Плач ребенка

11.06.2013

19 лет назад, 3 тамуза 5754 года, душа Любавичского Ребе покинула этот мир. Делом всей своей жизни Любавичский ребе Менахем Мендл Шнеерсон считал возвращение к иудаизму каждого еврея. Сегодня мы публикуем перевод одного из писем Ребе, где он вновь говорит об одной из основопологающих концепций ХАБАДа.


Основатель любавичского хасидизма рабби Шнеур Залман из Ляд (Алтер Ребе) жил в одном доме с семьей своего старшего сына, рабби Дов-Бера (который впоследствии стал следующим лидером поколения, известным как Миттелер Ребе). Рабби Дов-Бер славился удивительной способностью к концентрации. Во время молитвы или учебы он не обращал никакого внимания на то, что происходило вокруг. Однажды рабби Дов-Бер был настолько погружен в учебу, что не услышал плача собственного сына, который выпал из колыбели.

Дед малыша, рабби Шнеур Залман, который в это время также учил Тору на втором этаже, услышал плач младенца. Он прервался, спустился вниз, поднял внука, успокоил его и положил в колыбель. Отец ребенка был по-прежнему погружен в изучение святых текстов.

Алтер Ребе сказал тогда сыну: «Даже будучи погруженным в самое возвышенное из занятий, не следует оставаться равнодушным к плачу ребенка».

Эта история передается из поколения в поколение, неся в себе очень важную мораль. По сути, она характеризует один из основных принципов ХАБАДа — обязанность откликнуться на плач ребенка. Таким «ребенком» может быть новорожденный или подросток, еврейский мальчик или девочка, которые выпали из «колыбели» иудаизма, наследия предков и еврейского образа жизни. Но им может оказаться и взрослый, который в своих знаниях традиций и еврейского образа жизни также остается «ребенком».

Души этих еврейских «детей» отчаянно плачут, поскольку пребывают в духовном вакууме. Они плачут в надежде найти того, кто поможет им, вернет спокойствие, тепло и уют их веры, и наполнит их опустошенные жизни смыслом. Это происходит вне зависимости от того, понимает ли человек происходящее с ним или ощущает это на бессознательном уровне.

Мы должны услышать этот плач, как бы мы ни были заняты — пусть и самыми благородными делами — потому что возвращение этих «детей» в «колыбель» иудаизма является самой важной из всех задач.

Сегодня все человечество, кажется, выпало из своей «колыбели», плача от страха перед ядерной угрозой самоуничтожения, испугавшись возможности захвата мира темными силами, отрицающими Б-га и стремящимися к уничтожению морали. И лишь возвращение к Б-гу и к Б-жественным законам морали и справедливости могут вернуть людям мир и безопасность.

Никто не должен сосредотачиваться на себе до такой степени, что уже не понимает ничего из того, что происходит вокруг. Каждый способен сделать что-то по-своему, начиная с самого себя, своей семьи и ближайшего окружения. В конечном счете, весь мир подобен единому организму, в котором болезнь одного органа сказывается на состоянии всего тела; в то время как забота о здоровье одной части сказывается на благополучии целого.

Из переписки Любавичского Ребе Менахема Мендла Шнеерсона


Шейндл Кроль