Предан Ираком

23.08.2016

Этот багдадский еврей перехитрил самого Уинстона Черчилля и стал основателем современного Ирака, а затем шесть сроков подряд был министром финансов и обогатил казну страны, заставив British Petroleum платить за нефть золотом. Иракцы поклялись хранить память о прозорливом министре-еврее вечно, но сегодня в Багдаде сносят дом Сассуна Эскеля.

Его семья относилась к древнему богатому еврейскому роду Сассунов, которых иногда даже называли Ротшильдами Востока. Хахам Шломо Давид, отец Эскеля, как свидетельствует часть источников, в течение многих лет путешествовал по Индии, а затем осел в Багдаде и построил там синагогу. Там, в Османском Ираке, в 1860 году и родился Сассун Эскель.

Он закончил в Багдаде еврейскую школу, а затем отправился продолжать учебу в Константинополь, где за ним присматривал дядя – Менахем Салех Даниэль, депутат от Багдада в первом парламенте Османской империи. Позже Эскель изучал экономику и право в Венской дипломатической академии. Он вернулся на родину блестяще образованным молодым человеком, свободно владеющим девятью языками, среди которых, кроме иврита и арабского, были турецкий, персидский, английский, французский, немецкий, греческий и латынь. И получил в Багдаде должность драгомана – официальный дипломатический пост переводчика-посредника в отношениях с другими странами. Ему был только 21 год.

Дальше его карьера развивалась не менее стремительно: в 1885 году он становится секретарем по иностранным делам при генерал-губернаторе в Багдаде, в 1908 году – избирается депутатом парламента и будет им до конца Первой мировой войны и последовавшего за ней раздела Османской империи. По его результатам три провинции, составляющие современный Ирак, перешли под контроль Великобритании, что вызвало недовольство местного населения, и в 1921 году иракцы подняли антибританское восстание, на подавление которого ушло в два раза больше средств, чем планировалось потратить за год на управление этой территорией.

Такие расходы, в свою очередь, не вызвали никакого энтузиазма в Лондоне, и в том же году Уинстон Черчилль, тогда еще только секретарь по колониальным делам, собрал в Каире конференцию, в ходе которой необходимо было найти путь к решению ближневосточных проблем. В отношении Ирака по существу рассматривалось два вопроса: как снизить издержки и выбрать такого местного правителя, при котором Великобритания сохранила бы свободный торговый путь в Индию и доступ к предполагаемым нефтяным запасам Ирака.

Эскель Сассун занимал тогда уже пост министра финансов во временном иракском правительстве и приехал на конференцию в Каир представлять интересы своей страны вместе с министром обороны Джафаром Пашой аль-Аскари и сыграл значительную роль в том, чтобы стороны достигли соглашения об избрании Фейсала I первым королем Ирака в новейшей истории страны. Вполне естественно, что после восшествия на трон король утвердил Эскеля на посту министра финансов, на котором он пробыл в общей сложности шесть сроков подряд. Уважение, выказываемое Эскелю, не знало границ: его именовали в Ираке не иначе как эффенди, а король Великобритании Георг V в 1923 году посвятил его в рыцари за помощь в урегулировании иракского кризиса.

Заметное влияние на судьбу молодого Ирака оказали переговоры Эскеля с нефтяным гигантом British Petroleum, состоявшиеся в 1925 году. Двумя годами ранее в Ираке было открыто первое нефтяное месторождение, и Эскель требовал, чтобы поставки иракской нефти оплачивались не фунтами стерлингов, а золотом. Это требование в тот момент выглядело очень странно, поскольку английский фунт был тогда привязан к золоту. Тем не менее оно было удовлетворено. Эта странная настойчивость и прозорливость министра-еврея принесла иракской казне в последующем миллионы динаров, так как в годы Второй мировой войны курс фунта резко упал, а добыча нефти продолжала наращиваться.

Эскель фактически стал основателем национальной валюты – иракского динара, который был введен в обращение в 1931 году и заменил ходившие тогда в стране и турецкие лиры, и индийские рупии. Влияние Эскеля на парламент было не меньшим, чем на короля или финансовую систему страны, и он часто выступал арбитром по многим спорным вопросам, а также поддерживал связи с ведущими европейскими деятелями своего времени.

Сэр Эскель скончался в Париже 31 августа 1932 года. Премьер-министр Ирака Ясин аль-Хашими лично написал некролог, в котором высоко оценил вклад покойного министра в становление страны и особо подчеркнул, что будущие поколения иракцев никогда этого не забудут. Ведущие газеты откликнулись на известие о смерти многочисленными статьями, отмечая заслуги Эскеля перед Ираком, увековечивающие его славное имя. «Смерть Эскеля стала непоправимой потерей для нации», – говорили и писали в тот момент почти все. И это не было обычной восточной риторикой – в течение многих лет после его смерти при упоминании имени Сассуна Эскеля Эффенди неизменно добавляли «Да благословит Всевышний память о нем».

Однако потом времена изменились. После образования государства Израиль, которому Ирак тут же объявил войну, 90% иракских евреев были вынуждены бежать. Вывоз капиталов был запрещен, а над оставшимся еврейским имуществом установлен государственный контроль. Великолепный дом первого министра финансов Ирака на берегах Тигра был захвачен партией арабского социалистического возрождения БААС, к которой принадлежал Саддам Хуссейн. Та же судьба постигла и библиотеку сэра Эскеля – крупнейшую частную библиотеку в Ираке – она была конфискована в 1970-м. Годом ранее в стране раскрыли «сионистский заговор», и обвиненные в шпионаже в пользу Израиля были публично повешены на улицах Багдада. Сейчас в Ираке, где еще в начале 1940-х проживало до ста пятидесяти тысяч евреев, их осталось не более восьми человек.

В наши дни на фоне сводок о всё новых жертвах гражданской войны в Ираке почти незамеченными проходят новости о разрушении материального и культурного наследия одной из крупнейших когда-то еврейских общин мира. Так, в ближайшие месяцы может обвалиться гробница пророка Нахума близ Мосула, которая на протяжении 1500 лет была местом паломничества иудеев. Уничтожение грозит и куда более современному объекту: муниципалитет Багдада принял решение снести дом сэра Сассуна Эскеля. Правда, в министерстве туризма эту идею назвали противозаконной, поскольку дом является памятником архитектуры. А глава комитета управления объектами культурного наследия Саид Хамза не исключил, что решение мэрии имеет коррупционную составляющую. Собственно, это подозрение – единственное, что может помешать сносу дома человека, основавшего современный Ирак.