Из нацистов вон

11.01.2023

Добровольно вступил в партию нацистов – но помог спасти от гибели почти всех датских евреев. За это немца Георга Дуквица признали рыцарем в Дании – и Праведником народов мира.

О «датском чуде» известно многим – благодаря всенародной спасательной операции более 98% евреев Дании смогли пережить Холокост. По данным иерусалимского мемориала истории Холокоста «Яд ва-Шем», жертвами числятся 102 человека из примерно 7800 датских евреев. Но чуда могло не случиться, если бы не самоотверженные усилия одного человека – немца и, между прочим, члена НСДАП Георга Дуквица.

Он родился в 1904 году в Бремене в семье зажиточного торговца – и уже в юности начал заниматься коммерцией. В 1927 году по окончании торгового училища поступил на работу в Kaffee HAG – первую в мире компанию, запустившую производство кофе без кофеина. По делам фирмы он в 1928 году впервые приехал в Данию и влюбился в нее с первого взгляда. Что это выльется в спасение датских евреев, Дуквиц тогда и помыслить не мог.

Более того, примерно в те же годы он увлекся идеями национал-социализма. В 1932 году Дуквиц познакомился и подружился с Грегором Штрассером – одним из основателей НСДАП. Штрассер, кстати, расходился с Гитлером именно по вопросам расовой политики, за что и поплатился: его застрелили во время Ночи длинных ножей в 1934 году. Но незадолго до опалы Штрассер своим красноречием подстегнул Дуквица, и тот в 1932 году вступил в НСДАП.

В 1933 году Дуквиц начал работать в Управлении внешней политики НСДАП. Вскоре он совершенно разочаровался в национал-социализме. «Как честный человек, я больше не могу содействовать этому движению», – писал Дуквиц в 1935 году своему шефу Альфреду Розенбергу, сообщая об отставке. «Развод с нацизмом» Дуквиц подкрепил и делом: во время одного из нацистских погромов он укрыл в своей берлинской квартире трех евреек. Тем не менее из партии он так и не вышел: в дальнейшем это послужит поводом для подозрений в верности нацистским идеалам. Однако сам Дуквиц объяснял, что лишь не хотел привлекать к себе лишнее внимание и провоцировать нацистов.

В 1939 году Дуквиц устроился в судоходную компанию и переехал в Америку. Тем не менее Вторая мировая застала его именно в Германии. Там он узнал, что Министерство транспорта Германии ищет морских атташе для работы в нейтральных странах. Дуквиц выразил желание поехать в Данию – и его с радостью взяли: в Копенгагене он занимался рутинной работой, связанной с фрахтом датских торговых судов, и вел вполне мирную жизнь, а в 1941 году даже женился.

Вплоть до конца лета 1943 года оккупационный режим в Дании был достаточно мягким. Антисемитские настроения в стране практически отсутствовали, тем более что евреи здесь получили равноправие еще в XVII веке. Даже с началом гитлеровской оккупации попытки еврейских погромов встречали жесткий отпор. Например, когда в 1941 году антисемиты подожгли синагогу, король Дании публично осудил этот акт. Полиция нашла поджигателей, и они получили по три года тюремного заключения.

В 1942 году новым генеральным уполномоченным Германии в Дании был назначен эсэсовец Вернер Бест. Гитлер называл его «национал-социалистом с крепкими кулаками» и считал идеальной кандидатурой для решения еврейского вопроса. И тем не менее Дуквиц сумел уговорить Беста подождать. Тем временем в Дании росли антинацистские настроения, то и дело вспыхивали протесты. Терпение Гитлера лопнуло 29 августа 1943 года – он ввел в стране чрезвычайное положение. Положение Беста, навлекшего на себя гнев фюрера, было очень шатким, и чтобы вернуть доверие Гитлера, он решил сыграть на еврейской теме. 8 сентября 1943 года он отправил в Германию телеграмму с предложением депортировать всех датских евреев.

Три дня спустя Бест рассказал о готовящейся операции Дуквицу. Тот пришел в ярость, но механизм был уже запущен. 13 сентября Дуквиц бросился в Берлин в надежде, что еще есть возможность остановить каток – но увы! Телеграмма, отправленная Бестом, уже попала на стол к Риббентропу. 18 сентября, опять-таки через Беста, Дуквиц узнал, что Гитлер подписал приказ. 19 сентября он написал в своем дневнике: «Я знаю, что должен делать», и 21 сентября, ничего не сообщая Бесту, отправился в Швецию. Там он встретился с премьер-министром Пером Альбином Ханссоном и другими высокопоставленными лицами. Он добился он них обещания, что Швеция примет датских евреев.

Вернувшись 25 сентября в Данию, Дуквиц узнал от Беста, что окончательное решение принято. «Я должен действовать на свой страх и риск, – гласят дневниковые записи Дуквица от 26-27 сентября. – Но меня поддерживает стойкое убеждение, что добрые дела никогда не могут быть ошибочными. Есть высшие законы, и я буду подчиняться им».

Сразу же по возвращении Дуквиц связался со шведским посольством, где начали готовить визы для евреев. Он также воспользовался знакомством с начальником порта Копенгагена и взял с него обещание любыми предлогами задерживать немецкие патрульные катера в гавани.

28 сентября стала известна точная дата операции – вечер пятницы 1 октября, второй день еврейского праздника Рош а-Шана. Дуквиц тут же сообщил обо всем шведским и датским политикам. Вечером 29 сентября, в канун Рош а-Шана, главный раввин Копенгагена Маркус Мельхиор прервал праздничную службу в синагоге, чтобы предупредить об опасности. Тут же включилось сарафанное радио. Боясь, что нацисты прослушивают телефонные разговоры, люди не говорили прямо, но все было и так понятно. «Моя мама начала обзванивать еврейские семьи, – вспоминает Берт Мельхиор, сын Маркуса Мельхиора, – и призывала их “отдохнуть в деревне”».

За считанные часы в невероятную операцию была вовлечена практически вся страна. Да, не всех евреев удалось за несколько дней перебросить в Швецию – это в итоге заняло три недели. Но почти всех удалось спрятать – 2 октября нацисты смогли арестовать лишь около двухсот евреев. Более 7000 евреев словно испарились в одночасье, оставаясь при этом в стране. Удивительно, что об операции знала практически вся Дания, однако все как один хранили тайну от нацистов. Единичные случаи предательства были, но как редкое исключение из общего правила.

На рыбацких лодках евреев постепенно переправляли в безопасную Швецию. В среднем цена составляла около тысячи крон: кто мог – платил сам, а для неимущих собирали деньги с помощью сил Сопротивления. Средства в основном жертвовали богатые датчане. В итоге вывезти в Швецию не удалось лишь около 600 евреев. Около сотни благополучно прятались в Дании до конца войны, а примерно 500 – в разных источниках цифры варьируются от 464 до 476 – были схвачены нацистами. Но и здесь Дания «не бросила своих». Их отправили не в Освенцим, а в Терезиенштадт – образцово-показательный лагерь, где нацисты пытались изобразить приемлемые условия содержания. Датский Красный Крест регулярно устраивал проверки, передавал посылки с едой, и еще до конца войны часть захваченных евреев освободили и тоже переправили в Швецию.

В лагере погиб 51 датский еврей, и столько же жертв официально насчитывается среди евреев, вывезенных 2 октября на нацистских кораблях. При этом более 98% из 7800 датских евреев удалось пережить Холокост. Для сравнения: примерно столько же евреев, около семи с половиной тысяч, на начало войны проживало в Северной Македонии, и более 98% из них погибли в Треблинке. Автором «датского чуда» считается не только датский народ, но и вполне конкретный человек – Георг Дуквиц.

Сам он довольно долго оставался в тени этой истории – все же Дуквиц работал на Третий рейх и был членом НСДАП. К тому же его шеф Вернер Бест пытался приписать заслуги по спасению датских евреев себе. Он утверждал, что инициировал операцию именно для того, чтобы ее саботировать. Сам Дуквиц, к слову, тоже выгораживал Беста, поскольку действительно получал от него информацию о планах нацистов. Роль Беста до сих пор вызывает вопросы, но историки сходятся в одном. Если Дуквиц действовал по зову сердца, то Бест руководствовался лишь карьерными соображениями. От него требовалось, чтобы в Дании не осталось евреев. Он решил, что проще это выполнить, закрыв глаза на спасательную операцию и позволив евреям бежать. А уж выживут они или погибнут, Беста, в отличие от Дуквица, уже не волновало. Тем не менее этот саботаж в итоге спас Бесту жизнь – благодаря свидетельствам Дуквица смертный приговор ему заменили на пять лет тюрьмы.

Дуквиц же после войны продолжил дипломатическую службу в Дании на разных постах. В 1955 году за свои заслуги перед Данией Дуквиц был награжден одной из древнейших и престижнейших наград страны – рыцарским орденом Даннеброга. В марте 1971 года, за два года до смерти, Дуквиц был объявлен Праведником народов мира.

Елена Горовиц