Практичная эстетика Гарри Винстона

20.05.2001



Имя Винстон всегда ассоциируется с дорогими украшениями, которые вот уже более ста лет выпускает одноименная фирма. Мастерство и традиции передаются от отца к сыну. Но как же все это началось?

Рональд Винстон, владелец огромной империи по производству драгоценностей, говорит, что все началось с его деда, Генри, который имел скромный магазинчик. Нововведениями, в основном занимался его отец: он начал использовать камни неправильной формы, в то время как все украшения делали только с круглыми или овальными камнями. Кроме того, он стал делать простые украшения, но при этом эта “простота” стоила огромных денег.

«Сейчас есть наука о драгоценных камнях, но мой отец, не будучи ученым, чувствовал, что нужно людям. У него было удивительное чувство вкуса, ощущение времени. Он родился для этого бизнеса. По-моему, он добился такого успеха не потому, что его изделия стоили больших денег (таких изделий всегда достаточно), но он заставил людей восхищаться ими, и покупать их не ради престижа, а потому что это действительно красиво. Ведь в руках плохого ювелира даже огромный бриллиант, стоимостью в несколько миллионов может стать булыжником», — рассказывает Рональд Винстон.

Его дед Гарри Винстон родился в 1896 году в Нью-Йорке в еврейской семье. Его незаурядные способности проявились уже в 12 лет. Однажды он шел по улице Бруклина, и его внимание привлекла несколько смешная табличка: “Распродажа. Драгоценности — всего 25 центов за штуку”. Он вошел в лавку, стал рассматривать витрину. Большинство украшений даже бижутерией трудно было назвать, но тут он увидел кольцо с зеленым камнем. Сердце его забилось. Он купил кольцо и побежал в магазинчик к отцу, чтобы похвастаться. И было чем: это был изумруд в два карата. Через два дня Гарри продал его за 800 долларов.

Вообще, Гарри Винстон был поистине уникальным человеком: он сочетал в себе профессиональный подход и прагматизм, умение использовать свой опыт и получать выгоду. Его не очень-то радовала перспектива стоять за прилавком в ожидании богатого клиента. Он наводил справки о богатых людях, о коллекционерах, и не гнушался лично приходить к ним, предлагая свои услуги. Вообще, везде и всегда занимать активную позицию было основной чертой его характера.

В 20 лет у него появились кое-какие свои деньги, и он решил открыть свое первое дело. У Гарри были удивительные способности по оценке камней, незаурядное чутье спроса, он практически не имел опыта работы в ювелирном бизнесе, но чувство конъюнктуры рынка всегда помогало ему, и вскоре он занял достойное место среди крупных компаний.

Казалось, все шло как нельзя лучше, как вдруг произошло ужасное событие: единственный подчиненный Гарри внезапно сбежал со всеми деньгами фирмы. Но и это не остудило его страсть к ювелирному бизнесу. В 20-е годы фамильные украшения не представляли большого интереса для покупателей и фирм-продавцов. Они были этакими дорогими безделушками, их мало кто носил, так как это считалось немодным. Зачастую эти вещи можно было приобрести за бесценок. И Гарри покупал их, а затем переделывал под современные запросы, и, конечно, назначал другие цены.

Скоро имя Гарри Винстона стало известно в самых состоятельных кругах Америки, а его изделия покупали, несмотря на высокие цены. Хорошая репутация и стабильные доходы позволяли ему получать кредиты в крупных банках и расширять свою деятельность.

В 1932 году он основал фирму под названием «Гарри Винстон Инкорпорейтед». Он скупал камни с мировой известностью, некоторые переделывал, но при этом цена их не падала, а поднималась, так как он превращал их в подлинные произведения искусства. Вообще, некоторые считали его странным человеком.

Драгоценные камни были для него не столько средством наживы, сколько страстью, увлечением, призванием. Иногда он очень привязывался к драгоценностям… Да, да, именно привязывался, — по-другому не скажешь. Он подолгу не хотел продавать свои любимые камни, намеренно переносил и откладывал встречи с выгодными клиентами, а когда, наконец, здравый смысл и прагматизм побеждали, он подолгу грустил и думал, как бы можно было выкупить камень. Одним из таких камней был бриллиант Звезда Независимости в 76 карат, который продали в 1977 году за 4 миллиона долларов.

Его клиентами были короли и королевы, принцы и принцессы, шейхи и султаны. “Мне всегда хотелось, — говорил он, — чтобы люди побольше узнали о хороших украшениях, о настоящих произведениях искусства. В то время мировой рынок был буквально наводнен дорогими, но потрясающе безвкусными украшениями. Я хотел, чтобы у людей появился вкус. Ведь деньги — еще не все, и я считал, что могу диктовать моду на украшения и драгоценности”.

Он так и делал. Винстон буквально перевернул представления клиентов о том, что значит «красиво». До основания его фирмы существовал определенный стереотип, что если вещь стоит несколько десятков тысяч, она наверняка престижна, и свидетельствует о респектабельности владельца. Но Винстон доказал, что самое главное — как эта вещь сделана, как она оформлена. Поистине, он изменил стандарты ювелирного дела, и многие его изделия уже при его жизни считались произведениями искусства.

Материал подготовил

Дмитрий СТЕФКИН