Шустра на поворотах

13.05.2019

Одна из первых автогонщиц в мире, она учила водить машину супругу короля Британии, а для всех остальных написала пособие «Женщина и автомобиль» – Дороти Левитт советовала дамам брать в дорогу зеркальце, собаку и пистолет.

Рождение крошки Дороти 5 января 1882 года стало огромным счастьем для четы Леви. Незадолго до этого они потеряли первую дочь, и новый ребенок в доме Джейкоба – богатого лондонского ювелира и торговца чаем – и его жены Джулии стал настоящим благословением. Через десять лет в семье появилась еще одна девочка, Эльзи, и радости стало еще больше. Подробности детства девочек не сохранились, но известно, что Дороти еще в юности увлеклась не самыми женскими занятиями – рыбалкой, велосипедами и конной ездой. Папа и мама хотели поскорее выдать старшую дочь замуж по всем еврейским традициям – то есть лучше за ювелира, ну а там и врач сойдет, но к их большому горю, та получилась рьяной эмансипе. Образ жизни послушной еврейской жены ее абсолютно не устраивал, а вот приключения – ужасно манили.

Едва ей исполнилось 20 лет, Дороти устроилась в компанию по производству двигателей и автомобилей Napier. Так она решила сразу две проблемы: сбежала от жениха, которого ей подыскали родители, и обеспечила себе скромный, но стабильный заработок. На работе Дороти познакомилась с Селвином Эджем – предпринимателем и инженером, который был дилером Napier. Харизматичный красавец-усач и большой профессионал в гонках полностью очаровал юную леди. Вскоре после того, как Дороти получила постоянное место в компании, Эдж переманил ее к себе в офис – секретаршей. Но это было только начало.

Селвин сразу приметил миниатюрную девушку «с длинными ногами и глазами, как два глубоких бассейна», и твердо решил, что именно она будет рекламировать его автомобили. Маркетинговый расчет Эджа был простым: если показать, что даже девушка может сесть за руль Napier, все поймут, что это любому под силу. Он хотел британскую копию Камиллы дю Гаст – автомобилистки, уже ставшей живой рекламой автомобилям во Франции. Внешне Дороти вполне подходила, но вот только не умела водить. И тогда Эдж стал учить девушку, которая теперь носила англизированную фамилию Левитт, принципам вождения в ускоренном темпе. Ходили слухи, что уроки плавно перетекли в более близкое общение – между ними вспыхнул роман, но до брака не дошло.

Начальник отправил перспективную сотрудницу в Париж – узнать об автомобилестроении все, что возможно. Ее французским учителем выступил давний друг и деловой партнер Эджа, автомобилестроитель Адольф Клеман-Байяр. Поначалу девушка работала в его компании уборщицей, потом ее допустили к команде слесарей, а позже – водителей. Из Франции Дороти Левитт вернулась опытным шофером и автомехаником. Если машина вдруг глохла по дороге, девушка не впадала в панику, а закатывала рукава и принималась исправлять поломку. Такой феномен не мог остаться незамеченным. Очень скоро Левитт стала учить премудростям вождения саму Александру Датскую, супругу короля Эдуарда VII, других дам высшего сословия, а также «простых американок», оказавшихся в Британии в качестве туристок. Но быть только учительницей Дороти не хотелось – она жаждала дороги и рекордов.

В апреле 1903 года мисс Левитт приняла участие в мотогонке, подробности которой неизвестны. Единственное свидетельство – запись Дороти в своем дневнике: «Первая англичанка, участвовавшая в открытом автомобильном заезде. Не победила. В следующий раз будет лучше». В те годы Эдж продвигал автомобили марки Gladiator, и Дороти пыталась прибыть к финишу первой именно на нем. Уже в следующем месяце она приняла участие в гонке «из Лондона в Глазго без остановок», а в сентябре получила право участвовать в финале гонок и победила в своей категории автомобилей, «выжав» рекордные тогда 59 миль – 94 километра – в час. В следующем году Левитт приняла участие в автопробеге на 1000 миль – рядом с ней в машине сидел ее черный померанский шпиц Додо и звонко облаивал остальных участников, мужчин.

Заездов в карьере Левитт было еще много, и не только автомобильных, но и водных – на лодках Napier. Знаковым для Дороти был 1905 год: в марте она успешно завершила «самый долгий автопробег с участием женщины», а в октябре выжала скорость 80 миль в час на брайтонской гонке, установив женский рекорд скорости. В следующем году она его побила – у Левитт было уже 90,88 мили в час, в то время как мужской рекорд составлял 109 миль.

В интервью Penny Illustrated Paper в 1906 году Дороти признавалась, что «намного сложнее усидеть в автомобиле, чем на скачущей галопом лошади во время скачек с препятствиями». Она была опытной наездницей и отлично знала, о чем говорит. Дороти получала множество призов, но все они были разве что почетными – ни денежных премий, ни крупных должностей в Британии никто ей предлагал. Ее звали на работу и в Европу, и даже в Штаты, но Левитт предпочла остаться. Ее амбиции распространялись только на трассы, а в вопросах карьеры будто бы растворялись.

Дороти так и не стала супругой Эджа, но и к родителям не вернулась. Она поселилась в небольшой, но симпатичной квартире в Вест-энде в компании со своим шпицем и экономкой. В квартире было несколько шикарных комнат – гостиная в духе эпохи Людовика XIV и столовая во фламандском стиле. Оставаясь убежденной холостячкой, мисс Левитт устраивала шумные вечеринки, собирая лучшую публику своего круга. О ее приемах ходили легенды, как и о самой Дороти. Все вспоминали, насколько неугомонной она была. Вот только сегодня ее видели в Лондоне – а через пару дней она уже принимала участие в очередном мотозаезде во Франции или Германии, а потом отправлялась в Шотландию на очередную вечеринку друзей или участвовала в регате вдоль Лазурного берега. Красавице-амазонке с каштановыми волнистыми волосами, славной улыбкой, статной фигурой и глазами, горящими страстью к скорости, были рады везде.

Последним соревнованием, о котором Дороти Левитт немногословно написала в своем дневнике, стал автопробег в Трувиле в 1908 году. Выиграла ли она в нем что-то, неизвестно, но к тому моменту у Дороти накопилось уже столько медалей и серебряных табличек, что новые были бы чистой формальностью. Ее статус самой быстрой женщины в мире в те годы был неоспорим. К тому времени ей поднадоели наземные трассы и море, теперь она хотела летать. В 1909 году легендарная мотогонщица поступила во французскую Школу авиации, где обучалась легендарная спортсменка Мари Марвингт. Целый год мисс Левитт постигала основы авиавождения, но настоящей авиатриссой почему-то не стала.

Дороти была скромной во всем, что не касалось любимого дела – автоспорта. Среди мужчин редко можно было встретить настолько же отчаянных водителей, как она. Лондонские полицейские буквально плакали, наблюдая, на какой скорости Левитт рассекала по городу, и не раз ее штрафовали. На такую «любовь» Дороти отвечала взаимностью – говорила, как мечтает «переехать всех полицейских и как-нибудь задавить сержанта насмерть». Еще она обожала азартные игры и даже призналась в одном интервью, что планировала отправиться в Монте-Карло как-нибудь зимой, чтобы испробовать особую схему и обанкротить казино. Но стать легендой в мире покера ей так и не удалось.

Отказавшись от партии, которую готовили родители, и не сумев стать женой Эджа, финансово Дороти могла надеяться только на себя. Уроки для богатых дам были не единственной статьей ее дохода. Левитт периодически публиковалась в прессе, пропагандируя женское право на вождение – несколько ее статей вышли в британском иллюстрированном журнале The Graphic. Но хотелось большего. В том же 1909 году Дороти издала книгу «Женщина и автомобиль: карманное руководство для дам, которые уже сели за руль или хотят это сделать». В ней она собрала все самые важные рекомендации для женщин, которые только-только осваивали автомобиль. Дороти вообще считала, что вождение автомобиля – «прекрасная форма дамского досуга».

Мисс Левитт советовала дамам ездить на De Dion с восемью лошадиными силами – ей, перепробовавшей много авто, он казался самым простым в управлении и элегантным. Она отмечала, что с собой в дамском чемоданчике всегда нужно иметь зеркало – чтобы осматривать дорогу, когда сзади окажется другой автомобиль. Зеркала заднего вида появились в машинах только через семь лет – можно считать, что идею подала Дороти. Кроме зеркальца, в чемоданчике должны были лежать запасной платок, пудра и, конечно, «очень даже успокаивающий» шоколад. Еще Левитт рекомендовала женщинам, которые планировали «отправиться в путешествие по большим и малым дорогам», прихватить с собой «маленький револьвер». Сама она всегда брала в дорогу автоматический «кольт», считая его очень удобным. Чтобы было не только безопасно, но и весело, она рекомендовала взять с собой собаку.

Отдельную главу Дороти Левитт посвятила одежде, которую нужно выбирать для вождения. Она категорически не советовала надевать платья или пальто с кружевом или перьями, кожу тоже не хвалила, зато выделяла твидовые пальто с меховыми воротниками. Дороти предупреждала, что без шарфа и перчаток за руль лучше не садиться – но бог вас упаси надеть шерстяные, они должны быть только из мягкой кожи. Кольца тоже лучше было оставить дома. В летнее время платья лучше заменить красивыми синими льняными комбинезонами – как у художников. Книга была иллюстрирована изумительными портретами самой Дороти – их сделал Генри Николс, которого в будущем британские власти назначат национальным фотографом Первой мировой.

В 1910 году Левитт дала интервью Daily Chronicle про свой опыт авиавождения – а потом резко пропала. Она больше не принимала участия в заездах и регатах, не писала в газеты и журналы, не выступала на публике и не учила других дам тонкостям вождения. О ней быстро забыли: мир переживал войны и революции, и никому больше не было дела до озорной и смелой автомобилистки. 17 мая 1922 года Дороти обнаружили мертвой в ее же постели. У нее, 40-летней дамы, было откровенно плохо со здоровьем — проблемы с сердцем и приступы резкой слабости мучили ее не один год. Но причиной смерти стали не они, а «случайная передозировка морфином», который Дороти принимала, заболев корью. Детей у нее не было, любимый шпиц Додо к тому времени давно умер – и все скромное богатство Дороти, 224 фунта стерлингов, отошло ее сестре Эльзи.

Комментарии