Это было естественно, так как один из его дедов был мусульманином и, как и полагается правоверному мусульманину, молился пять раз в день. Когда Дэмиан не нашел в исламе ответов на мучающие его вопросы, он обратился к христианству, стал регулярно посещать евангелистскую церковь и даже ходить на курсы по подготовке миссионеров.

Ответов на вопросы это не принесло, но именно благодаря евангелистам Дэмиан Блэк влюбился в Танах, который тогда еще называл «Ветхим Заветом». А вместе с любовью к Танаху пришла и влюбленность в главного героя этой книги – еврейский народ. Так что от евангелистов Дэмиан Блэк вместе с женой перешли в секту мессианских евреев, или «евреев за Иисуса». Тогда же он выпустил новый альбом «Алия» в духе идеологии мессианских евреев, приобретший огромную популярность в США: клипы из него постоянно крутили по MTV.

Но в это же самое время Дэмиан Блэк все дальше отходил от «евреев за Иисуса» и все больше приближался к классическому, ортодоксальному иудаизму – прежде всего, читая книги и слушая в интернете лекции различных раввинов. С каждым днем он все крепче утверждался в мысли, что истина, которую он так долго искал, сокрыта в иудаизме. А среди направлений иудаизма ему больше всего импонировал хасидизм. А если еще точнее – учение рабби Нахмана из Бреслава, которое как-то само собой ложилось на рэп и с которым он чувствовал духовную близость.

На фоне этого его нового увлечения у Дэмиана осложнились отношения с женой, и тут ему в руки попала книга раввина Шалома Аруша «Сад мира» – о том, как следует строить еврейский дом. Блэк последовал советам этой книги, и – о чудо! – отношения с Джейми у него стали даже лучше, чем были прежде. Затем он стал посещать лекции рава Лейзера Бройды, переводчика книг рава Аруша на английский язык, все больше проникаясь иудаизмом.

Когда Дэмиан поделился с женой своим желанием пройти гиюр, та отреагировала просто: «Если ты это сделаешь, я тебя убью. А если и не убью, то между нами после этого все будет кончено!» Тогда Дэмиан предложил жене послушать в интернете несколько лекций по иудаизму. Эффект, по его словам, превзошел все ожидания. «Выходит, нас всю жизнь обманывали», – только и сказала Джейми.

К гиюру они готовились вчетвером: новое увлечение Дэмиана Блэка передалось не только его жене, но и ее брату с супругой. Обе семьи, кстати, репатриировались одновременно, прибыв в Израиль на одном самолете, но до этого тогда было еще далеко.

Когда Дэмиан Блэк объявил, что он больше не верит в Иисуса, не желает исполнять ряд песен из альбома «Алия» и никогда больше не будет выступать по субботам, его поклонники были в шоке.

День перед церемонией гиюра Дэмиан провел в полном одиночестве, в посту и молитве, моля Б-га подсказать ему, какое еврейское имя ему больше всего подходит. Тем же вечером он вошел в синагогу, взял с полки первый попавшийся молитвенник и на его оборотной стороне увидел имя владельца – Нисим. Он решил, что это имя ему подходит: ведь все, что с ним происходило до сих пор в жизни, было связано с самыми настоящими чудесами – «нэсим».

После прохождения гиюра у Нисима Блэка начался творческий кризис. То есть он продолжал давать концерты, даже выпустил новый альбом, но, по его собственным словам, чувствовал, что это все – не то, не отвечает его новой, еврейской сущности. И лишь недавно написанную совместно с израильским певцом Гади Альбезом песню «Ха-шем мелех» («Господь царствует») он считает «первой песней, которую написал не Дэмиан, а Нисим Блэк». За несколько дней эта композиция набрала в YouTube больше миллиона просмотров, и это говорит само за себя.

Однако на вопрос, связывает ли он свое дальнейшее будущее с музыкой, Нисим Блэк не спешит отвечать однозначно. По его словам, сейчас он собирается посвятить себя учебе в иешиве, а свою миссию видит в том, чтобы возвращать евреев в Израиле и во всем мире к исполнению заповедей иудаизма. «Так же, как Моше Рабейну в свое время приобрел качества лидера во время жизни при дворе фараона, так и я собираюсь использовать навыки, полученные во время учебы у миссионеров, для работы среди светских евреев, чтобы вернуть их к вере предков», – говорит Нисим Блэк.

Когда же один из журналистов спросил его, не боится ли он жить с семьей в Иерусалиме, где почти ежедневно происходят теракты, Нисим ответил, что хотя живет здесь всего несколько недель, уже чувствует себя как дома. «И потом, – добавил он, – неужели вы думаете, что жить и растить детей в Иерусалиме более опасно, чем в Сиэтле? По-моему, все как раз наоборот…»

*Нисим Блэк, конечно, далеко не единственный афроамериканец, принявший иудаизм. Год назад я встретил в иешиве Гуш-Эциона другого чернокожего еврея Хаима. Сын протестантского пастора, выпускник факультета менеджмента Колумбийского университета, он пришел к иудаизму в середине 2000-х годов, когда ему было под тридцать. Хаим к тому времени был уже преуспевающим бизнесменом в области недвижимости. В отличие от жены Дэмиана Блэка, супруга Хаима становиться еврейкой отказалась, и им пришлось расстаться.

Уже тогда он стал задумываться о переезде в Израиль, но бизнес крепко удерживал его в Штатах. Затем начался знаменитый обвал на рынке недвижимости, Хаим в одночасье потерял свои миллионы и… репатриировался в Израиль. В момент нашего знакомства он заканчивал учебу на меламеда (преподавателя хедера – начальной еврейской школы) и мечтал жениться на еврейке. Как будто ему было мало других неприятностей.