Нахал высокой моды

19.03.2020

Супермодели Линда Евангелиста и Наоми Кэмпбелл работали на него по любви, бесплатно. Потом Марка Джейкобса оценили: он 15 лет создавал одежду для Louis Vuitton и оказался не по карману компании Dior.

«Спрашивайте что угодно. Я открыт для диалога», – этими словами Марк Джейкобс начинает почти каждое интервью. Дизайнер, у которого на груди красуется татуировка со словом «бесстыдник», действительно без стеснения говорит обо всем – это, по его словам, помогает лучше спать по ночам.

Будущий дизайнер родился 9 апреля 1963 года в Нью-Йорке в обеспеченной семье, но счастливым его детство было недолго. Марку едва исполнилось семь, когда умер его отец. Вместе с матерью мальчик стал мотаться по городу, переезжая от одного «мужчины всей ее жизни» к другому. «Думаю, у мамы было какое-то ментальное расстройство, она просто не умела заботиться ни о ком, кроме себя», – считает Джейкобс. Подростком он ушел жить к бабушке по папиной линии – именно она, по словам дизайнера, «подарила» ему будущую профессию. «Бабуля любила наряжаться и обладала чувством вкуса. Она научила меня вязать и вышивать, что круто помогло мне в начале карьеры, – вспоминает Марк. – И она верила в меня как никто. Всем и всюду повторяла: “Мой внук будет следующим Кельвином Кляйном”».

Когда Марку было 15, он устроился на работу в знаменитый нью-йоркский бутик Charivari. «Я складывал рубашки, упаковывал вещи в бумагу на кассе и мило всем улыбался. А потом встретил в магазине модельера Перри Эллиса, – вспоминает дизайнер. – Я был большим его поклонником. Мы поговорили немного, и Перри, видя мое восхищение, посоветовал мне поступить в институт дизайна Parsons». Сначала Марк прошел летнюю программу Parsons в Париже и буквально влюбился в этот город. «Я побывал в мастерской Ива Сен-Лорана и пообщался с Соней Рикель, в итоге пробыл в Париже гораздо дольше, чем четыре недели программы, – вспоминает Джейкобс. – Я влез в долги, чтобы побывать там, а когда летел домой, рыдал, как ребенок. До сих пор считаю Париж одним из лучших городов в мире».

Вернувшись в Нью-Йорк, Марк поступил в Parsons, который стал для него вторым домом. «Ответственность была такой, будто я уже претендую на звание дизайнера всея Америки. Из всего курса по-настоящему модой “болели” только четыре человека, включая меня, и мы делали в пять раз больше, чем требовалось», – говорит Марк. Именно тогда дизайнер создал свою первую коллекцию – свитера ручной вязки, которые были эксклюзивно представлены в Charivari. Чтобы коллекция увидела свет, Марку пришлось подключить бабушку, прекрасно орудовавшую спицами. Вскоре об этих свитерах, попавших на снимки легендарного стритстайл-фотографа Билла Каннингема, заговорил весь Нью-Йорк. «В том сезоне был очень популярен свитер Готье, который выглядел как гобелен, и несколько женщин на фото Каннингема были в таких свитерах. Но несколько – в моих. Именно тогда люди начали спрашивать: “Это что за новый модельер?”», – вспоминает Марк.

В 1984 году Джейкобс познакомился с Робертом Даффи, совладельцем бренда Sketchbook, и тот попросил молодого дизайнера создать коллекцию спортивной одежды. Почти сразу из нанятого сотрудника Марк превратился в партнера Даффи по бизнесу. Вдвоем они основали компанию Jacobs Duffy Designs, а уже в 1986 году Марк выпустил первую коллекцию под собственным именем. Спустя год он стал самым молодым дизайнером, получившим премию Perry Ellis for New Fashion Talent. Дизайнер шутит, что в его карьере не было серьезных падений: «Я словно сорвался с низкого старта и уже не останавливался. Я всегда был мелким въедливым евреем с большущим эго, которое никто не мог задеть».

Марку было всего 25 лет, когда его пригласили на место главного дизайнера в Perry Ellis, а он сам вскоре привел в компанию Трейси Риз и Тома Форда. «Форд всегда был невероятно талантливым модельером, мог из обычных джинсов сделать нечто изысканное», – вспоминает Марк. Его собственная карьера в Perry Ellis закончилась на знаменитой гранжевой коллекции в 1992 году, когда дизайнер нарядил моделей в пиджаки с цветочными принтами, массивные ботинки и юбки из шифона. Коллекция сразу стала культовой, но в компании, увы, креатив не оценили. Марк был уволен.

Многие молодые дизайнеры, отвергнутые крупными компаниями, завершали карьеру, но только не Марк: спустя год после ухода из Perry Ellis он принял участие в нью-йоркской Неделе моды, но на этот раз представлял бренд имени себя. Супермодели, в том числе Линда Евангелиста и Наоми Кэмпбелл, работали с ним бесплатно. «К тому времени я уже получил пять премий за достижения в модной индустрии, в том числе премию Совета модельеров Америки, которая для дизайнеров нечто вроде “Оскара”. У меня был иммунитет к критике», – шутит Марк. В 1997 году 34-летний дизайнер стал художественным директором Louis Vuitton, а через год компания, которая до этого производила исключительно сумки и чемоданы, выпустила линию одежды, а также коллекцию аксессуаров и ювелирных украшений.

В Louis Vuitton Марк работал 15 лет, параллельно развивая свой собственный бренд. В 2000 году дизайнер представил первую коллекцию сумок Marc Jacobs, а также выпустил вторую линию одежды и обуви Mаrc bу Mаrc Jacоbs. За два года до окончания контракта с Louis Vuitton дизайнер получил приглашение от Dior, и хотя переговоры были долгими, в итоге он отказался. По слухам, Джейкобс заломил такую цену за свою работу, что даже дом высокой моды не смог себе этого позволить. Сам Марк объяснил все иначе: «В некотором смысле решение принял мой психотерапевт. Он спросил: “Как это улучшит твою жизнь?”, а я подумал и ответил: “Никак”».

В 2013 году, отметив 50-летний юбилей, дизайнер занялся делом, которым грезил еще в 90-х: запустил косметический бренд Marc Jacobs Beauty. Он не был уверен, что очередные помады и тени, а уж тем более линейка декоративной косметики для мужчин будут пользоваться успехом, особенно учитывая цены. Но переживать было не о чем: футляры и коробочки стоимостью от 20 до 60 долларов смели с полок магазинов Sephora за считаные дни. «Обожаю косметику. Это целое приключение: выбирать формулы и оттенки, думать над упаковкой и названиями», – признается Марк. Считая макияж одним из способов самовыражения, не имеющим никаких границ, в 2014 году дизайнер сделал лицом бренда актрису Джессику Лэнг, которой тогда было 64 года. В 2016-м он сделал то же самое уже с 70-летней Бетт Мидлер.

Джейкобс не раз говорил, что его вдохновляют самые разные лица и люди, но если чужие несовершенства он склонен считать красивыми, то свои до сих пор принимает с трудом. Сегодня 56-летний дизайнер, который не так давно злоупотреблял крепкими напитками и дважды проходил лечение в наркологической клинике, соблюдает диету и занимается спортом. А еще он учится смотреться в зеркало, что ненавидел делать всегда: считает себя «некрасивым, даже противным». Впрочем, полтора миллиона поклонников, которые следят за жизнью Марка в Instagram, явно считают иначе, за что дизайнер им очень благодарен: «Это внимание бесценно, с ним я понимаю, кто я и чего именно добился. Ведь если бы мы создали дерьмовую компанию, никому не было бы дела, что я ем на обед».

Мария Крамм

Комментарии