Адольф Ландау — издатель, редактор, публицист

12.04.2001



Адольф Ефимович (Ахарон Хаимович) Ландау родился в 1842 г. в г. Россиены Ковенской губернии в купеческой семье. Среди его предков было немало религиозных и общественных деятелей, знатоков древнееврейской философии и литературы. Его дед и отец имели прочные деловые связи с Германией. Оттуда они и восприняли идеи Гаскалы — философского и общественного течения, возникшего в Пруссии в среде немецкого еврейства, стремившегося к модернизации всех сторон национальной жизни, сближению ее с западно-европейскими гуманистическими традициями. В детстве А.ЕЛандау получил традиционное религиозное воспитание и образование. В тринадцать лет он был отдан в Виленское раввинское училище — центр еврейского просвещения. Диплом об окончании этого училища приравнивался к свидетельству о получении среднего образования и давал право на поступление в высшие учебные заведения. Видимо, еще находясь в стенах раввинского училища, он начал, скорее всего анонимно, печататься в местной и столичной прессе, хотя официально первым его выступлением в печати на русском языке считается статья «Несколько слов о евреях», опубликованная в 1861 г. в газете «Черниговский листок». В 19 лет Ландау приехал в Петербург и поступил в университет на юридический факультет. В годы учебы он продолжал активно сотрудничать в печати. Особенно часто его статьи, в основном посвященные еврейскому вопросу, появлялись в «С.-Петербургских ведомостях», «Молве», «Неделе» и «Библиотеке для чтения», в одесской газете «День». В статьях под псевдонимом «Гамаббит» (наблюдатель. — Ивр.) он горячо отстаивал идеи еврейского равноправия.

А.Е. Ландау принимал участие и в новой для того времени русско-еврейской печати, в частности, в выходившей в Петербурге газете «Рассвет», где вел иностранный отдел.

Получив в конце 1860-х гг. материальную самостоятельность, Ландау начал собственную издательскую деятельность. Он перевел и выпустил в свет книги известных исследователей А.Иелли-Нека «Еврейское племя. Этнографические этюды» (СПб., 1870) и Э.Дейча «Что такое Талмуд?» (СПб., 1870). В 1871 г. он начинает новое дело — издание сборника «Еврейская библиотека». На его страницах он стремился объединить современное ему поколение еврейских литераторов — тех, кто писал свои произведения на русском языке.

Первый том «Еврейской библиотеки» вышел в свет в апреле 1871 г. двумя тиражами в 400 и 2200 экз. Печатался он в типографии Вульфа и предварялся скромным издательским предисловием. В нем Ландау писал, что считает «совершенно излишним вдаваться здесь в подробные объяснения цели и назначения» этого издания. «Вопрос же — сумели ли мы удовлетворить требования, которые могут быть поставлены подобному изданию, — продолжал он, — по его мнению — решат прием и сочувствие, которые ему будут оказаны со стороны русской и еврейской публики». В первом томе была опубликована первая часть романа Л.О. Леванды «Горячее время», где рассказывается о жизни евреев в годы польского восстания 1863- 1864 гг., стихотворения Гейне в переводе П.И.Вейнберга, работы И.Г.Оршанского, Л.И.Мандельштама и других активных деятелей еврейского просвещения.

Программа издания, поданная А.ЕЛандау в Главное управление по делам печати, включала следующие разделы: «Картины современного и прошлого еврейского быта. Романы, повести, драмы и стихотворения, оригинальные и переводные. Статьи этнографические. Исторические исследования и монографии. Статьи библиографические. Статьи об экономическом, общественном и религиозном положении евреев. Очерки из истории еврейской литературы. Критика сочинений русских и иностранных, относящихся к евреям. Библиография и журналистика. Современное обозрение, русский и иностранный обзор событий, имеющих отношение к евреям. Разъяснение законоположений, появляющихся в России и за границей. Отчет о явлениях общественных, судебных и литературных и разъяснение их значения, фельетоны. Объявления».

Первоначально в праве издавать сборник Ландау отказали, так как, по мнению чиновника, в «...издании подобного рода, по-видимому предназначаемому исключительно для служения еврейским интересам, не усматривается ни особой пользы, ни надобности».

Однако Ландау, приобретший за годы своей журналистской деятельности некоторые связи в высших административных кругах, все же добился разрешения. Правда, цензор высказал претензии уже к первому тому, а точнее «обратил внимание» на роман Льва Леванды «Горячее время», статью Менаше (Михаила) Мор-гулиса «К истории образования русских евреев» и стихи Г.Гейне в переводе Вейнберга. Но дальше претензий дело не пошло. Списки подписчиков дают некоторое представление о географии распространения русского языка среди еврейского населения. Около пятисот экземпляров было приобретено только в Петербурге. При этом ряд известных общественных деятелей и меценатов закупили сразу по несколько десятков экземпляров для дальнейшего распространения (А.М.Варшавский — 50 экз.; Г.О.Гинцбург — 100 экз.; С.С.Поляков — 50 экз.; Л.М.Розенталь — 25 экз.). Значительное число подписчиков было в Одессе (65), Бердичеве (30), Киеве (30), Екатеринославе (18). Некоторые подписчики жили не только в черте оседлости, но и в городах, где в то время еврейского населения практически не было: Вятке, Калуге, Кунгуре, Казани, Тюмени, Уфе. Среди тех, кто приобрел новое издание, мы находим семьи, давшие видных представителей общественного движения, науки, искусства и литературы: Айхенвальды (Балта); Леванда (Вильно); Гурлянды (Екатеринослав); Лозинские (Киев); Шаскольские (Ковно); Россиенские (Москва); Слонимские (Петербург). Для снабжения библиотек и школ это издание в значительном количестве приобрел комитет Общества для распространения просвещения между евреями в России. Среди подписчиков следующих томов «Еврейской библиотеки» мы видим такие значительные для еврейской культуры и истории имена, как: Л.М.Биншток (Житомир), Л.А.Куперник (Киев), М.Г.Моргулис (Одесса), М.И.Мыш (Петербург), Я.Л.Тейтель (Самара), И.Н.Гранат (Москва), Ф.О.Гнесин (Ростов на Дону). В издательском предисловии ко второму тому А.ЕЛандау наконец-то решился опубликовать свое кредо. Во многом это было вызвано необходимостью откликнуться на ряд рецензий в русской печати, для которой выход в свет «Еврейской библиотеки» послужил поводом еще раз высказаться по еврейскому вопросу. Отвечая на рецензию в «Отечественных записках» (1871. № 6. С.252-257), Ландау писал: «Мы не можем не согласиться, например, с "Отечественными записками" в том, что еврейский вопрос лишь тогда стоит на истинной почве, когда "на первый план ставит уничтожение вековых предрассудков в отношениях христиан к евреям и полную равноправность евреев с христианами". Но мы вовсе не видим причины, почему равноправность и образование обусловливает необходимо смерть еврейской народности». И далее издатель заявляет: «<...> наш сборник не есть вовсе орган какой-либо еврейской (здесь и далее выделено в тексте. — В.К.) партии с целью пропаганды между евреями — при случае, мы, впрочем, и от этого не отказываемся, — а мы имеем, главным образом, в виду ознакомить русскую публику с тем, чем были евреи, чем они стали теперь и чем они могли быть при известных обстоятельствах».

Второй, третий и четвертый тома «Еврейской библиотеки» вышли в свет тиражом 2000 экз. в 1872 и 1873 гг. Затем, после двухгодичного перерыва, появился пятый том. Несмотря на то, что отпечатан он был в количестве 2400 экз., он открывался уведомлением о приостановке этого издания. В нем А.Е.Ландау не без горечи писал: «Да, любезный читатель! Это старая, вечно повторяющаяся история с еврейско-русскими изданиями! Приступаешь к ним полный сил и энергии, полный жажды к деятельности, полный надежд и упований <...> И что же? Проходит некоторое время, и смотришь — вся эта сила и энергия, все эти светлые упования надломлены и разбиты о равнодушие тех, от кого следовало ожидать радушный прием и глубокое сочувствие!<...> Сегодня ровно четыре года, как мы выпустили в свет первый том нашей "Библиотеки". Мы сказали тогда, что продолжение нашего издания зависит от того сочувствия, которое ему окажет русская и еврейская публика <...> мы никак не думали, что нам придется так скоро остановиться. Но что же делать, пришлось разочароваться и — остановиться <...> Мы приостанавливаемся, к сожалению, по очень прозаической причине, по той простой причине, что не видим возможности в материальном отношении продолжать это издание без искусственной поддержки <...> Грустно, печально, и если хотите, и стыдно, что слишком два миллиона русских евреев не в состоянии поддержать единственное русское издание, но оно так, и мы с глубоким прискорбием кладем наше перо».

Видимо, это заявление подействовало на определенные круги национальной общественности. Спустя три года в свет вышел шестой том «Еврейской библиотеки» тиражом 2000 экз. Помощь изданию оказали в виде приобретения значительной части тиража. Так, только в Петербурге барон Гораций Гинцбург, негласный руководитель еврейской общины России, приобрел 200 экз. книги, по 20 экз. выписали братья Фридланды; 100 экз. выписал в Одессу М.Г.Моргулис. Приличное количество взяли для распродажи книжные магазины и склады: 30 экз. Цукерман в Варшаве, 20 — Сыркин в Вильно; 20 — Стасюлевич в Петербурге. Несмотря ни на что «Еврейская библиотека» выжила. В 1879 ч 1880 гг. были выпущены 7-й и 8-й тома. Более того, было принято решение расширить программу сборника, введя в нее отдел современной хроники. Думается, что выход из кризиса во многом обеспечила успешная работа типографии А.ЕЛандау, приобретенной им в начале 1873 г. Вокруг нее и было построено его издательское дело.

В восьми томах «Еврейской библиотеки» были опубликованы Произведения видных деятелей культуры, писавших как на иврите, так и на русском языке: Л.О.Гордона, Л.О.Леванды, Г.И.Богрова, И.Г.Оршанского, П.И.Вейнберга, АЛ.Гаркави, ДЛ.Слонимского, Л.И.Мандельштама, А.Г.Ковнера, М.Г.Моргулиса, И.Шерщевского. Одной из декларированных целей издания было единение русских и еврейских авторов. Поэтому на страницах сборника с поэтическими переводами выступил Д.Д.Минаев, с искусствоведческими статьями — известный критик В.В.Стасов. Специальный раздел — «Библиография еврейского вопроса» — вел В.И.Межов.

Постепенно в стране сложилась достаточно устойчивая читательская аудитория русско-еврейской литературы, и во многом это произошло благодаря издательской деятельности А.ЕЛандау.

Кроме «Еврейской библиотеки» им были отпечатаны такие известные книги, как «Записки еврея» и «Еврейский манускрипт» Г.И.Богрова, «Очерки прошлого» Л.О.Леванды, «Евреи в России» И.Г.Оршанского, "О некоторых средневековых обвинениях против евреев" Д.А.Хвольсона и многие другие произведения как еврейских, так и русских авторов.

К началу 80-х гг. XIX в. в жизни евреев в России произошли некоторые изменения. В 60-70-е гг. значительной части еврейской молодежи удалось получить образование в русских средних и высших учебных заведениях. Выросло поколение так называемой русско-еврейской интеллигенции — людей, которые, не отрекаясь от религии предков, сохраняя свои национальные приоритеты, вошли в культурную, научную, общественную и экономическую жизнь страны. Для многих из них русский язык стал не только средством межнационального и профессионального общения, но постепенно превращался в родной язык, что определяло их принадлежность к новой русско-еврейской культуре. Этот процесс ознаменовался возрождением еврейской периодической печати на русском языке. В 1879 г. в Петербурге одновременно начали выходить в свет два еженедельника — «Рассвет» и «Русский еврей» (оба они издавались до 1884 г.). А.Е.Ландау, обладая хорошим издательским чутьем, понял, что настал момент для основания крупного издательского предприятия — ежемесячного «толстого» еврейского журнала на русском языке.