Дух жизни Людвига Гуттмана

24.08.2012

C 29 августа по 9 сентября в Лондоне пройдут XIV летние Паралимпийские игры. В них примут участие 4200 атлетов из 165 стран. Мало кто знает, что основателем олимпиады для людей с ограниченными возможностями был немецкий врач еврейского происхождения, бежавший от нацистов в Англию.

Людвиг Гуттман занимался лечением травм позвоночника. Именно он в 1948 году организовал первые спортивные соревнования для своих пациентов, положив начало будущим Паралимпийским играм. В начале месяца на канале BBC был показан фильм о работе Гуттмана в английской клинике, а в Лондонском еврейском музее в эти дни проходит выставка, посвященная деятельности основателя Игр.

В 1917 году Гуттман, служивший санитаром-волонтером в провинциальной немецкой клинике для шахтеров, увидел шахтера с переломом позвоночника. Ему сказали, что пациент проживет не более трех месяцев. Через пять недель он узнал, что шахтер умер. Эту встречу будущий врач запомнил на всю жизнь. Как писал Гуттман в своих мемуарах, именно этот случай изменил историю.

Людвиг Гуттман родился в 1899 году в небольшом городке Тост в прусской провинции Верхняя Силезия в традиционной еврейской семье. До 1933 года он работал старшим нейрохирургом в больнице в Бреслау, а после запрета евреям работать в немецких клиниках перешел на работу в городскую еврейскую больницу, где в 1937 году был избран директором. Два года спустя британский Совет помощи ученым-беженцам перевез Гуттмана и его семью в Англию. Это фактически спасло его от рук гестапо, которое обратило на него внимание еще в 1938 году, когда в Хрустальную ночь Гуттман спас у себя в больнице около 60 евреев, якобы тяжело больных и срочно нуждавшихся в медицинской помощи. Диагноз каждого «больного» Гуттман придумывал сам.

Поскольку немецкие врачи не могли практиковать в Англии, после переезда Гуттман сначала занимался исследовательской работой в престижной больнице университетского города Оксфорд, однако вскоре власти обратили внимание на его научные труды по лечению травм позвоночника и, ожидая большой поток инвалидов войны, предложили ему открыть специализированное отделение в больнице города Сток-Мандевиль.

По словам председателя фонда Гуттмана Майка Маккензи, в то время люди с переломом позвоночника считались «грудой мусора». Гуттман же решил их лечить. Он пришел к выводу, что основной причиной смерти таких больных является сепсис, вызванный пролежнями или инфекцией мочевых путей. Поэтому он проинструктировал медсестер переворачивать пациентов каждые два часа, чтобы избежать заражения крови. Он также доработал технологию введения катетера.

Сначала действия Гуттмана вызвали сопротивление медицинского персонала, но, как говорит Маккензи, в прошлом тоже бывший пациент клиники, попавший туда после перелома позвоночника в автокатастрофе, «у людей наконец появился шанс выжить».

Гуттман уделял большое внимание психическому здоровью пациентов, видя в этом мощный инструмент для лечения. Он сильно опередил время и науку, полагая, что тело и мозг — это одно целое. «Чтобы эти люди смогли жить, им нужно было этого захотеть. И им нужно было дать жизнь, которую стоит прожить», — рассказал в интервью газете Haaretz директор еврейского музея в Лондоне Эбигейл Моррис.

Гуттман считал, что спорт как раз может вернуть его пациентам смысл жизни. В 1948 году, в день открытия Олимпийских игр в Лондоне, Гуттман организовал в клинике Сток-Мандевиля соревнования по фехтованию, в которых участвовали 16 его пациентов. С тех пор он проводил соревнования каждый год. В 1952-м соревнования стали международными — в них приняли участие бывшие голландские механики. В 1960 году игры впервые были проведены на олимпийских площадках в Риме, в них приняли участие 400 спортсменов из 23 стран. Именно с этого момента игры стали называть «паралимпийскими», хотя официально термин был принят лишь в 1988 году.

По словам Маккензи, Гуттман верил в лечащую силу спорта еще с юности, когда сам занимался фехтованием. В те годы многие еврейские мальчики увлекались спортом, пытаясь таким образом доказать, что они ничем не хуже немцев. Физическая сила давала им уверенность в себе.

Гуттман одновременно сочувствовал пациентам и в то же время был к ним безжалостен, если дело касалось лечения. Маккензи вспоминал, что Гуттман был немного тираном — ругал пациентов на чем свет стоит, если те пропускали занятие в спортзале, однако после прохождения реабилитационного периода все были ему благодарны.

Людвиг Гуттман умер в 1980 году от остановки сердца. В 1974 году он побывал в немецком городе Гейдельберге, где одна из улица была названа в его честь.

Моррис считает, что история жизни Гуттмана очень еврейская: «Ты не только сам поднимаешься, но и делаешь мир лучше, помогая тем, кто в прямом смысле слова забыт и брошен умирать. Гуттман дал этим людям жизнь Это и есть дух «лехаим» — дух жизни».


Надежда Гутина