Непростой советский инженер

30.07.2019

Он воевал в армии Будённого, сбежал от Гитлера в Берлине и чудом избежал наказания в Москве за связь с троцкистами. Впрочем, прославился в итоге Бенцион Вул тем, что создал первые в Союзе эффективные фильтры для противогазов, а также лазеры и солнечные батареи.

Бенцион Моисеевич Вул родился 22 мая 1903 года в местечке Белая Церковь, находившемся в черте оседлости. Отец его был кузнецом, страстно любившим читать. Любимой книгой Бенциона из огромной домашней библиотеки был энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона – он доходил до последнего тома, а потом вновь принимался штудировать его с самого начала.

В пять лет мальчика отдали учиться в хедер. В 1917 году, видя потенциал Бенциона, раввин ходатайствовал о его зачислении в четвёртый класс Белоцерковской гимназии. Закончить ее, впрочем, юноше не удалось из-за разразившейся в России Гражданской войны. Как вспоминал позже сам Вул: «С 1917-го и по май 1920 года Белая Церковь временно занималась петлюровцами, немцами, гетманцами, деникинцами». Весной 1920-го в Белую Церковь пришла армия Буденного, и 17-летний юноша сразу же ушел добровольцем на фронт. Правда, через полгода выяснилось, что ему нет 18 лет, и он был демобилизован.

Парень вернулся в Белую Церковь и вскоре был избран секретарём Городского комитета комсомола. А в мае 1921-го – направлен на учёбу в Киевский политехнический институт. Предполагалось, что учиться Бенцион будет на рабфаке – курсах для тех, кто не закончил среднее образование и должен был еще поучиться перед вступительными экзаменами в институт. Но его дальнейшую судьбу определил случай. Не сориентировавшись в институте, Бенцион пошел сдавать экзамены вместе с абитуриентами. Экзаменатор взглянул на молодого человека, одетого в военную форму, и, не требуя ни фамилии, ни документов, спросил: «Товарищ, вас на какой факультет зачислить? Я советую на электротехнический». Бенцион не возражал.

Однако весь следующий год ему приходилось туго: нужно было все-таки одновременно сдавать экзамены и на рабфаке, и на своем родном факультете. Весь учебный год он просидел за книгами, порой желая всё бросить. Однако помощь приходила с самых неожиданных сторон. Так совпало, по приезде в Киев Бенциона подселили в квартиру профессора Киевского политехнического института Евгения Вотчала. Узнав, что Бенцион ничего не смыслит в геометрии, будущий академик Украинской академии наук объяснял ему все на пальцах – например, вырезал геометрические фигуры из картошки, чтобы нагляднее пояснить все их свойства.

Уже ко второму году обучения Бенцион считался одним из лучших студентов своего курса. Он даже начал совмещать учебу с комсомольской работой и в 1923 году был принят в члены ВКП(б). Впрочем, партийная карьера была явно не для него – в 1936 году не разбиравшегося в закулисных интригах Вула даже на какое-то время исключили из партии с размытой формулировкой «за допущенные ранее ошибки». Сам Вул объяснял это в 37-м так: «Будучи членом парткома Академии наук, в 1934 году не сумел разглядеть контрреволюционеров-троцкистов, пробравшихся в партийный комитет». К моменту написания этих строк его уже восстановили в партии. Но несколько месяцев «отлучённости», проведенных в постоянном ожидании ареста, были действенным средством запугивания. Возможно, памятуя об этом, в 1973-м Вул оказался в числе академиков АН СССР, которые осудили «поведение академика Андрея Сахарова», порочащее «государственный строй, внешнюю и внутреннюю политику Советского Союза», а также «честь и достоинство советского ученого».

Отправной точкой долгого и плодотворного научного пути Вула можно считать 1928 год – он окончил Киевский политехнический институт и был оставлен аспирантом на кафедре электротехники. Уже в следующем году, занимаясь проблемами очистки заводских дымов и газов, он защитил кандидатскую диссертацию. В это же самое время был объявлен и первый набор в аспирантуру Академии наук СССР. Не долго думая, вместе с женой и рекомендацией Киевского окружного партийного комитета, Бенцион Моисеевич приехал в Ленинград и опять стал аспирантом – на этот раз Физико-технического института. Следующие три года он провел в лаборатории физики диэлектриков – работал под руководством академика Абрама Федоровича Иоффе, оказавшего большое влияние на становление Вула как ученого.

В 1932-м Бенцион устроился в Физико-математический институт Академии наук, в котором и проработал до последнего дня своей жизни. В том же году для изучения немецкого научного опыта в области диэлектриков его командировали в Германию. Впрочем, оттуда ему пришлось уезжать в срочном порядке после того, как Адольф Гитлер стал рейхсканцлером. Советский журнал «Коммунистическая молодежь» даже писал, без ссылок, правда, на источники и самого Вула, что ученый был задержан полицией по подозрению в поджоге Рейхстага и чудом сумел покинуть Берлин.

По возвращении из-за границы Вул организовал и возглавил в родном институте лабораторию физики диэлектриков. В апреле 1934-го Физико-математический институт был разделен на два отдельных учебных заведения – Вул возглавил одно из них, Физический институт имени Петра Лебедева, который было решено перевести из Ленинграда в Москву.

В 38-м Вул стал и одним из первых сотрудников Академии наук, получивших орден Красной Звезды за развитие основ теории фильтрации аэрозолей – по результатам его исследований были созданы эффективные фильтры для противогазов. Уже на следующий год ученый был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. Но вот звание академика Вулу присвоили только в 1972-м.

За это время он провел сотни исследований в области физики диэлектриков и полупроводников. Он, например, открыл новый сегнетоэлектрик, обладающий уникальными электрическими свойствами – титан бария. Проводимые им исследования фотоэлектрических явлений привели также к созданию кремниевых фотоэлементов солнечных батарей. Под руководством Вула в 1962 году впервые в СССР был создан и полупроводниковый лазер. Им же были проведены и первые опыты по созданию эксимерных лазеров, одна из разновидностей которых сегодня применяется в глазной хирургии.

Комментарии