Ошибка диссидента

12.06.2019

Он был богатым и успешным издателем, но посетил советскую Москву, подружился с опальным академиком Сахаровым и стал правозащитником. Как Роберт Бернштейн создал крупнейшую правозащитную организацию Human Rights Watch и быстро в ней разочаровался.

Роберт Бернштейн родился в Нью-Йорке 1923 году. В 1944-м он окончил Гарвард, отслужил последние годы Второй мировой войны в военно-воздушных силах армии США и начал стажироваться в издательстве Simon&Schuster. В 1956-м он получил приглашение в Random House – весьма известное к тому времени международное издательство. Через 10 лет Бернштейн занял в нем пост генерального директора. Под его руководством дела пошли в гору: ежегодная выручка выросла с 40 миллионов до 850 миллионов долларов, компания превратилась в крупнейшего книжного издателя в мире.

Отчасти такому успеху способствовала публикация «сенсационных» работ тех писателей, чьи книги были запрещены на их собственной родине. Несложно догадаться, что львиная доля таких работ принадлежала советским писателям. Пристальный взгляд на СССР Бернштейн обратил в 1973 году, когда принял участие в организации Комитета в защиту советского писателя и диссидента Андрея Амальрика – автора эссе «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?».

За эту книгу Амальрик был приговорён в 1970-м к трем годам заключения по статье 190-1 УК РСФСР: «Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй». В день освобождения Амальрик был вновь арестован и вновь приговорён по той же статье еще к трем годам лагерей. Лишь широкая международная кампания в его защиту привела к тому, что приговор был изменён на три года ссылки в Магадан.

В рамках правозащитной работы по данному делу Бернштейн посетил СССР в составе делегации американских издателей. В тот приезд он познакомился с академиком Андреем Сахаровым и его женой Еленой Боннэр. Знакомство переросло в дружбу. Именно Бернштейн обеспечил публикацию работ Сахарова на Западе и даже присутствовал на вручении Сахарову Нобелевской премии в 1975-м – премию получала жена академика, его самого не выпустили за границу. Беседы с Сахаровым и другими советскими диссидентами подтолкнули Бернштейна к созданию в 1978-м правозащитной организации US Helsinki Watch Committee со штаб-квартирой в Нью-Йорке. Целью организации стала защита правозащитных групп в СССР и контроль за соблюдением прав человека в этих странах.

Подобный «контроль» со стороны частной организации, расположенной «в стране империалистического блока», стал возможным после того, как в 1975-м СССР подписал Хельсинское соглашение. Европейские страны, США и Канада признавали границы СССР «незыблемыми», соглашаясь прервать дискуссию о послевоенной оккупации Союзом отдельных территорий. Взамен же советское руководство согласилось на включение в соглашение положений, обязывавших соблюдать права человека в соответствии со Всеобщей декларацией прав человека. С этого момента западная критика в отношении нарушаемых прав человека в СССР вроде как перестала быть враждебной пропагандой, она приобрела статус международной правозащитной деятельности.

Работа небольшого штата US Helsinki Watch Committee под руководством Бернштейна первоначально ограничивалась выпуском ежегодных отчетов о положении дел в области прав человека в СССР и заявлениями по поводу преследования правозащитников. Организация была частной, финансировалась она разными благотворительными фондами, поэтому могла позволить себе не поддерживать официальный курс американских властей, сформулированный при Рональде Рейгане: «США будут мягче критиковать нарушения прав человека в странах, где у власти стоят “правые” режимы, и резче, где у власти “левые” режимы».

Выступая против подобной политики «двойных стандартов», Бернштейн принялся за создание «дочерних» правозащитных организаций по всему миру. В 1981 году была основана America Watch, в 1985-м – Asia Watch, в 1988-м – Africa Watch и Middle East Watch. Каждое из отделений занималось мониторингом нарушений прав человека в своем регионе. В 1988 году все они были объединены в одну организацию, названную Human Rights Watch (HRW), председателем которой стал Роберт Бернштейн.

Штат организации разрастался, как и всеобщий интерес к ее деятельности. Работу каждой региональной секции теперь курировали советники, в число которых – на смену активистам правозащитного движения, ученым, писателям и деятелям искусств с мировым именем – стали стремиться представители финансовых кругов, банкиры и мультимиллионеры. Конечно, все это положительно сказывалось на бюджете и возможностях организации, но вместе с тем все чаще стали звучать упреки. По мнению многих критиков, с приходом влиятельных финансистов правозащитная деятельность организации стала превращаться в средство достижения отдельных целей отдельно взятых людей.

Не заметить этого было нельзя – особенно на фоне того, что HRW стала выпускать не только отчеты о зафиксированных правонарушениях, но и «рекомендации» по наказанию стран, в которых эти нарушения допустили. Эти рекомендательные письма попадали в руки первых лиц НАТО и ООН и становились доказательной базой для оправдания тех или иных мер по отношению к странам-нарушителям. Так, публикуя в 1992-м отчеты о нарушениях прав человека в ходе начавшихся югославских войн, Human Rights Watch высказалась за необходимость создания под эгидой ООН Международного трибунала для расследования геноцида и преступлений против человечности – по сути, первого такого органа после Нюрнбергского трибунала. Менее чем через год – в феврале 1993-го – такой трибунал по бывшей Югославии был создан.

В том же году HRW опубликовала отчет, начинавшийся словами: «Требуем немедленно наказать!» Наказывать призывали исключительно сербов, хотя имелись данные и о преступлениях, якобы совершенных хорватами – убедительной аргументации не было ни в том, ни в другом случае. Тем не менее за все время существования Международного трибунала по бывшей Югославии осужденных сербов, к удовлетворению HRW, было в разы больше: за 15 лет провели 142 судебных процесса против 92 сербов, 33 хорватов, восьми албанцев, семи боснийских мусульман и двух македонцев. Многие критики работы HRW также считают, что именно их отчеты привели к двум серьезным военным операциям НАТО против сербских войск в бывшей Югославии: первая операция, «Обдуманная сила», состоялась в 1995 году, вторая, «Собзная сила» – в 1999-м.

Очевидные симпатии руководства HRW лишь к одной из сторон прослеживались и во время конфликта в Чечне. Боевики Басаева и Масхадова по результатам двух чеченских кампаний оказались согласно отчетам HRW «человечнее» российской армии в 30 раз. Распространявшиеся в России видеокассеты с отрезанием боевиками голов российским солдатам, захваченным в плен, к отчету не прилагались.

Скорее всего, именно эта политическая ангажированность привела к тому, что в 1998 году Бернштейн перестал официально руководить организацией, оставшись лишь ее почетным председателем. Это звание, которое он носил вплоть до конца своих дней, не мешало ему критиковать свое детище за политику двойных стандартов – особенно в отношении арабо-израильского конфликта. В 2009 году Роберт Бернштейн, лауреат многочисленных международных премий и наград, обладатель почетных докторских степеней нескольких университетов, опубликовал открытое письмо, в котором еще раз напомнил о миссии, ради которой он создавал HRW – защита прав человека во всех странах мира, независимо от их политической и блоковой ориентации.

«Сегодня же эта организация все чаще забывает о той важной грани, которую она проводила между открытыми и закрытыми обществами, – писал Бернштейн. – Это больше всего заметно в её работе на Ближнем Востоке. В этом регионе масса авторитарных режимов, грубо попирающих права человека. Но в последние годы Human Rights Watch за нарушения норм международного права гораздо чаще осуждает Израиль, нежели любое другое государство Ближнего Востока».

С правозащитником согласились многие. Российский политический обозреватель Юлия Латынина удивлялась, что HRW официально признает, что они «не изучают причины конфликта, а лишь то, как стороны конфликта соблюдают права человека»: «Здорово! Представьте себе, что вы – женщина, на которую в лесу напал маньяк, а вы смогли его застрелить. С точки зрения HRW, виноваты будете именно вы». Правозащитник Олег Попов считал, что HRW взялась просто оправдывать «дипломатическое, экономическое и военное вмешательство стран НАТО, в первую очередь США, во внутренние дела других стран». В мае 2014 года 100 ученых с мировым именем – в том числе два лауреата Нобелевской премии, Адольфо Перес Эскивель и Мейрид Корриган – подписали письмо, в котором выразили сомнение относительно независимости HRW от американских властей.

Скорее всего, именно поэтому незадолго до своей смерти 27 мая 2019 года Бернштейн организовал еще одну новую правозащитную организацию, имя которой, возможно, еще прозвучит в ближайшие годы.

Комментарии