Как марран раввином стал

10.02.2010

Спустя более 500 лет после изгнания евреев с Пиренейского полуострова потомок испанских марранов возвращается в Испанию уже в качестве раввина. Ниссан Бен-Авраам, житель израильского поселения Шило и отец 12 детей, возглавит испанскую общину «Бней-анусим» (название можно примерно перевести как «потомки евреев, насильственно обращенных в иную религию»).

Бен-Авраам родился в 1957 году в Пальма-де-Мальорке (Балеарские острова, автономная провинция Испании) в семье верующих католиков. Он был крещен и получил имя Никола Агуильо. «Наша семья была очень религиозна. Каждую неделю мы посещали церковь и строго соблюдали все обряды», — вспоминает он.

Однажды юный Никола и его мать оказались на улице, названной в честь Иегуды Крескаса, знаменитого картографа, жившего в Пальме в XIV веке. Взглянув на табличку с названием улицы, Никола рассмеялся:

— Крескас был шуэтас! — воскликнул он, обращаясь к матери.

— Над чем ты смеешься? — одернула его мать. — Ты и сам шуэтас.

На каталонском диалекте словом «шуэтас» презрительно называли крещеных евреев и их потомков. После того как был принят эдикт об изгнании евреев из Испании, они могли оставаться на островах, только крестившись. Большая часть еврейского населения предпочла эмигрировать на территорию современного Алжира. Но было и немало семей, которые предпочли креститься и остаться в стране, ставшей их домом. Выкрестов презрительно называли «шуэтас» (свиноеды), или даже просто «марраны» (свиньи), и их положение в обществе было незавидным. Несмотря на формальную принадлежность к католицизму, они не допускались на государственную службу, их не принимали в гильдии ремесленников, а на кладбище у них был свой особый участок.

Некоторые шуэтас продолжали тайно придерживаться традиций иудаизма: в субботу они не варили пищу и воздерживались от работы, а в Песах не ели хлеб. Сами себя они называли «бней-анусим» — дети тех, кто был принужден.

Признание матери перевернуло всю жизнь Николы Агуильо. Ему понадобилось время, чтобы просто свыкнуться с мыслью о своем еврейском происхождении. Никола столкнулся с дилеммой: остаться в лоне католицизма, полностью отвергнув свое еврейство, или же, напротив, принять его: «Тогда я начал исследовать свои корни, желая глубже узнать историю еврейского народа». Будущий Бен-Авраам прочитал о евреях и иудаизме множество всевозможной литературы, по субботам начал посещать синагогу Пальмы.

В конце концов, он решил совершить алию. На Святой Земле потомок шуэтас поселился в религиозном киббуце, изучал там иудаизм. В 1978 году он прошел гиюр и получил еврейское имя Ниссан — в честь месяца, в котором узнал о своем происхождении. Затем Бен-Авраам продолжил обучение в иешиве, создал семью, а в 1991 году получил смиху раввина. За 500 лет, прошедшие после изгнания евреев из Испании, он стал первым потомком марранов, получившим звание раввина.

Многие шуэтас изменили фамилии, полностью скрыв таким образом свое происхождение. По оценкам, численность шуэтас достигает нескольких тысяч (по мнению Электронной еврейской энциклопедии — от 10 до 15 тысяч). Раввин Михаэль Фройнд, основатель организации «Шавей Исраэль», утверждает, что в последние годы все больше потомков анусим узнают о своем еврейском происхождении и обращаются к корням: «Когда такой человек обнаруживают, что у него есть еврейские предки, он приобретает определенную духовную связь с Израилем и иудаизмом, даже если остается католиком».

 

Яна Савельева