Шайбой по нацистам

18.10.2021

<p>Ball, Rudi Eishockeyspieler D Berliner Schlittschuh Club gegen Cambrigde 4:1 - Rudi Ball hat gerade einen Treffer erzielt - ganz links H. Br¸ck, ganz rechts Gustav J?nicke. - Dezember 1931</p>

Нацисты заставляли его, еврея, играть в хоккей за сборную Германии. После очередного отказа – жестоко избили отца. Руди Балль подписал контракт – в обмен на право вывезти семью в Африку.

В начале 1936-го в Германии вдруг почти на нет сошли все антиеврейские акции. С улиц убирали таблички, запрещавшие евреям появляться в общественных местах, снимали плакаты с юдофобскими лозунгами. Конечно, ни о каком переосмыслении внутренней политики речи не шло, просто Германия готовилась принять две Олимпиады.

Право проведения летних Олимпийских игр Берлин получил на конгрессе Международного олимпийского комитета в Барселоне в 1931-м. По существовавшим тогда правилам организатор летних соревнований пользовался преимущественным правом и на зимние – вот почему местом проведения вторых Игр стал горнолыжный курорт Гармиш-Партенкирхене в Баварии. Это был последний раз, когда зимние и летние Олимпийские игры проходили в одной стране.

Впрочем, после прихода к власти нацистов проведение Игр в Германии долгое время вообще оставалось под вопросом. В итоге благодаря прогерманскому лобби в США эти Игры разрешили, но с одним условием – нацисты должны допустить до соревнований евреев. Гитлер с пеной у рта доказывал, что «арийские» атлеты не должны соревноваться с представителями «низших рас». Но Геббельсу удалось переубедить фюрера: «Не волнуйтесь, спорт только лишний раз продемонстрирует миру силу арийцев».

Уже на этапе подготовки к Играм выяснилось, что Геббельс неправ: многие сильнейшие немецкие спортсмены так или иначе имели еврейские корни. Кто-то на тот момент даже уже жил за пределами страны, будучи исключенным из спортивных обществ еще в 1933-м. Несмотря на данное миру обещание допустить к Олимпиаде немецких евреев, нацисты, конечно же, провели селекцию, в ходе которой чистокровным евреям под надуманными предлогами – «травмы» и «низкие спортивные показатели» – в участии в Играх отказали. «Полукровкам» же все-таки было разрешено защищать честь рейха на соревнованиях.

Кто-то из этих евреев был рад получить приглашение от немецкого спортивного комитета. Среди таковых, к примеру, была известная фехтовальщица Гелена Майер, проживавшая к тому времени в США. Впоследствии на Олимпиаде она вскидывала руку в нацистском приветствии, называя себя повсюду немкой, а не еврейкой. Но даже вкупе с завоеванной для Германии серебряной медалью это не помогло ей остаться в стране после Олимпиады. Были и те, кто ни в какую не желал выступать под нацистским флагом. Среди них – звезда немецкого хоккея Руди Балль.

Руди Балль родился в пригороде Берлина в 1910-м и был третьим сыном в литовско-еврейской семье. В хоккей играли двое его старших братьев, но когда Руди захотел к ним присоединиться, тренер, оглядев хиленького, невысокого Балля-младшего, отговорил родителей от этой затеи. Мальчика отдали было в фигурное катание, где он отменно овладел коньком, но постоянные вывихи голеностопного сустава привели к уходу из спорта. Балль занялся музыкой и радовал отца игрой на пианино, пока в 1925-м случайно не оказался на хоккейном турнире между ведущими клубами Германии и Австрии.

Стоит отметить, что после Первой мировой войны интерес к хоккею в Германии слегка поутих. Игры не отличались зрелищностью: не выступавшие на крупных чемпионатах Германия и Австрия катали шайбу по льду друг против друга без особого интереса. Но на игре, свидетелем которой стал Руди, за австрийскую команду выступал студент из Канады. Фактически в одиночку он добыл победу, забросив четыре шайбы в ворота немцев. С матча Руди возвращался переполненный восторгом и желанием стать хоккеистом.

После нескольких недель тренировок с братьями Руди по их рекомендации все же занял место одного из заболевших игроков в местной студенческой команде. Получив шанс выйти на лед, он тут же проявил себя выносливым и стремительным нападающим с точным броском. Уже через год его пригласили в профессиональный хоккейный клуб «Берлин-Бранденбург» –там Руди быстро зарекомендовал себя лидером. В 1928-м он уже выступал за лучший немецкий клуб «Берлин», игроки которого составляли основу сборных Германии, Австрии и Франции. В том же сезоне «Берлин» стал чемпионом Германии, и Руди начал принимать участие в международных матчах с североамериканскими командами. В 1930-м юноша дебютировал в составе сборной Германии на чемпионате мира по хоккею. Его команда проиграла канадцам со счетом 6:1, но единственную шайбу забросил именно Балль. Да и вообще – в свои 19 лет он стал серебряным призером чемпионата мира и чемпионом Европы.

В следующем году Балль уже возглавил рейтинг лучших хоккеистов Европы, опередив по показателям тех, на кого когда-то равнялся: товарища по сборной Германии Густава Йенеке и чеха Йозефа Малечека. В 1932-м на Олимпийских играх в американском Лейк-Плэсиде сборная Германии завоевала бронзовые медали, обыграв в решающем матче команду Польши благодаря хет-трику Балля.

Одним из ведущих игроков сборной Руди был и на чемпионате мира 1933 года, проходившем в Праге. Руди забросил тогда пять из итоговых 12 шайб сборной. Но к концу чемпионата Гитлер уже месяц как был назначен рейхсканцлером Веймарской республики, так что почти сразу после итогового матча Балль вместе с братьями переехал Швейцарию. Там он сезон отыграл за клуб «Санкт-Мориц», после чего перебрался в Италию, где присоединился к миланской команде Diavoli Rossoneri. В составе этого клуба Руди Балль дважды – в 1934/1935 и 1935/1936 годах – завоёвывал Кубок Шпенглера.

И тут ему поступило предложение войти в состав сборной Германии на зимних Олимпийских играх. Подсобил Руди в этом – к сожалению, его не спросив – бывший партнер по команде и ведущий бомбардир немецкой сборной Густав Йенеке. Он заявил, что без Балля надеяться на высокие награды не приходится, так что если Руди не будет в команде, от участия в Олимпиаде откажется и он сам. Балля с неохотой пригласили – а тот возьми да откажись. Через несколько дней Руди получил телеграмму из дома: его отца жестоко избили на улице. Тут же явился представитель немецкого олимпийского комитета: «Вам бы лучше поехать на Игры, проявить заботу о семье».

Воспоминаний Балля о событиях тех лет нет, но говорят, что согласился он сыграть за сборную Германии только при условии, что после Олимпиады все его родственники беспрепятственно выедут из страны. Так и произошло: семья Балля вскоре покинула Германию, обосновавшись в ЮАР. Его же не отпустили – он продолжил выступать в составе хоккейного клуба «Берлин» вплоть до 1944 года. Затем у него был двухлетний перерыв, связанный с окончанием Второй мировой войны и переездом в Южную Африку. Поселившись в Йоханнесбурге, Балль играл за местные клубы вплоть до 1951 года, способствуя популяризации хоккея в стране и выходу местных команд на международный уровень. Он скончался в ЮАР в 1975 году, а в 2004 году его имя было включено в списки Зала славы Международной федерации хоккея.

Комментарии