Лазарь Поляков: еврей во дворянстве

12.02.2015

Одним из видных общественных деятелей Российской империи рубежа XIXХХ веков был банкир, промышленник, меценат, глава еврейской общины Москвы Лазарь Соломонович Поляков. Однако известен Поляков не только как основатель первой в стране банковской империи, но и как предполагаемый отец легенды русского балета Анны Павловой, родившейся в этот день, 12 февраля 1881 года. 


Из еврейского местечка в финансовые магнаты

Лазарь был третьим сыном в семье мелкого еврейского купца из Орши. Соломон Поляков занимался одним из немногих доступных его соплеменникам делом — винным откупом. Мечтой Соломона было выбиться в купцы первой гильдии: евреям, попавшим в эту купеческую касту, разрешалось жить и заниматься предпринимательством за пределами черты оседлости. А это не только давало возможность самому Соломону сделать свой бизнес более прибыльным, но и открывало многие дороги перед его сыновьями: Яковом, Самуилом и младшим, Лазарем, родившимся в 1842 году.

В итоге все три брата, унаследовавшие от отца коммерческую жилку, сделали блестящую карьеру. Яков стал выдающимся финансистом, Самуил — железнодорожным магнатом. Но самым успешным из них был Лазарь: младший сын местечкового торговца превратился в богатейшего человека, выдающегося государственного деятеля и мецената.

Свой путь он начинал с должности приказчика в железнодорожной компании брата Самуила. Быстро приобрел не только опыт, но и средства на открытие собственного дела. Свой первый банк, Московский земельный, Лазарь учредил, когда ему не было еще и тридцати. Это был первый российский банк, специализировавшийся на ипотечных кредитах.
Через год он открыл еще два финансовых учреждения в центральных российских губерниях. В том же году Лазаря Полякова наградили орденом Святой Анны III степени — «за усердие и труды во благо Отечества». А в 1873 году было объявлено об открытии «Банкирского дома Лазаря Полякова».

Карьерный рост выходца из еврейского местечка совпал с развитием российской банковской системы и был поистине головокружительным. Отбоя от клиентов не было, в его банки буквально выстраивались очереди за ссудами. А их владелец и основатель проявлял чудеса финансовой сметки: адаптировал к местным реалиям самые успешные зарубежные схемы, тонко чувствовал конъюнктуру, мгновенно реагировал на любые изменения. Полякова называли российским Ротшильдом, им восхищались, ему завидовали, его ненавидели. В чем только ни обвиняли его злые языки: в подлоге, обмане, мошенничестве! Но Поляков никогда не давал поводов не верить в его порядочность. Он досконально знал все юридические тонкости и четко следовал букве закона. Благодаря своему финансовому гению, неустанному труду и бесстрашию (он постоянно создавал и ликвидировал новые банки, укрупнял и дробил их), Лазарь Поляков стал одним из богатейших и влиятельнейших людей в стране.

Его империя вышла и за границы России. Поляков открывал отделения банков за рубежом, занимался экспортом хлеба, был акционером и руководителем многих торговых, промышленных и транспортных компаний и Коммерческого страхового общества.

Здание, построенное Поляковым для его Московского международного торгового банка, существует по сей день — на углу Кузнецкого моста и Рождественки. Это величественное сооружение в стиле ренессанс стало одним из выдающихся образцов московской городской архитектуры.

Еврей во дворянстве

Однако банковскому магнату было мало финансового могущества. Он преуспел и в политике, причем международной. Лазаря Полякова интересовал Восток — и как предпринимателя, и как политика. По его инициативе и с его участием была построена первая шоссейная дорога в Персии, а также железная дорога
от Тегерана до Шах-Абдул-Азима.

С персидским правителем шахом Насреддином у Лазаря Соломоновича в начале 1890-х годов сложились очень теплые отношения. И с 1890 года он в качестве генерального консула Персии представлял интересы этой страны в Российской империи. Через четыре года шах наградил Полякова орденом Льва и Солнца и сделал его бароном.

В те же годы банкир стал консулом Османской империи и кавалером высших турецких орденов: Меджидие
I степени и Османие I степени. Все эти повороты судьбы удивительны для выходца из еврейского местечка. Однако еще удивительнее тот факт, что в 1897 году некрещеный еврей Лазарь Поляков на родине, в России, получил потомственное дворянство и был произведен в действительные статские советники. Спустя девять лет он уже имел чин тайного советника.

Поляков тратил миллионы на благотворительность, жертвовал огромные суммы на помощь малоимущим, студентам и осужденным. Большое внимание бизнесмен уделял развитию и сохранению культурных ценностей.
Он был членом комитета по созданию Музея изящных искусств имени Александра III (нынешний Музей изобразительных искусств имени Пушкина), вносил щедрые пожертвования на его строительство и приобретение экспонатов. Так, например, благодаря Лазарю в музее появился зал греческих рельефов VI и V веков до нашей эры.

В заботах имперского масштаба не забывал Поляков и о народе, к которому принадлежал. Тридцать пять лет, вплоть до самой своей смерти, он возглавлял московскую еврейскую общину, где к нему относились с необычайным почтением. Для своих соплеменников Лазарь Поляков стал практически легендой. В 1886 году он выкупил участок земли в Спасоглинищевском переулке для строительства Московской хоральной синагоги, позже банкир выделял значительные суммы на ее возведение и содержание. На его средства были открыты больница для бедных иудеев, школа и ремесленное училище. А в 1887 году Поляков купил землю для расширения еврейского участка на Дорогомиловском кладбище.

Тайный отец великой дочери

У Лазаря Полякова было пятеро детей, рожденных в браке, и, согласно распространенной версии, незаконнорожденная дочь.
Великая русская балерина Анна Павлова считалась дочерью прачки и отставного солдата, умершего, когда девочке было два года. С этого времени Лазарь Поляков опекал ребенка. Он поселил Анну на даче под Санкт-Петербургом, где ее холили и лелеяли, обучали аристократическим манерам. Когда ей исполнилось десять лет, по рекомендации самого Мариуса Петипа девочку, проявившую недюжинный хореографический талант, приняли в балетную школу при Мариинском театре.

Законные дети Лазаря, которые были намного старше Анны, относились к ней как к сводной сестре.
После революции детям Полякова пришлось уехать из страны. Один из его сыновей, Дмитрий, погиб в Освенциме. Павлова гастролировала по Европе, когда началась Первая мировая война, и не смогла вернуться в Россию.

Балерина всю жизнь скрывала свое происхождение. Правду о себе она рассказала знаменитому американскому импресарио Солу Юроку с условием не разглашать ее, пока она жива. Он выполнил обещание и лишь спустя 15 лет после смерти великой танцовщицы, в 1946 году, раскрыл ее тайну в своих мемуарах.

Крах финансовой империи

Последние годы жизни Лазаря Полякова были непростыми. Вместе с Российской империей на грани краха оказался и выстроенный им мир. Его считали удачливым предпринимателем, и небезосновательно. Но в начале ХХ века в стране разразился финансовый кризис, который не мог не затронуть бизнес Полякова. Оказалось, что долги его банкирского дома почти вдвое превышают стоимость активов.
Мнения в правительстве разделились: одни предлагали во что бы то ни стало спасти империю Полякова, поскольку от нее во многом зависела экономика России, другие категорически возражали. В итоге наиболее крупные финансовые учреждения Лазаря были спасены и слиты в Соединенный банк, а самого Полякова отстранили от дел.

Несмотря на почти официальное банкротство, которое стало серьезным ударом для банкира, он не оставил благотворительность. А в 1913 году поехал в Париж в надежде не только развлечься, но и найти новых деловых партнеров, чтобы выбраться из кризиса. Однако планы его не реализовались. Лазарь Поляков умер в Париже в январе 1914 года. Его прах перевезли в Москву и похоронили на том самом, выкупленном им когда-то участке Дорогомиловского кладбища. Говорят, что в дни, когда хоронили Лазаря Полякова, в Москву ненадолго приезжала и Анна Павлова.


Анна Кудрявская