Бомбы под подолом

25.12.2018

Она решила помочь зондеркоманде Освенцима устроить восстание –чтобы дать шанс на побег другим. Она снабдила рабочих крематориев десятками бомб. Восстание провалилось, Розу Роботу и трех ее пособниц казнили. Но своим стоическим молчанием девушки спасли жизнь сотням узников.

Их четверых повторно арестовали в декабре 1944 года, хотя пленниками они и так были уже несколько лет – узниками Освенцима. После первого ареста и нескольких допросов еще в октябре 44-го их почему-то отпустили. Возможно, фашисты хотели установить пособников, а может быть, просто не верили, что разрушительное по последствиям восстание в лагере было организовано четырьмя хрупкими женщинами. Во второй раз все было иначе – после нескольких недель пыток Розу Роботу, Эллу Гертнер, Эстер Вайсблум и Регину Сапирштайн повесили в присутствии всего женского лагеря.

История этих женщин, как и всего восстания зондеркомады Освенцима, освещалась обычно скупо. Возможно, причина в том, что многими участниками восстания двигала не волна внезапного героизма, а страх быть уничтоженными. Зондеркоманды – «дьявольская выдумка» фашистов: из числа евреев-заключенных выбирались те, кто сопровождал соплеменников на смерть и «заметал» следы преступлений перед прибытием новой группы обреченных. Тема, которую принято обходить стороной. Они встречали людей на последнем этапе конвейера смерти и – после речей представителя СС о необходимости дезинфекции и похода в душ – помогали раздеваться старикам, больным и детям. Часть из них молча выполняли свою работу, другая обнадеживала обреченных рассказами о стандартной процедуре мытья.

После того как смертельный газ убивал всех до единого, помещение полчаса проветривалось. Дальше участники зондеркоманды должны были тщательно осматривать мертвые тела. Собрав обнаруженные ценности, они доставляли тела к печам крематория. Затем – ожидание нового эшелона и очередной группы людей, не прошедших «селекцию». Все в зондеркоманде знали: рано или поздно произойдет ротация, их «работу» будут выполнять другие евреи, а их всех расстреляют. Конечно, никто из них не заступал на «должность» добровольно, у них не спрашивали согласия, а все, кто решился отказаться, моментально получал пулю в голову. Смерть была неизбежной в любом случае, но каждый надеялся, что случится чудо и он выживет.

Жалость и сострадание, а заодно и ночные кошмары подавлялись инстинктивным желанием выжить. Тем временем к весне 44-го количество эшелонов, прибывавших в Освенцим, стало уменьшаться ввиду наступлений Красной армии. На фоне этого уменьшалась и потребность фашистов в 200 участниках зондеркоманды при четырех крематориях. В итоге восстание было задумано зондеркомандой при крематории № 3, узнавшей, что именно их отправят в газовую камеру первыми. Работники остальных крематориев, понимая, что следующие на очереди они, поддержали идею. Только вот оказалось, что осуществить его силами одних только зондеркоманд – невозможно. Обратившись к участникам лагерного подполья с призывом поднять общее восстание, наткнулись на отказ. Никто не хотел рисковать в то время, когда Советская армия была уже близко: люди верили, что их спасут.

Тем не менее подпольщики согласились помочь в организации восстания. С таким трудом накопленное оружие они отдавать не хотели, но посоветовали попросить работающую на складе одежды Розу Роботу обратиться к ее подруге Элле Гертнер, недавно распределенной работать на завод боеприпасов Weichsel Union Metalwerke, находившийся прямо на территории лагеря.

Роза Робота родилась в 1921 году в небольшом польском городке Цеханув. Организовав еще в школе сионистский кружок и став его лидером, она мечтала уехать в Палестину и непременно сделала бы это, если бы не слабое здоровье родителей. А затем началась война, оккупация, гетто, принудительные работы и запертый вагон поезда, доставивший ее в Освенцим в ноябре 42-го. Распределенная на склад одежды, Роза и подружилась там с Эллой Гертнер. Элла Гертнер была польской еврейкой из Бедзина, родившейся в обеспеченной семье. Получив хорошее образование, она владела несколькими языками, в том числе и немецким. Попав в Освенцим в 43-м и поработав некоторое время на складе одежды, Элла была направлена на только что отстроенный при лагере завод боеприпасов. Там в маленькой комнате, названной «Пороховой», она вместе с другими девятью девушками наполняла порохом снаряды.

Когда члены зондеркоманды предложили Розе поговорить с Эллой, она замялась. К ней на склад рабочие зондеркоманды доставляли одежду убитых: разбирая ее по размерам, Роза, как и все остальные работницы склада, молчала, с особой нежностью и глазами, полными слез, складывая детские вещи. Теперь же ее просили помочь тем, кто помогал раздеваться этим детям, направляя их в газовую камеру. Тем не менее она согласилась. Она знала об отказе лагерного подполья примкнуть к восстанию, но считала, что выбор должен делать каждый сам: возможно, вместе с зондеркомандой решат бежать и другие узники. Всеми этими мыслями она поделилась с Эллой, полностью их разделившей.

В свою очередь Элла, успевшая оглядеться на новом месте, осторожно доверила тайну еще трем узницам, работавшим в «Пороховой» – Регине Сафирштайн, Эстер Вайсблюм и Розе Грунапфель. Вот что вспоминала Роза Грунапфель, единственная выжившая из них: «В марте 1943-го Эстер обратилась ко мне. Она рассказала, что организуется сопротивление и мы можем помочь, потому что имеем доступ к пороху. Конечно, я сразу же согласилась, потому что это дало мне возможность отомстить. Я была рада этому, и мне было наплевать на опасность. Нам всем было наплевать. Эстер научила меня собирать и хранить порох. Мы делали деталь, которая взрывает бомбу, называется «задержка». Часть таких «задержек» мы стали делать пустыми, чтобы сэкономить порох. Мастер обычно проверял наши задержки наугад. Но Регина Сафирштайн выследила закономерность и помещала сделанные нами пустышки так, чтобы мастер их точно не выбрал. Сэкономленный порох мы буквально по крупицам выносили в одежде, так как на выходе нас очень часто обыскивали».

Порох передавался Розе Роботе, та собирала его до определенного количества и передавала в лагерь, где подпольщики делали из него бомбы в консервных банках. Так продолжалось несколько месяцев. Пять девушек выполнили свою задачу идеально. А вот слаженного и четкого плана побега зондеркоманда разработать не успела. Седьмого октября 1944 года эсэсовцы прибыли в четвертый крематорий и зачитали половину фамилий из общего списка работавших там евреев – было понятно, что «отобранных» отправляли на смерть. Работники зондеркоманды набросились на нацистов: убив и ранив порядка 30 эсэсовцев, они отобрали у них оружие. С оружием в руках часть людей пошла на прорыв, а часть осталась вместе с эсесовцами внутри здания и привела в действие все заранее спрятанные там бомбы. Дым от взрыва был последним дымом из труб четвертого крематория, больше он не функционировал.

Услышав взрыв и увидев столб пламени над четвертым крематорием, участники зондеркоманд соседних крематориев сразу поняли, что происходит, и атаковали находившихся рядом солдат и охранников, отправив некоторых в горящую печь живьем. Забрасывая эсэсовцев самодельными гранатами, они ринулись к забору, пытаясь протиснуться сквозь раздиравшую их тела колючую проволоку. Но сзади уже звучали автоматные выстрелы, сражавшие наповал как беглецов, так и всех узников, ошеломленно наблюдавших за происходящим. Всё произошедшее заняло лишь несколько минут. Из планировавших массовый побег 200 рабочих зондеркоманды почти все погибли. Лишь некоторым из беглецов удалось добраться до соседней деревушки, где они были расстреляны в тот же день. Выжить, затерявшись в толпе не участвующих в побеге узников, удалось лишь единицам.

После подавления восстания началось расследование, в ходе которого были арестованы все работницы «Пороховой» – ведь больше взяться взрывчатке было неоткуда. Но не добившись ничего на первых допросах, фашисты отпустили абсолютно всех. В декабре они уже знали, кого именно арестовывать. Четверо из пяти участвовавших в подготовке восстания девушек – Роза Робота, Элла Гертнер, Эстер Вайсблум и Регина Сапирштайн – были помещены в одиночные камеры и поочередно подвергались пыткам с требованием сдать членов подполья. Девушки не выдали никого. Трое из них действительно не знали никого, кроме Розы Роботы, которой и передавали порох. Но при этом не выдали они и ее как связующее звено, обладавшее всей информацией о лагерном подполье.

Шестого января 1945 года всех четверых повесили. Перед казнью 23-летняя Роза Робота выкрикнула, обращаясь к выстроенным на плацу узникам: «Будьте сильными и смелыми!» Возможно, для многих эти слова стали той самой установкой, позволившей выжить и преодолеть еще одно испытание – «Марш смерти», в который все были направлены через две недели после той казни, за девять дней до освобождения Освенцима Красной армией.

В 15 тысячах километров от места, где стоял эшафот, оборвавший жизни четырех женщин – в австралийском Сиднее, – в память о них расположен мемориал, названный «Вратами Розы Роботы». На нем среди прочего выбиты слова: «Десятки тысяч людей – потомков выживших в Аушвице-Биркенау – обязаны своим существованием мужеству и молчанию этих женщин».

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...