Любовные нотки

27.05.2021

Она оскандалила учителя музыки, опубликовав его любовные письма. Вскоре подруга Тосканини, Губермана и Цвейга стала одним из главных музыкальных критиков Европы.

Она брала уроки у венгерского композитора и пианиста Белы Бартока, а ещё училась у итальянского дирижёра, виртуоза фортепиано Ферруччо Бузони. В 1922 году Гизелла даже написала книгу «Ферруччо Бузони: Попытка одного портрета». К сожалению, это правда была лишь попытка и не самая удачная. Сам Бузони раскритиковал «сочинение» так-то обожаемой им ученицы. Он отметил, что «любовь к музыке никогда не заменит добросовестной работы над книгой» и что написание хорошей биографии «требует от автора более длительного изучения источника». Под «источником» Бузони подразумевал, конечно, себя самого.

Гизелла Шлезингер, больше известная в мире музыки как Гизелла Селден-Гот, родилась 6 июня 1884 года в Будапеште в еврейской семье. Отец Михаэль Шлезингер был банкиром, мать Розалия – дочерью банкира Зигмунда Голда. Младший брат Карл Шлезингер еще в юности начал разрабатывать «теорию денежно-кредитной экономики», которую поначалу экспертное австрийское сообщество всерьёз не воспринимало. Но Карл добился своего: стал членом Венского экономического общества и имел возможность «взять слово» на любых промышленных и финансовых советах. Как только он узнал о присоединении любимой Австрии к Германии, он покончил с собой.

Гизелла же посвятила юные годы музицированию. В Цюрихе в годы Первой мировой Ферруччо Бузони рассказывал друзьям-пацифистам, в том числе писателю Стефану Цвейгу, о музыкальных способностях Гизеллы, её литературных увлечениях и поразительной памяти. Но позже отношения девушки и маэстро совсем разладились. Сначала она написала ту неудачную его биографию, а потом и вовсе опубликовала его к ней письма. Нужно сказать, весьма интимные – Бузони явно пылал страстью к дерзкой, талантливой и красивой ученице. Двадцать пять из 43 написанных ей писем Гизелла придала гласности без разрешения учителя. Еще и подлила масло в огонь: пояснила в предисловии, что «долгие и холодные зимы в Цюрихе в годы войны стали для неё незабываемым опытом именно из-за близости Бузони и ежедневного с ним общения». Все это настраивало читателя на слишком романтический лад. Вот что говорил об этом американский композитор Дэвид Даймонд, часто бывавший в доме Гизеллы: «Селден-Гот никогда не хвасталась своим романом с Бузони, говорила исключительно о романе с Бартоком».

Вскоре после этого Гизелла остепенилась: в 1923 году она вышла замуж за писателя Эрно Гота, от которого ещё десять лет назад – 31 мая 1913 года – в Берлине родила дочь Труди, будущую знаменитую танцовщицу и балерину. Воссоединившись, семья переехала во Флоренцию, в собственный дом по адресу Michele di Lando 5, где Гизелла увлечённо пишет музыкальные фельетоны для Prager Tagblatt и эссе «Четыре прелюдии для фортепиано».

Пребывая под влиянием супруги, Эрно Гот тоже «незаметно для себя» написал биографию венгерского пианиста Эрнста фон Донаньи. Еще он занимался переводами с венгерского на немецкий язык драматических произведений Ференца Мольнара и поэзии Андора Габора, а также много и часто писал статьи для немецкого еженедельника об искусстве Die Weltbühne. Так днями и ночами Гизелла и Эрно работали в полной тишине и беззаветном самоотречении.

Её авторские рецензии, отчёты о концертах и музыкальных фестивалях Европы, выходившие в Prager Tagblatt, на протяжении 15 лет давали самое живое представление о широкой и разнообразной музыкальной жизни Веймарской республики. Гизелла писала статьи о музыкальных сезонах в Австрии – Зальцбургском фестивале, популярных итальянских фестивалях в Сиене и Венеции. У нее действительно было на все свое мнение. Несмотря на то, что она преклонялась перед гением Густава Малера, в статьях, посвящённых его творчеству, Гизелла резко критиковала маэстро за Восьмую симфонию. По её мнению, она была «слишком приторно-сладкой и неповоротливой».

Гизелла откровенно писала и о том, что в мистических памфлетах и творчестве Йозефа Матиаса Хауэра видела «напыщенность и перегруженность». Писала о Зальцбургских спектаклях Тосканини, новом палестинском оркестре 1937 года. С сарказмом, но при этом с искренним сожалением публично заявляла, что издатели отказываются выпускать красивые и дорогие нотные издания, боясь на них мало заработать. Говорила, что пройдёт совсем немного лет до расцвета популярности радийных трансляций опер, концертов и фестивалей.

В 1937 году Гизелла Селден-Гот опубликовала в венском издательстве Herbert Reichner иллюстрированную книгу об итальянском дирижёре Тосканини, с которым уже несколько лет дружила благодаря фестивалям в Зальцбурге. Кроме Тосканини она тесно общалась с польским скрипачом Брониславом Губерманом, немецким дирижёром Бруно Вальтером, пианистом и доктором Альбертом Швейцером. Все эти гении музыки были и друзьями Цвейга.

С Цвейгом в регулярную переписку Гизелла вступила в середине 30-х, когда австрийский писатель окончательно перебрался в Лондон. Гизелла быстро стала для него близка: их объединял общий интерес к коллекционированию автографов, клавиров, дневников и нотных тетрадей величайших композиторов прошлого. Цвейг уважал Селден-Гот как эксперта и знатока музыки. В июне 1940 года именно она стала одной из немногих получательниц открыток от писателя со стихами португальского поэта Луиса де Камоэнса в переводе самого Стефана.

К этому периоду Гизелла с мужем и дочерью уже покинула Европу. После недолгого пребывания в канадском Квебеке и Монреале она смогла обосноваться в Нью-Йорке. Все годы войны Гизелла писала антифашистские статьи в «Ауфбау», а узнав в редакции о самоубийстве Цвейга в Петрополисе, тут же записала мысль в дневник: «Думаю, что возможность сходить на хороший концерт с оркестром смогла бы избавить Стефана от мучительного напряжения разума, измученного предчувствиями страха и видениями всепоглощающей агонии человечества».

Единственная дочь Гизеллы, с детских лет упорно занимаясь балетными танцами, к 1946 году достигла в Америке больших успехов. Труди Гот стала ведущей танцовщицей в нью-йоркской постановке Yours Is My Heart, а ещё основала в Нью-Йорке собственную Мастерскую хореографов, где ставила блистательные экспериментальные номера с участием Роберта Джоффри, Джанет Коллинз и Глен Тетли.

Спустя четверть века после смерти Цвейга, в 1964 году, Гизелла Селден-Гот передала в Verlag Hans Deutsch письма Стефана, которые он писал ей в течение шести лет. В тот же год издательство опубликовало их под названием «Неизвестные письма из эмиграции к подруге». А 6 сентября 1975 года Гизелла Селден-Гот умерла в своём самом любимом городе мира – во Флоренции. С 1987 года архив Гизеллы Селден-Гот, состоящий из 370 партитур, 200 музыкальных журналов, рукописных нот, писем к друзьям и различных черновых набросков, хранится в Библиотеке Конгресса США.

Комментарии