Эмма Лазарус в стихии свободы

03.11.2015

3 ноября 1882 года журнал The American Hebrew разместил эссе «Послание к евреям», после чего его тираж увеличился почти вдвое. Автором статьи, призывающей к созданию национального еврейского дома в Эрец-Исраэль, стала поэтесса Эмма Лазарус. Уже через год строки ее стихотворения «Новый Колосс» будут выгравированы на Статуе Свободы. А пока она сама встречала еврейских беженцев на американском берегу, помогая им устроиться в новой стране и выливая всю боль их переживаний на бумагу.

Строки ее сонета «Новый Колосс» выгравированы на пьедестале Статуи Свободы, встречающей ныне всех прибывающих в Америку. Но в 1882 году огромное количество изможденных евреев-беженцев, спасавшихся от нарастающего на них давления в России, встречала не мощная статуя, а хрупкая молодая поэтесса Эмма Лазарус. Работая в Агентстве помощи еврейским беженцам, она намного энергичней и гостеприимней других ожидала прибытия этих напуганных неизвестностью будущего и несчастьями прошлого людей. Пыталась помочь им, старалась придать уверенность, что теперь всё будет хорошо. К тому времени она была уже достаточно известна не только как поэтесса, но и как лидер американского еврейства, как пионер идей сионизма.

Она родилась 22 июля 1849 года в Нью-Йорке и была четвертой из семи детей Мозеса Лазаруса и Эстер Натан, сефардских евреев, чьи семьи родом из Португалии расселялись в Нью-Йорке со времен колониального периода. Семья была обеспеченной и известной, отец владел плодородными сахарными плантациями, мать приходилась родственницей члену Верховного суда США Бенджамину Н. Кардозо.

Уже в детстве Эмма была не по годам развитой девочкой, изучала американскую и британскую литературу. Состоятельность семьи и тяга к знаниям позволили ей овладеть немецким, французским и итальянским языками. Отец вообще ценил искусство и литературу, считая образованность залогом лучшего будущего. А потому, когда в 14-летнем возрасте его дочь стала пробовать писать первые стихотворения, именно он стал ее первым читателем и поклонником поэтических начинаний. Он не только издал на свои деньги ее первые стихи, но даже создал издательство, публиковавшее поэзию, – в первую очередь, поэзию его дочери. Это позволило Эмме – образованной, яркой и очень привлекательной девушке – быстрее многих приобрести своего читателя и стать узнаваемой в литературных кругах. Ее публикации тут же привлекли внимание известных поэтов, в том числе Ральфа Уолдо Эмерсона. Однако ее творчество – это не только стихотворения. Ей принадлежат и переводы с немецкого Гете и Генриха Гейне, две пьесы и роман. Условно же творчество можно разделить на два периода: характерный для молодых авторов романтический и более поздний, реалистический, с преобладанием еврейских тем.

Интерес к своему еврейскому происхождению возник у Эммы после прочтения романа Джорджа Элиота «Даниель Деронда». Она стала изучать еврейскую историю, традиции иудаизма, иврит, а с 1879 года начала переводить на английский язык стихи средневековых еврейских поэтов Иехуды ха-Леви, Шломо ибн Габироля и других. Изучая их творчество, она всё сильнее ощущала свою причастность к еврейству. И прокатившиеся по России еврейские погромы, спровоцировавшие исход толп беженцев, восприняла уже как личную трагедию. Когда же она прочла опубликованную в апреле 1882 года в журнале Century Magazine статью Зинаиды Рагозиной «Русские евреи и язычники», где автор если и не оправдывала открыто погромы 1882 года, то уж точно им симпатизировала, держать свои мысли и чувства при себе Лазарус уже была не в состоянии.

Возмущенная прочитанным, видевшая последствия этих гонений во время посещения лагеря беженцев в Нью-Йорке, Лазарус публикует решительное опровержение антисемитских аргументов в своей статье «Русское христианство против современного иудаизма» в майском выпуске того же журнала. Затем появляется ее сборник «Песни семитки», вслед за ним – трагедия в стихах «Пляска смерти» о сожжении евреев Нордхаузена в 1349 году. Еврейская тема — теперь определяющая в ее творчестве, и Лазарус становится настоящим литературным лидером своего народа, решительно выступая против ассимиляции и измены еврейству. Каждый стих проникнут мыслью о национальном решении еврейского вопроса, а уже в «Послании к евреям» она обращается к читателям с призывом возродить еврейскую национальную жизнь в США и создать ее в Эрец-Исраэль.

Именно такая Эмма Лазарус, неизвестная иммигрантам, хрупкая с виду, но твердая и полная решимости в душе, встречала чуть ли не каждый корабль, прибывающий с еврейскими беженцами к берегам Америки. И именно эта хрупкая женщина была инициатором создания сети еврейских учебных заведений, предназначенных для приобретения новых специальностей и навыков как у прибывавших, так и у тех, кто готовился к переезду в Эрец-Исраэль.

И поэтому не случайно, что именно строки ее стихотворения выбиты на пьедестале Статуи Свободы. В ту пору у американского правительства не хватило средств в бюджете на его возведение, несмотря на то, что сама статуя и так была «подарочной». Тогда был устроен аукцион, на котором поэты продавали свои ранее не опубликованные стихи, деньги от которого и должны были пойти на возведение пьедестала, а строки стихотворения, собравшего большую сумму, выгравированы на нем.

Стоит ли говорить о количестве желающих и поступивших заявках. Среди участников были известнейшие Уолт Уитмен, Генри Лонгфелло, Брет Гарт и Марк Твен. Не было лишь Эммы Лазарус. Предложение к ней поступило уже от самих участников аукциона, и поначалу она отказалась, ответив, что не пишет и не сочиняет стихи на заказ. Тогда ее попросили написать не ради аукциона и возможной победы, а в память о евреях-беженцах из России и других стран. Лучшей мотивации для Лазарус быть не могло.

Уже через два дня стихотворение «Новый Колосс» было готово и собрало максимальную сумму на аукционе, получив первый приз. По-другому, наверное, и не могло быть, ведь работала она над ним не с мыслью о славе и победе в аукционе, а с мыслью о том, что Америка может стать прибежищем для всех страдающих от дискриминации, что именно здесь ее народ может обрести желанную свободу до момента создания своей собственной земли. Факел в руке Статуи Свободы стал для нее символом душевного спокойствия, освещавшего беженцам путь к лучшей жизни. Ведь именно факел держал в руках более двух тысяч лет назад легендарный Колосс Родосский, освещая кораблям путь в Грецию – колыбель демократии. Вот почему и назвала она свой сонет «Новый Колосс».

Строки из него будут высечены в бронзе на постаменте уже после ее смерти от рака 19 ноября 1887 года. Она умерла в возрасте тридцати восьми лет, но успела многое сделать для своего народа при жизни. Ее именем названы школы и благотворительный фонд, а свою частичку жизни она вдохнула на века в безмолвный до этого символ свободы:

«Вам, земли древние,– кричит она, безмолвных

Губ не разжав,– жить в роскоши пустой,

А мне отдайте из глубин бездонных

Своих изгоев, люд забитый свой,

Пошлите мне отверженных, бездомных,

Я им свечу у двери золотой!»

В этих и многих других ее строках ощущается призыв к единству, к участию каждого в судьбе своего народа, ведь по ее словам: «Пока не все мы свободны, никто из нас не свободен».