Авиаконструктор из семьи винокура

14.01.2013

12 января исполнилось 120 лет со дня рождения советского авиаконструктора, создателя легендарных самолетов «МиГ» Михаила Иосифовича Гуревича. Знакомые вспоминали о нем как о невероятно скромном, простом в обращении с людьми, доброжелательном и, что особенно характерно, стремящемся всегда и во всем помочь другим человеке.

Гуревич родился 12 января 1893 года в деревне Рубанщина в Курской области в семье винокура. Окончив в 1910 году гимназию с серебряной медалью, Михаил поступает на математический факультет Харьковского университета. Но студенческая жизнь длилась недолго: через год его исключили из университета за активное участие в акциях протеста против политики самодержавия, в том числе — политики национальной.

Желая продолжить образование, в 1912 году Гуревич едет во Францию и поступает на факультет математики Университета Монпелье. Первая мировая война застала Мишу в России, куда он приехал летом 1914 года на каникулы. Не имея возможности вернуться к учебе, юноша вынужден был жить на средства от случайных заработков, выполняя чертежные работы, рисуя плакаты, подрабатывая частными уроками.

Лишь в начале 1917 года Гуревич смог, наконец, продолжить учебу, на этот раз — в Харьковском технологическом институте. Именно здесь Михаил, слушая лекции по воздухоплаванию, которые читали ученики Жуковского, проникся любовью к авиации, которую пронес через всю свою жизнь.

Окончив в 1925 году институт, 33-летний Михаил Гуревич начинает работать инженером-конструктором в Харьковском отделении общества «Тепло и сила». Но, так и не найдя в Харькове достойного применения своим знаниям и помыкавшись по разным проектным конторам, в 1929 году он уехал в Москву, где начал работать в конструкторском бюро завода «Десятилетие Октября». Пройдя тяжелый конкурсный отбор, он попадает в бюро известного французского авиаконструктора Поля Эме Ришара, перед которым была поставлена задача создать первые советские гидросамолеты. В бюро Ришара Гуревич приобретает опыт конструирования самолетов, участвует в создании морского торпедоносца и крупнотоннажных летающих лодок.

После возвращения Ришара во Францию Гуревич переходит в Центральное конструкторское бюро Авиапрома, где выполняет первую самостоятельную работу — проект штурмовика «ТШ-З», в котором молодой специалист применяет новые оригинальные решения.

В начале 1936 года Гуревич, ставший к тому времени известным в авиационных кругах конструктором, в составе советской авиационной делегации отправляется в служебную командировку в США. Там он работает на авиационных заводах Дугласа и Мартина в Балтиморе, участвует в закупке лицензии на производство в Советском Союзе американских самолетов «Дуглас ДС-3», принимает техническую документацию и технологическое оборудование.

Вернувшись летом 1937 года в Москву, Гуревич получает приглашение в КБ известного авиаконструктора Николая Николаевича Поликарпова. У Поликарпова Михаил Иосифович работал над несколькими опытными самолетами, в том числе над «И-200» — проектом будущего МиГа.

В декабре 1939 года на базе поликарповского КБ был образован новый Опытный конструкторский отдел, а по сути — новое ОКБ. Руководителем ОКО-1 был назначен молодой военпред завода Авиахим Артем Иванович Микоян, родной брат Анастаса Микояна, а его заместителем был назначен Гуревич. Между Микояном и Гуревичем сразу установились деловые отношения, перешедшие вскоре в дружеские, хотя Гуревич был на 13 лет старше Микояна. Они совместно начинают работать над проектом сверхскоростного истребителя-моноплана.

«Артем Иванович произвел на меня впечатление очень мягкого, доброго человека, очень внимательного ко всему, — вспоминал Гуревич. — В первый момент даже показалось, что как будто бы и не очень волевой человек, но это только внешне был он тих и мягок. Артем Иванович был очень корректным, доброжелательным, но воли, можете мне поверить, у него хватало. Он всегда был внимателен ко всему и не стеснялся учиться, причем учился очень успешно, впитывал и накапливал опыт. Мы тогда еще очень многого не знали. Приходилось до всего доходить своим умом, буквально своими руками ощупывать каждую заклепку, каждый болт. У нас сложились очень хорошие отношения. И такими они были на протяжении долгих лет совместной работы».

Единству профессиональных воззрений сопутствовали уважение к людям, выдержка, доброжелательность, умение юмористически взглянуть на неприятности, без которых не обходится ни одна серьезная работа. Все это способствовало тому, что один из сотрудников КБ назвал его «удивительно гармоничным душевным и творческим единением». К тому же конструкторы отлично дополняли друг друга. Гуревич поосторожнее, поосмотрительнее. Микоян энергичнее, темпераментнее. Известный английский авиационный журналист Вильям Грин написал, что содружество Микояна и Гуревича оказало «значительное влияние на ход развития русской истребительной авиации в течение ближайших двадцати пяти лет». 5 апреля 1940 года прошли испытания первенца нового КБ — истребителя «И-200» («МиГ-1»), который стал одним из боевых самолетов нового поколения, созданных и принятых на вооружение накануне войны. 1 мая 1940 года, завершая воздушный парад, над Красной площадью столицы пронеслись, вызвав удивление и восторг, новые скоростные советские самолеты «МиГ».

Высокоскоростной истребитель «МиГ-3» (аббревиатура от «Микоян и Гуревич»), предназначенный для ведения воздушного боя на больших высотах, нашел широкое применение на фронтах Второй мировой. «МиГ-3» по своим скоростным и боевым характеристикам в то время превзошел зарубежные аналоги.

После войны коллектив Микояна и Гуревича включился в разработку реактивных самолетов. Уже 14 апреля 1946 года прошли испытания на первом серийном отечественном реактивном самолете «МиГ-9». Но мировую славу его творцам принес истребитель «МиГ-15».

С 1957-го по 1964 годы Михаил Гуревич возглавлял КБ Микояна. Он был удостоен Сталинских (1941, 1947, 1948, 1949, 1953 гг.) и Ленинской (1962 г.) премий. В 1957 году ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Знакомые лично с Михаилом Иосифовичем люди вспоминали о нем как о невероятно скромном, простом в обращении с людьми, доброжелательном и, что особенно характерно, стремившемся всегда и во всем помочь другим человеке. Круг его интересов был широк и многообразен. Он любил и хорошо знал художественную литературу, в том числе зарубежную, которую читал в оригинале на английском и французском языках.

Михаил Иосифович Гуревич скончался 25 ноября 1976 года в Ленинграде. Несмотря на все заслуги, родственникам легендарного авиаконструктора так и не удалось выхлопотать достойные похороны. В то время ленинградский обком партии возглавлял одиозный Григорий Романов, слывший своей неприязнью к евреям. И даже многочисленные звонки из Москвы не повлияли на градоначальника-антисемита. Гуревич был похоронен на Серафимовском кладбище в Ленинграде скромно, без каких-либо почестей.

Марк Левин