Лазарь Каганович: герой своего времени

22.06.2001

Лазарь Каганович

В современной России исследователи не так уж часто вспоминают о Лазаре Моисеевиче Кагановиче: нет значимых исследований, к которым можно было бы обратиться в поиске интересных фактов из жизни этого пусть одиозного, но, несомненно, выдающегося человека. Однако 22 июня мы не можем не вспомнить Лазаря Кагановича, как одного из героев Великой Отечественной войны, который вне всяких сомнений им на самом деле был.

Лазарь Каганович родился 10(22) ноября 1893 года в деревне Кабаны Киевской губернии. Он происходил из многодетной и бедной еврейской семьи. Бедность заставила Кагановича прервать учебу, и, изучив ремесло сапожника, Лазарь стал с четырнадцати лет работать на обувных фабриках и в сапожных мастерских. В 1911 году молодой Каганович примкнул к большевикам.

Весной 1917 года Кагановича призвали в армию. Молодой солдат, у которого были уже семилетний опыт нелегальной партийной работы и хорошие данные оратора и агитатора, занял заметное место в саратовской организации большевиков. После возвращения в Саратов Каганович был арестован, но бежал и нелегально перебрался в Гомель в прифронтовую зону. Уже через несколько недель он стал не только председателем местного профсоюза сапожников и кожевенников, но и председателем Полесского комитета большевиков. В Гомеле Каганович встретил Октябрьскую революцию.

При выборах в Учредительное собрание он прошел по большевистскому списку. На съезде Советов Каганович был избран во ВЦИК РСФСР и остался работать в Петрограде. Началась гражданская война. Как только Сталин был избран в апреле 1922 года Генеральным секретарем ЦК РКП(б), он поставил его во главе организационно-инструкторского, а вскоре и организационно-распределительного отдела ЦК. Через отдел, которым руководил Каганович, шли все основные назначения на ответственные посты в РСФСР и СССР.

Каганович обладал сильным и властным характером. Но он не вступал в споры со Сталиным и сразу же оказал себя абсолютно лояльным работником, готовым к выполнению любого поручения. Сталин сумел оценить эту покладистость, и Каганович вскоре стал одним из наиболее доверенных людей своеобразного "теневого кабинета", или, как выражаются на Западе, "команды" Сталина, то есть того личного аппарата власти, который Сталин стал формировать внутри ЦК РКП(б) еще до смерти Ленина. Лазарь Каганович в 1924 году был избран не только членом ЦК РКП(б), но и секретарем. Новому секретарю ЦК было тогда всего лишь тридцать лет.

По рекомендации Сталина именно Каганович был избран в 1925 году Первым секретарем ЦК КП(б)У. Значительную часть кадров партия черпала и среди еврейского населения республики, которое видело в Советской власти гарантию защиты от притеснений и погромов, прокатившихся по еврейским поселкам в годы гражданской войны. Не менее половины студентов украинских вузов составляла русская и еврейская молодежь.

Начало 30-х годов было временем наибольшей власти Кагановича. В 1932 — 1934 годах письма, с мест многие адресовали: "Товарищам И. В. Сталину и Л. М. Кагановичу". Тогда же стала проводиться коренная реконструкция Москвы. Как "вождь" или "рулевой" московских большевиков, Каганович оказался одним из организаторов этой работы. Однако с середины 30-х годов Сталин стал перемещать его на хозяйственную работу. В 1935 году Каганович был назначен наркомом путей сообщения.

Всем хорошо известно, что 1941 год стал для Советского Союза настоящим испытанием. Огромная ответственность за жизни миллионов людей легла на плечи руководителей страны. Бесспорно, что война с гитлеровской Германией была трудным временем для всех советских руководителей. В условиях войны на наркома путей сообщения Лазаря Кагановича легла большая ответственность была за бесперебойную работу железных дорог. Каганович не вошел в первый состав Государственного Комитета Обороны, но скоро был включен в ГКО вместе с Булганиным, Микояном и Вознесенским.

Железные дороги, и без того обычно перегруженные должны были осуществлять теперь огромный объем военных перевозок и эвакуацию многих тысяч предприятий в восточные районы страны. 80% всех транспортных перевозок в 1941-1945 гг. осуществили железнодорожники. Кроме того в годы войны они построили 115 тыс. км. новых железных дорог. Весь военный период в Москве не прекращалось строительство метро — едва ли не главного детища Кагановича.

Железные дороги справились с невероятно трудными задачами военных лет, все перевозки осуществлялись четко, без опозданий, строго по графику. И в этом была, несомненно, заслуга Кагановича. В сентябре 1943 года ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Такое же звание было присвоено еще 127железнодорожникам и строителям железных дорог.

Конечно, железный нарком не был бы железным, если бы не ввел в своем ведомстве жесточайшую дисциплину. За допущенные нарушения сотрудников железных дорог могли подвергнуть весьма серьезным наказаниям вплоть до расстрела. Между тем биографы Кагановича отмечают, что он сделал много полезного, как для железной дороги, так и для ее работников. "Лазарь ввел такой порядок, что до сих пор не могут развалить дорогу", — говорил в 70-е годы один из пенсионеров-железнодорожников.

В 1942 году Каганович был также членом Военного Совета Северо-Кавказского фронта. Правда, он продолжал в основном работать в Москве и на фронте бывал "наездами". Когда в 1942 году немецкие войска прорвали линию фронта на юге и стали быстро наступать в направлении Кавказа и Волги, Каганович вылетел на фронт с особой миссией: ему предстояло наладить работу военной прокуратуры и военных трибуналов. В эти месяцы немало командиров и комиссаров Красной Армии поплатились жизнью за неудачи и просчеты, ответственность за которые несло в первую очередь высшее командование.

Уже в 1944 году Каганович постепенно переключается на хозяйственную работу. Оставаясь заместителем Председателя Совнаркома СССР и заместителем председателя Транспортного комитета, Каганович становится в 1946 году министром промышленности строительных материалов, это была одна из наиболее отстающих отраслей.


В 1947 году Каганович был направлен Сталиным на Украину в качестве первого секретаря КП(б)У. Переезд в Киев был явным понижением, и он работал здесь без прежней энергии. Сталин все реже и реже встречался с Кагановичем, он уже не приглашал его на свои вечерние трапезы. На XIX съезде КПСС Каганович был избран в состав расширенного Президиума ЦК и даже в бюро ЦК, но не вошел в отобранную лично Сталиным "пятерку" наиболее доверенных руководителей партии.

После смерти Сталина влияние Кагановича на короткое время вновь возросло. В качестве одного из первых заместителей председателя Совета Министров СССР он возглавил несколько важных министерств. После июньского Пленума 1957 года Кагановича направили в город Асбест Свердловской области директором крупнейшего в стране горно-обогатительного комбината. Каганович работал в Асбесте до конца 1961 года. Вскоре его сняли с поста директора горно-обогатительного комбината и исключили из партии на заседании бюро одного из московских райкомов КПСС. Никакого нового назначения Каганович не получил и вернулся в Москву, чтобы начать здесь жизнь простого пенсионера.

Кагановичу была назначена обычная гражданская пенсия в 120 рублей в месяц. Однажды он позвонил директору Института марксизма-ленинизма П. Н. Поспелову и, пожаловавшись на маленькую пенсию, попросил бесплатно присылать ему издаваемый институтом журнал "Вопросы истории КПСС". Когда Н.С. Хрущев был снят со своих постов, Каганович направил в ЦК КПСС заявление с просьбой восстановить его в партии. Но Президиум ЦК отказал ему в пересмотре ранее принятого решения. Каганович записался читателем в Историческую библиотеку. При заполнении анкеты его спросили об образовании. "Пишите, высше", — сказал Каганович.

Иногда Каганович приходил для работы и в библиотеку имени Ленина. Он стал писать мемуары и часто работал и в газетном зале. Мимо него в эти дни проходило множество посетителей, некоторые просто из любопытства, но он не обращал на них особого внимания. Однажды у стойки при сдаче книг в профессорском зале Ленинской библиотеки из-за отсутствия библиотекарши образовалась маленькая очередь. Каганович подошел и встал первым. Ему спокойно заметили, что есть небольшая, но очередь. "Я — Каганович", — заявил неожиданно Лазарь Моисеевич. Однако из очереди вышел ученый и встал перед Кагановичем, громко сказав при этом: "А я Рабинович". Это оказался очень известный физик по проблемам плазмы М. С. Рабинович.

Каганович ежегодно приобретал путевки в обычные дома отдыха. Он не избегал общения с другими отдыхающими, и пожилые люди охотно проводили время в его обществе. Как-то раз дочь Кагановича обратилась в ЦК с просьбой "облегчить" участь ее отца. Неожиданно ей позвонили из аппарата ЦК и сообщили, что Лазарю Моисеевичу отныне разрешено лечение в Кремлевской больнице, возвращен "кремлевский паек" и увеличена пенсия. Каганович был счастлив, когда дочь передала ему эту новость, но пробурчал: "Лучше бы красную книжку (то есть партийный билет) вернули". Герой Великой Отечественной войны, ближайший соратник Сталина, спокойно доживал свой век в одном из тихих двориков Москвы на Фрунзенской набережной.



И все же Каганович был скорее одиозной фигурой советской истории. "Ни награды, ни заслуги в войне с Германией, ни труд на пользу страны, ни другие благонамеренные дела не оправдают Кагановача перед историей, — пишет в своей книге "Советские евреи в науке и промышленности СССР в годы Второй мировой войны" историк Михаил Миннинберг, — Слишком велики грехи: соучастие в убийстве, как правило, безвинных людей, разрушение синагог и храмов, облицовка строящегося метро надмогильными плитами с еврейских и христианских кладбищ, сбор подписей под письмом-обращением о депортации евреев на восток страны и т.д."

Но ведь с другой стороны, все же именно благодаря его стараниям военная промышленность СССР в считанные месяцы была перекинута из Европейской части страны за Урал, а на Запад бесперебойно шли эшелоны с войсками и боеприпасами для действующей армии. И этого при вынесении окончательного вердикта нам тоже на стоит забывать.

Материал подготовила

Бася Гринберг