Бойцовский клуб в Освенциме

06.11.2019

Выбор у «боевых евреев» был невелик. Отказ от боя приравнивался к поражению, проигравших отправляли в газовую камеру. О выжившем в итоге боксёре Шломо Арухе сняли «Триумф духа», чему тот, впрочем, был совсем не рад.

Шломо Арух родился 1 января 1923 года в сефардской семье, жившей на окраине города Салоники. В подростковом возрасте, пока его сверстники беззаботно радовались жизни, он помогал отцу с работой в порту. Тогда же мальчик заинтересовался боксом и все свободное время проводил на тренировках. По словам Аруха, свою первую победу он одержал в 14 лет, а позже стал чемпионом Греции и чемпионом Балкан в среднем весе. «За мою необычную манеру передвигаться на ринге газетчики прозвали меня “танцором”», – вспоминал боксер.

Казалось, парня ждет успешная карьера, но все пошло не по плану: летом 1943 года его с родителями, сестрами и братом посадили в вагоны, направлявшиеся в Освенцим. «В лагере я встретил знакомого, который прибыл раньше нас, и спросил у него, где остальные из нашего города. А он сказал: “Их отравили газом, а трупы сожгли”. Я решил тогда, что он свихнулся», – вспоминал Шломо.

В период с марта по август 1943 года 50 тысяч евреев Салоников были отправлены в лагеря смерти. Большинство из них сразу «определили» в газовые камеры, но Шломо повезло остаться в числе получивших шанс на жизнь. «К бараку, к которому нас согнали, подъехал автомобиль. Из него вышел Хайнц Тило – один из врачей, решавших, кого из вновь прибывших умертвить сразу, а кого оставить в живых. Он спросил, нет ли среди нас боксеров. Я поднял руку», – рассказывал Арух. Офицер бросил на парня скептический взгляд и с недоверием спросил: «Готов показать, на что ты способен?» Испуганный Шломо, едва стоявший на ногах после «путешествия» в товарном вагоне, утвердительно кивнул.

Против молодого боксера, который при росте 168 сантиметров весил 60 килограммов, вывели пленного еврея по имени Хаим, который был выше Аруха на голову. «Позже я узнал, что немцы устраивали среди пленных “петушиные бои”, пили и делали ставки. Хаим был одним из лучших бойцов в Освенциме», – вспоминал Арух.

Хайнц начертил на земле круг, и бойцы сошлись в поединке. «Я знал, что могу победить его, но не был уверен, что нацисты ждут именно этого, поэтому иногда косился в их сторону, – рассказывал Шломо. – Во втором раунде, когда я начал уже всерьез бить Хаима, я заметил, что Тило улыбается. В третьем раунде я нокаутировал соперника».

Так Шломо попал в команду «боевых евреев» лагеря. Назад пути не было: отказ от боя приравнивался к поражению, а все проигравшие немедленно отправлялись в газовую камеру. «Перед каждым боем меня лихорадило: я боялся проиграть, одновременно с этим чувствуя страшные угрызения совести», – вспоминал боксер. Правила были простыми: заключенные боролись, пока кто-то из них не падал. Нацисты могли завершить поединок, если он был слишком долгим и скучным. «Они никогда не расходились раньше, чем проливалась первая кровь», – говорил Арух.

За каждую победу парень получал награду: буханку хлеба и миску наваристого супа, которыми делился с соседями по бараку. По подсчетам Шломо, в Освенциме он провел 208 боев: 206 завершились его победой, еще два – ничьей. Иногда пьяные офицеры, сделавшие ставку на противника Аруха, сами вступали с ним врукопашную. Немцев парень метелил с чистым сердцем – те быстро отступали, отшучиваясь.

Единственным противником, которого Шломо по-настоящему опасался, был боксер из Германии Клаус Зильбер: он не проиграл ни одного боя в лагере. «Самое ужасное, что в тот день офицеры ужесточили условия: я бы отправился в газовую камеру в случае ничьей», – вспоминал Арух. Соперники оказались достойными друг друга: несколько раз оба оказывались в нокдауне, но в последнем раунде Шломо все-таки нокаутировал Клауса. После финального гонга вчерашнего чемпиона определили на каторжные работы.

К тому моменту, когда парень поверил, что сможет выбраться из лагеря живым и вернуться домой, родных у него уже не осталось. Мать и сестры отправились в газовую камеру в первые же дни после приезда, отец умер от непосильного труда, а брат был застрелен за отказ вырывать у мертвецов зубы с золотыми коронками. «Сейчас я думаю, что меня спасло неведение, а не кулаки. Если бы я знал, что всю мою семью убили, я бы просто отказался драться», – вспоминал Арух.

Когда война закончилась, он познакомился со своей будущей женой – 17-летней Мартой Йехиэль, на которой женился в ноябре 1945 года. Вскоре супруги переехали в Палестину, где Арух открыл собственную транспортную компанию. В конце 80-х режиссер Роберт Янг начал съемки фильма «Триумф духа», в основу сюжета которого легла история Аруха. Пожилого боксера пригласили в качестве консультанта, и Шломо, спустя полвека после страшных событий, согласился приехать в Освенцим. «Это был ужасный опыт. Я словно вернулся в прошлое: видел растерянные лица родителей, повешенных узников и толпу, которую гонят в газовую камеру. Слышал крики охранников и лай собак. Несколько дней я плакал не переставая и не спал ночами», – вспоминал боксер.

Шломо Арух умер 26 апреля 2009 года в возрасте 86 лет. Одни до сих пор осуждают его за «бои на потеху нацистам», другие уверены: нельзя судить Аруха, не побывав на его месте. «Это одна из миллиона историй о предательстве собственных идеалов ради выживания, – говорит актер Эдвард Джеймс Олмос, сыгравший роль цыгана в фильме “Триумф духа”. – Вы бы поступили так же. И я бы поступил так же. Мы не должны винить выживших».

Мария Крамм

Комментарии