Измирский мессия Шабтай Цви

12.04.2001



ИЗМИРСКИЙ МЕССИЯ ШАБТАЙ ЦВИ

Постоянной составляющей еврейской истории — осо­бенно в галуте — были непрекращающиеся мессиан­ские чаяния. Какую бы эпоху мы ни взяли, какой бы регион мира ни рассматривали, эта константа в том или ином виде имеет место. Конечно, иногда эти чая­ния ослаблялись, иногда усиливались — в зависимости от событий внешних, зачастую кровавых, трагиче­ских. Так было, например, в конце XV века — когда из Испании были изгнаны евреи, а затем и марраны. Мы уже упоминали в предыдущих очерках о тех своеоб­разных формах, которые принял мессианизм испан­ских евреев в связи с этими событиями.

Настоящий взлет надежды произошел в середине XVII столетия — как всегда, после безмерного отчая­ния, вызванного очередной катастрофой.

В 1648 году в Юго-Восточной Польше вспыхнул ка­зацкий мятеж, далеко превосходивший по своим мас­штабам аналогичные события прежних времен. Мя­теж был возглавлен Богданом Хмельницким. Во всех селениях и городах, захваченных казаками, безжало­стно истреблялись евреи, отказавшиеся принять пра­вославие. Впрочем, справедливости ради, следует ска­зать, что казаки не так уж часто и предлагали креститься, главным образом — женщинам и детям. Скажем также, что бы­ли считанные еди­ницы, соглашав­шихся ради спасе­ния жизни — своей и своих детей — кре­ститься. Если рас­смотреть некоторые казацкие фамилии (например, Жиденко), идущие с того времени, можно об­наружить еврейские корни. В подавляю­щем большинстве, однако, евреи предпочитали смерть от­ступничеству.

Несмотря на то, что казаки считали своими смер­тельными врагами и поляков, и евреев, далеко не всег­да те и другие выступали сплоченно. Например, в го­роде Тульчине шестьсот польских солдат и полторы тысячи евреев поклялись отстоять город от казаков. Но казаки тайно вступили в переговоры с поляками и пообещали пощадить их, если те откроют ворота. Вор­вавшись в город, казаки сначала вырезали евреев — за отказ креститься, — а потом и предателей-поляков, зая­вив: "Как вы поступили с жидами, так и мы с вами по­ступим". Десятки тысяч евреев погибли за веру. Сот­ни цветущих еврейских общин Польши и Литвы пре­кратили свое существование.

* * *


Чудом спасшиеся от резни беженцы, а также евреи, проданные в рабство татарскими союзниками Хмель­ницкого и выкупленные своими единоверцами, донес­ли до общин Европы и Азии весть о чудовищных со­бытиях 1648-49 годов в Польше.

Среди этих беженцев была молодая красивая де­вушка с трагической биографией и необычным харак­тером. Ее звали Сарра, и знали ее многие. Рассказыва­ли, что когда ей было семь лет, родители на ее глазах были убиты казаками Хмельницкого. Саму же ее отдали в католический монастырь. Здесь она прожила около десяти лет. Однажды ночью она бежала. Евреи помогли ей покинуть Литву. Какое-то время она скиталась по еврейским общинам Европы, слыла блудницей и психически ненормальной. В 1664 году она неожиданно объявилась в Каире и здесь вдруг сообщила пораженным единоверцам, что во сне ей было предписано прийти сюда для того, чтобы выйти замуж за Мессию, который, якобы, уже рожден и только ждет своего часа.

Это заявление экзальтированной девушки привело в смущение многие умы. Дело в том, что задолго до этого некоторые каббалисты предсказывали, что 1648 год станет годом появления Мессии и началом избавления. Вместо этого произошла кровавая "хмельнитчина", ужасная кончина тысяч людей — женщин, стариков, детей, виновных лишь в нежелании отказаться от веры отцов.

Это заставило некоторых из прежних толкователей объявить, что "хмельнитчина" не просто очередной широкомасштабный погром, но "кровавые муки рож­дения Мессии", что перед его приходом, перед оконча­тельным освобождением грехи должны переполнить чашу терпения, мир должен настолько погрузиться в грех, что больше и представить себе невозможно.

И вот именно в такое время девушка, вырвавшаяся из самой сердцевины чудовищных событий, красави­ца, слывущая блудницей, заявляет: "Мессия рожден. И мне суждено стать его женой..."

Самое же, пожалуй, удивительное то, что все знали — кого она имела в виду.

Этот человек родился 9 ава 1626 года в турецком городе Измире — в траурный день. Звали его Шабтай Цви (или Саббатай Цеви — согласно европейской тра­диции), Он обладал очень красивой представительной наружностью (в этом можно убедиться, глядя на портреты, дошедшие до нашего времени). Отец его, про­исходивший из семьи испанских изгнанников-сефардов, был богатым купцом и уважаемым человеком в Измирской еврейской общине.

Шабтай Цви с раннего детства проявил необычай­ные духовные способности, на которые обратили вни­мание многие ученые раввины (община в Измире бы­ла одной из наиболее процветающих и просвещенных в Турции). Он очень рано усвоил те познания по Тал­муду и Каббале, которые составляли суть тогдашнего еврейского образования. Его учителем был один из из­вестнейших знатоков Талмуда того времени, измир­ский раввин Йосеф Искафа.

Уже в юности характер и поведение Шабтая Цви существенно отличались от характера и поведения большинства его сверстников. Он предпочитал уединения, сторонился общества товарищей. По обычаю сефардских евреев его рано женили, но он отказался от брачной жизни и развелся с женой.

Его поглощало изучение Каббалы, он часами просиживал над знаменитой книгой "Зоар" и произведениями учеников великого каббалиста Ари а-Кодеша (Святого Льва), Ицхака Лурия Ашкенази, особенно — над трудами Хаима Виталя Калабри "Сефер Хезьонет" и другими. Следует учитывать, что в кругах лурианских каббалистов в то время были весьма распространены следующие взгляды: во-первых, особое отношение 1648 году — по мнению последователей Святого Льва именно в этот год в мир то ли явится Мессия, то ли он явился раньше, но в 1648 году откроется миру. И второе: внезапная смерть Ицхака Лурии в 1572 году (некоторые говорят, что он умер от чумы) в возрасте 38 лет отрицалась ими. Они считали, что Ицхак Лурия не умер, но скрылся до времени и что именно он является "Мессией из дома Иосифа". Поясню, что, согласно мнению многих авторитетов, избавлению и восстановлению Храма и Царства должно предшествовать появление не одного, а двух мессий: сначала Мессии из Дома Иосифа, который подготовит народ к приходу Мессии из Дома Давидова.

Погруженный в молитвы и изучение тайных книг, занимавшийся особыми медитациями молодой Шабтай Цви (ему было чуть больше двадцати лет от роду) привлекал все больше внимания окружающих — и своим необычным поведением, и — следует признать — необычными способностями, и поистине удивительными познаниями тайн Каббалы. О нем ходили самые неве­роятные слухи. Конечно, среди этих слухов появля­лись и утверждения о его мессианском предназначе­нии.

Наконец, однажды он шокировал собравшихся в измирской синагоге евреев тем, что громко произнес Шем А-Мефораш — тайное имя Б-га (то, что во време­на Храма делал первосвященник один раз в году).

Шок был колоссальным. А следом за тем Шабтай Цви заявил: кровавые дела на Украине — не просто еще один погром, нет. Хмельнитчина — муки рождения Мессии — утверждение, которое, как уже говорилось выше, мгновенно облетело весь еврейский мир.

Дальнейшие его поступки выглядели не менее странно. Например, он произносил кощунственные, чуть ли не богохульные слова во время общественных молитв.

Раввины Измира (в том числе его учитель р.Иосеф Искафа) предали Шабтая Цви отлучению. Он поки­нул Измир. В каждом городе, куда ему доводилось приходить, спустя какое-то время Шабтай Цви вызы­вал ту же реакцию. Его вновь отлучали, он вновь ухо­дил — ни на йоту не меняя своего поведения. Некото­рые современники воспринимали его как психически больного человека, другие пытались дать мистическое истолкование его поведению. Именно среди послед­них усиленно ходили слухи, что вот он — Мессия из до­ма Давидова, пришедший через два поколения после Святого Льва — Мессии из дома Иосифа.

Мы не знаем, кто рассказал Сарре о Шабтае Цви и о том, что он уверен, будто он и есть Мессия. Не знаем мы и того, кто сказал Шабтаю Цви о словах девушки. В 1664 году они стали мужем и женой. Во всяком случае, некоторые современные исследователи полагают, что именно потрясение, вызванное рассказами Сарры, послужило для Шабтая Цви толчком к изменению поведения.

Что же касается мистического толкования его поступков, то следует признать: такое толкование имело определенные основания. В биографии "измирского мессии" очень много загадочного. Есть моменты, поразительно совпадающие с тем, что говорили каббалисты о грядущем Мессии и его пути задолго до появления Шабтая Цви. Уже сама дата рождения — 9 ава — соответствовала тому дню, в который и должен был родиться будущий Мессия. Он обладал удивительно глубоким и гибким умом, позволявшим совсем еще мальчику дискутировать о сложнейших вопросах веры с убеленными сединами мудрецами (эти истории очень похожи на те, которые христиане рассказывают об Иисусе — о том, как двенадцатилетний Иисус беседовал по поводу Закона с мудрецами в Храме). Этому человеку уже в юношеские годы присущи были моменты религиозной экзальтации и прозрения, когда он действительно точно предсказывал события. Иными словами — пророческий дар, наличие которого ставится под сомнение и нынешними исследователями. Наконец, Шабтай Цви действительно виртуозно комментировал лурианскую Каббалу — словно с ним советовался ее создатель.

Вместе с тем, до определенного времени Шабтай Цви не объявлял себя Мессией. Он ограничивался ту­манными и многозначительными намеками. Да, де­вушка по имени Сарра сказала во всеуслышание, что ей суждено выйти замуж за Мессию. И вышла замуж за Цви, но сам он пока что не говорил об истинном своем предназначении. Он сделал это через год после странной свадьбы. Такое впечатление, что некое собы­тие наконец-то убедило его самого в том, что он и есть долгожданный Мессия — Мессия из дома Давидова.

Впечатление вполне справедливое. Такое событие имело место.

Оно произошло в Газе.

Даниэль Клугер