Рок-музыкант помог Ротшильдам

12.04.2001



Амалия Ротшильд — известный фотограф и режиссер, лауреат многочисленных конкурсов. Недавно была издана ее книга "Концерты в Филмор Ист: Воспоминания фотографа". Публикация имела широкий резонанс в различных газетах и журналах.

В книге большое количество фотографий, сделанных во время выступлений в концертном зале Билла Грэхема. Книга замечательно оформлена и фотографии сделаны в оригинальном стиле: это не просто "психоделика", от которой все давно устали. Большинство снимков из Филмор Ист, но есть также уникальные изображения Боба Дилана, Джимми Хендрикса и других звезд рок-н-ролла, которые были сделаны непосредственно на фестивале в Вудстоке.

Концертный зал Филмор Ист был, безусловно, самым лучшим проектом Билла Грэхема на восточном побережье. Он просуществовал с 1968 по 1971 год. Грэхем был немецким евреем и бежал из фашистской Германии в Китай, а потом перебрался в Штаты. Сестра его не выдержала переездов, и умерла. Родители погибли в концлагерях. Билл поселился в Сан-Франциско и к середине 60-х стал известным рок-промоутером. Он первым стал арендовать убыточные концертные залы и давал возможность молодым группам играть новую психоделическую музыку. В его залах часто выступали такие команды как "Грейтфуд Дэд" и "Джефферсон Эйрплэйн".

Говорят, что он добился такого успеха не только потому, что был хорошим бизнесменом, но и потому, что всегда с большим уважением относился к зрителям и музыкантам. К подготовке рок-концерта он относился с таким же вниманием, как к подготовке оперы. Разумеется, чтобы оставаться в бизнесе, ему нужно было получать прибыль. И Грэхем делал почти невозможное: устраивал грандиозные шоу, уважал и не обделял исполнителей, получал прибыль и создавал все новые и новые, не менее грандиозные проекты.

Амалия Ротшильд не была близко знакома с Грэхемом, и, тем не менее, он предоставил этой талантливой, но тогда еще никому не известной еврейской девушке уникальную возможность сделать карьеру: она получила бесплатную аккредитацию в Филмор Ист, и могла делать снимки в любое время и в любом месте концертного зала. Если бы этого не произошло, не было бы и этой замечательной книги, не было бы этих уникальных снимков. Более того, возможно, многие из музыкальных групп, которые теперь знамениты по всему миру и названия которых вписаны золотыми буквами в музыкальные энциклопедии, просто-напросто не выжили бы без поддержки Грэхема, и не было бы большого пласта не только американской, но и всемирной музыкальной культуры.

Амалия была не только фотографом. После окончания университета ее приняли в "Световое шоу Джошуа" (группа людей, специализировавшихся на создании светомузыки и спецеффектов). Еще один необыкновенный успех! Ведь кроме таланта, творческого подхода и свежих идей, у нее ничего не было: ни опыта, ни профессиональных знаний, ни умений, ни навыков. Директор шок мистер Джошуа сам был евреем. Он поверил в талант Амалии, прислушался к ее идеям, и вскоре она стала работать в его коллективе. Они часто ставили световые шоу для концертов в Филморе. Джошуа не разочаровался в Амалии: благодаря ее работоспособности, нестандартному подходу и выдумке эти шоу, по словам очевидцев, не уступали современным лазерным постановкам.

Не следует забывать, что в те годы, когда компьютеры еще не проникли во все сферы человеческой деятельности, добиться такого эффекта было очень сложно. Наверное, дело было не только в новых идеях, и профессионализме, а еще и в том, что все эти люди работали одной командой: директор зала, директор шоу и Амалия, которая была генератором идей. Однако это было не просто творческое сотрудничество: скорее их отношения напоминали семейные. Это была не просто совместная работа, это был уникальный духовный союз талантливых евреев.

В 1971 году Филмор Ист закончил свое существование — альтруизм и бизнес плохо сочетаются в современном мире. Но Амалия продолжила свое профессиональное восхождение, и добилась больших успехов: было огромное количество ее персональных выставок, она сняла несколько фильмов, документальных и художественных, и очень скоро ее стали воспринимать как маститого профессионала. Но до сих пор Амалия Ротшильд помнит тех людей, кто позволил осуществиться ее мечте (и не только ее), тех, кто вывел ее в большой мир. Недаром самым счастливым периодом своей жизни она называет годы, проведенные в Филмор Ист.

Материал подготовил

Алексей Волков