Еврейская мать Гайаны

21.04.2021

<p>3rd February 1966: Janet Jagan, the wife of Cheddi Jagan, founder of the People's Progressive Party (PPP) campaigns against the 'British oppression' of British Guiana outside Freedom House. Only weeks later, the country became the independent republic of Guyana, and in 1997 Mrs Jagan was elected president after the death of her husband. (Photo by Harry Benson/Express/Getty Images)</p>

Семья не простила ей брака с индийцем. Но уехав за мужем в Южную Америку, еврейка Джанет Джаган стала голубоглазой матерью гайанской нации и президентом страны.

Если бы в 1920-м Чарли и Кейт Розенберг из Иллинойса сказали, что их новорожденная дочь возглавит бывшую британскую колонию в Южной Америке и поведет ее по пути социализма, родители девочки покрутили бы пальцем у виска. Семья была буржуазной и консервативной – Розенберги традиционно голосовали за республиканцев. Великая депрессия больно ударила по их благополучию: торговавший сантехникой отец надолго лишился работы. Мама, чтобы пополнить бюджет, стала шить на дому – делала она это замечательно.

Чарли хоть и проучился в средней школе лишь год, еженедельно ходил в публичную библиотеку. Брал он с собой и Джанет, приучив в итоге дочь к чтению. Книги были, однако, не единственной ее страстью – привлекательная брюнетка занималась плаванием, конькобежным спортом и верховой ездой, а старшеклассницей записалась на курсы пилотов – узнав об этом, родители пришли в ужас.

По окончании школы мисс Розенберг поступила в университет, где изучала физику и бактериологию, а также все больше симпатизировала радикально левым идеям. С началом Второй мировой девушка записалась в Школу медсестер, а вскоре на одной из вечеринок встретила красивого студента-стоматолога из Северо-Западного университета. Это был Чедди Джаган из Британской Гвианы – потомок эмигрантов из Индии, работавших на плантациях сахарного тростника. Когда молодые люди решили пожениться, отец Джанет пригрозил пристрелить жениха, а бабушку Розу едва не хватил удар. Тем не менее в августе 1943-го пара зарегистрировала брак в мэрии Чикаго, и молодой муж вернулся на родину – подготовить родственников к приезду белой супруги. Через три месяца за ним последовала Джанет, прихватив в колонию несколько книг из серии «Малая ленинская библиотека».

Чарли Розенберг прекратил общение с дочерью, будучи уверен, что та вернется через год. Они помирились лишь после рождения первого ребенка Джанет, но больше никогда не виделись. Дочь писала родителям каждую неделю – с матерью эта переписка длилась более 40 лет. Когда любимый дедушка Джанет овдовел, она предложила ему переехать в Гайану и жить с ней, но Адольфу было уже за 90, и родные решили, что подобный переезд – не для него.

Переехав в Британскую Гвиану, Чедди открыл в Джорджтауне кабинет – Джанет ему ассистировала. Медсестрой она проработала десять лет, но параллельно включилась в политическую борьбу. Вместе с мужем она выступила соучредителем партии PAC и редактировала партийный бюллетень. Супруги баллотировались в 1947-м в Законодательное собрание Британской Гвианы, но депутатом стал лишь Чедди. Впрочем, местный пролетариат и сельскохозяйственные рабочие быстро признали в белой еврейке свою, называя Джанет «голубоглазой боуджи», то есть сестрой. Она помогала им продержаться во время забастовок, участвовала в маршах протестов, а в 1950-м стала первой женщиной, избранной в городской совет Джорджтауна. В том же году чета Джаган и афрогайанец Форбс Бёрнем учредили Народную прогрессивную партию, НПП – по сути, первую массовую политическую силу в колонии.

В программе партии значились национальный суверенитет, необходимость аграрной реформы и введение всеобщего избирательного права. Конечной целью провозглашалось построение социалистического общества. Джанет стала первым генеральным секретарем НПП и занимала этот пост в течение двух десятилетий. «Мы с Чедди всегда верили в социализм, – признавалась она в одном из интервью. – Для нас это означало избавление от гнета, возможность для бедняка выбраться из нищеты и насладиться плодами своей страны».

В 1953 году в Британской Гвиане прошли первые всеобщие выборы –Чедди был избран главным министром, а Джанет назначили заместителем спикера Законодательного собрания. Впервые в истории колонии женщина заняла столь высокий пост. Социалистическая программа и марксистская ориентация местных лидеров не на шутку встревожили Лондон. Через 133 дня британцы распустили правительство Джагана, приостановили действие Конституции, а Черчилль направил к берегам Гвианы морских пехотинцев.

В 1954-м Чедди арестовали на полгода за коммунистическую деятельность. А в день его освобождения задержали Джанет – ей вменили участие в индуистской религиозной церемонии, приравняв это к политическому митингу. Пять месяцев женщина провела в тюрьме по обвинению в гражданском неповиновении, а потом в течение двух лет была вынуждена ежедневно отмечаться в полицейском участке. Она даже не смогла проститься с умирающим в Чикаго отцом – тот скончался в 1957-м.

После отставки Черчилля Лондон ослабил вожжи – и на следующих выборах Народная прогрессивная партия вновь одержала победу. Чедди занял кресло министра торговли и промышленности, а Джанет возглавила Министерство труда, здравоохранения и жилищного строительства. В этом качестве она открывала новые медицинские центры, оптимизировала трудовое законодательство и внедряла программы социального обеспечения. Все это Джанет успешно совмещала с воспитанием троих детей и обязанностями генерального секретаря правящей партии.

В 1961-м НПП снова сформировала правительство: Чедди стал премьер-министром, а его жена – главой МВД. Новый президент США Джон Кеннеди заволновался – он опасался, что пара превратит Британскую Гвиану во второй – после Кубы – коммунистический плацдарм в Западном полушарии. В 1963 году журнал Time назвал Джанет самой противоречивой женщиной-политиком Южной Америки. А еще – убежденной марксисткой, «мозгом и костяком» правительства ее мужа. Появились даже абсолютно беспочвенные слухи о ее родственных связях с Юлиусом и Этель Розенберг, казненными в 1953-м на электрическом стуле за шпионаж в пользу СССР.

В 1961 году Чедди посетил Израиль, активно развивавший тогда отношения со странами третьего мира. В альбоме у Джанет сохранилось фото почетного караула ЦАХАЛа, встречавшего премьера далекой Гвианы, еще не освободившейся от колониальной опеки. Фото это, по свидетельству близких к Джанет людей, было ей особенно дорого. Политик не раз признавалась, что еврейское происхождение пробудило в ней интерес к аутсайдерам, она хорошо помнила, как ее отец в поисках работы был вынужден сменить фамилию на Робертс. Кстати, симпатии тогдашнего министра иностранных дел Голды Меир к новым лидерам Гвианы не остались незамеченными по ту сторону океана. Госдеп США тут же предупредил, что может счесть Израиль страной, укрепляющей коммунистический режим.

Тогда же правительство Джагана установило теплые отношения с Островом свободы – президент Национального банка Кубы Че Гевара предложил самоуправляемой территории займы и оборудование. Тем временем в Гвиане обострились отношения между этническими группами: выходцами из Восточной Индии, с одной стороны, и потомками африканских рабов – с другой. Бывший соратник Форбс Бёрнем вдруг стал главным политическим оппонентом Джаганов.

После очередных выборов Джагану не удалось сформировать коалицию, и супруги ушли в оппозицию на долгие 28 лет. Джанет времени зря не теряла: в 1970-м она стала одним из соучредителей и первым президентом Союза журналистов страны и почти четверть века редактировала газету Mirror – официальный орган своей партии. Она также четырежды избиралась в парламент уже независимой страны, которая стала называться уже Гайаной, и провела в Национальной ассамблее 46 лет – абсолютный рекорд.

Все это время президент Форбс Бёрнем, опирающийся на афрогайанцев, вел страну по пути социализма, ориентируясь на Кубу и провозгласив Гайану «кооперативной республикой». Результаты не заставили ждать – к началу 1980-х до половины сограждан покинули родину, оставшиеся стояли в очередях за рисом, сахаром, маслом и керосином. Политический процесс превратился в фарс: партия Бёрнема подчинила себе всё.

Первые свободные и признанные мировым сообществом президентские выборы прошли в Гайане в 1992 году. Победу на них одержал ветеран движения за независимость Чедди Джаган. Так Джанет стала первой леди и ненадолго послом Гайаны в ООН.

Несмотря на марксистскую риторику, новый президент был прагматиком и стимулировал свободный рынок, добившись в первой половине 1990-х стремительного экономического роста. Джанет вполне разделяла это отступление от идеологических догм. «Столкнувшись с реальностью, мы решили, что наша задача – строить национальное государство, основанное на демократии и улучшении жизни людей», – подчеркивала она. В эти годы бабушка-политик в перерывах между парламентской работой и обязанностями первой леди написала пять детских книг, а также инициировала создание в Джорджтауне Национальной художественной галереи.

Ее муж скончался в 1997 году после перенесенного инфаркта – пара прожила вместе 55 счастливых лет. Две недели спустя вдова покойного главы государства была приведена к присяге в качестве премьер-министра, а через полгода 77-летнюю Джанет избрали президентом и главнокомандующим Гайаны. Она стала третьей в мире еврейкой – лидером независимой страны, оказавшись в компании Голды Меир и президента Швейцарии Рут Дрейфус. В 1997-м ЮНЕСКО удостоила Джанет Золотой медали имени Ганди за деятельность по укреплению мира, демократии и борьбу за права женщин.

Президентство ее не было легким и сопровождалось политическими волнениями и длительной забастовкой работников государственного сектора. В июле 1999 года Джаган госпитализировали с жалобами на боли в груди. Врачи диагностировали легкий сердечный приступ, и вскоре президент подала в отставку, заявив, что здоровье не позволяет ей осуществлять «энергичное, сильное руководство».

Несмотря на возраст и букет заболеваний, Джанет оставалась активным членом Исполкома Народной прогрессивной партии, а в 88 лет заняла второе место на выборах в ЦК. Многие в Гайане считают эту уроженку Чикаго, внучку эмигрантов из Европы матерью нации. Джанет скончалась в 2009 году, оставив по себе добрую память. Полвека в большой политике почти не отразились на ее имидже – ни кортежей, ни дорогих нарядов, разве что цвет кожи выделял ее из толпы.

Гайана – по-прежнему бедная страна, где ВВП на душу населения не дотягивает до пяти тысяч долларов. Правда, несколько лет назад на прибрежном шельфе было открыто крупное нефтяное месторождение, что, по прогнозам МВФ, должно стимулировать рекордный рост ВВП. Тогда, возможно, сбудется мечта Джанет о временах, когда каждый гайанец сможет «насладиться плодами своей страны».

Комментарии