Первая перчатка

11.07.2002

Дмитрий Салита Перспективный 20-летний боксер второго полусреднего веса Дмитрий Салита родился на Украине, в Одессе. Сейчас он житель Бруклина (Нью-Йорк). Наставником молодого спортсмена является раввин Израэль Либероу, а тренерами — Хектор Роча (Hector Rocha) и Джимми О’Фэрроу (Jimmy O'Pharrow). Дмитрий — очень энергичный юноша, точен в ударе и скорости. У него имеется парочка профессиональных приемов и смешанных комбинаций по части поражения противника. Он хорошо держит защиту. Боксер еще очень юн и в то же время мудр не по годам.

Промоутер Боб Арум говорит о Дмитрии так: “Если он будет поддерживать спортивную форму в будущем так же, как и сейчас, он может стать неподражаемым примером религиозного вероисповедания не только для евреев, но и для людей, исповедующих другие религии”.

После турнира по боксу в Сан-Джакинто, представитель комиссии из Калифорнии Дин Лоухьюз (Dean Lohuis) сказал: “Все, с кем бы я ни разговаривал тогда, будь то члены комиссии, судьи или журналисты, были под впечатлением от этого юноши”.

Салита дебютировал в возрасте 19 лет 24 июня 2001 года в городе Варлей (штат Айдахо). Тогда он дрался с Роберто Дельгадо (Roberto Delgado) и выиграл его в первом же раунде. На своем последнем турнире в Лас-Вегасе 16-го марта 2002 года Дмитрий блестяще победил Якова Годинеца (Jacob Godinez). Он продемонстрировал свое мастерство, и уже во время четвертого раунда Годинец не поднялся на счет 10. А до этого, 23 февраля Салиту единогласно признали победителем в борьбе с Рашаном Абдулом Блэкберном (Rashan Abdul Blackburn). Тогда Дмитрий был явным лидером в схватке и во время 4-го раунда два раза отправлял в нокдаун Блэкберна, выиграл со счетом 40 — 34, 40 — 34, 39 — 35…

Дмитрий переехал в Америку со своими родителями в возрасте 9-ти лет. Он вспоминает: “Было жутко в детстве пересекать целый мир, ради того, чтобы оставить все родное и драгоценное навсегда. Когда я впервые сошел с трапа самолета, был немного удивлен. Раньше я смотрел фильмы про Америку, и мне казалось, что огромные небоскребы в этой стране находятся сплошь и рядом. Когда мы ехали по дороге, я спросил своего дядю: “Это точно Америка? Мы в Нью-Йорке?” И он ответил: “Да, это Нью-Йорк”. Тогда я спросил еще раз: “А где же высокие дома?”…Мы переехали в Америку, в основном, из-за дискриминации евреев, — говорит боксер. — Мои родители посчитали, что я и мой брат вырастем на Украине, не имея возможности полностью реализовать свой потенциал. Мой брат старше меня на 9 лет, очень часто вступал в перепалки, потому что его обзывали. Раньше, да и сейчас, ходила молва о погромах, поэтому многие евреи вынуждены были покинуть Одессу. Под словом “погром” я имею в виду то, когда группа людей врывается в дома евреев и начинает крушить все подряд. Я помню, что мой отец даже купил пистолет на всякий случай. Было очень трудно евреям получить престижную работу или поступить в вуз, но я до сих пор горжусь тем, что исповедую иудаизм. Я благодарен Америке за то, что она предоставила мне возможность добиться своих целей, иметь свободу вероисповедания и слова”.

Когда Дмитрий впервые пришел в нью-йоркскую школу, одноклассники стали его дразнить. Он говорит: “Тогда на мне была одежда, которую носят только в России. В первые годы нашей жизни в Америке мои родители зарабатывали недостаточно денег, чтобы покупать модную одежду и дорогую обувь. Я выделялся среди своих сверстников и не говорил по-английски, поэтому стал объектом для насмешек. Я стал учиться тому, как себя защищать, начал заниматься каратэ и попросил старшего брата сводить меня в клуб по боксу. Я тратил много времени на бокс, но зато получил признание и уважение”.

Дмитрий стал заниматься боксом с 13-ти лет в клубе “Starrett City”, директором которого является Джимми О’Фэрроу.

Дмитрий и Михаил Салита с легендарным спортивным комментатором Наумом Дымарским Он говорит: “Моя гимназия похожа на лигу наций. Я часто беру на учебу детей, пришедших с улицы, но никогда еще не встречал такого, как Дмитрий. Ребенок похож на русского, молится, как еврей, и дерется, как черный”… Дмитрий: “ Школа Джимми — гимназия, гетто. Мой стиль не европейский, не американский. Это городской, черный стиль. Я не знаю, как лучше это объяснить. Но многие мои белые друзья предпочитают это называть именно так”. Дмитрий все время слушал спортивное радио “HOT 97” и считает, что это переменило его стиль и придало ритм. Майк Тайсон, видевший бой Дмитрия, сказал : “Хорошо, что мы с ним в разных весовых категориях”.

Мама Дмитрия Людмила поначалу была против увлечения сына, но в конечном итоге стала самым лучшим “болельщиком”. Она скончалась в январе 1999 года от рака. Когда Людмила была госпитализирована, Дмитрий проводил целые дни, разрываясь между средней школой Джеймса Медисона, гимназией Старрета и больницей Sloan Kettering. Дмитрий говорит: “Все ночи я проводил около кровати матери на кресле, а с утра уходил на занятия”.

Вдобавок надо сказать, что Дмитрий в Америке “нашел” не только бокс, но и религию. Когда он жил в Одессе, Украина еще входила в состав Советского Союза и евреи не могли открыто исповедовать иудаизм. Сейчас он строго следует иудаистским законам, соблюдает шаббат и посещает синагогу.

Он говорит: “Я горжусь тем, что отличаюсь от других. Многие люди удивляются, как белый человек, да еще и еврей, может драться. На самом деле я считаю это за комплимент”.


Марина Костылева